И все же разговоры о преемственности власти — от лукавого. Все последние выборы, если их так можно назвать, в России проходили под знаком «преемственности» власти, избранной ею линии и прочего. Весь дурдом, который устраивался вокруг этих выборов, вся мощь административного и всякого иного ресурса — во имя преемственности власти. В 1996 году надо было сохранить Ельцина, чтобы «сохранить избранный Россией путь». То есть весь этот выбор России держался на одном несчастном больном Борисе Николаевиче. Потом те, кто держался на одном несчастном и больном Борисе Николаевиче, нашли ему преемника и вздохнули с облегчением — преемственность будет соблюдена. Преемник в сущности оказался никаким не преемником, избранный ранее путь — совсем не «избранным Россией». О результатах вы можете судить практически каждый день. Основное отличие Украины от России состоит как раз в том, что выбор пути сделали люди на Майдане. Все остальное — производное. И все остальные — производные. Выбор этот в сущности — простой как лопата. Требуем честных выборов. То есть основы основ демократии. Это завоевание Майдана работает на Украине по полной программе. И это и есть самый оптимистичный результат прошедших только что там парламентских выборов. Они были честными, свободными, открытыми, и административный ресурс отдыхал, надо отдать должное господину Ющенко и его проигравшей выборы партии.
Прервав затянувшееся молчание, Александр Лукашенко решил проявить личную скромность. В ходе сегодняшнего совещания он заявил: "Убрать все портреты президента. Я скажу, чем их заменить. Не нужны эти портреты, чтобы меня упрекали в вождизме». Но те, кто подумал, что глава государства лишил их последней радости в жизни, запретив любоваться своим изображением, могут успокоиться. Лукашенко уточнил свое распоряжение: "Достаточно небольшой фотографии, которая будет стоять там, где она должна стоять, и люди будут смотреть". Здорово придумано! Сразу повеяло чем-то родным, очень трогательным, я бы даже сказала, интимным. Как это раньше никто не додумался? Теперь руководители кабинетов уже никак не смогут повернуться спиной к висящему на стене главе государства. Стоит тебе маленькая фотография «там, где она должна стоять», а ты смотришь себе, любуешься.