В марте 1991 г. один лидеров демократического движения Сергей Станкевич, скептически оценивая шансы демократов на овладение рычагами власти, горестно сетовал: «Совершенно очевидно, что мы не сможем повторить то, что удалось сделать демократическим силам в восточноевропейских странах. ...Нам предстоит гораздо более длительный, мучительно трудный переходный период, в течение которого будет много промежуточных стадий». По мнению Станкевича, предстояло «дать возможность укорениться рыночному сознанию, сознанию нового поколения профессионалов, убеждённых в эффективности рыночной экономики», «дать возможность этим профессионалам вырасти, сформироваться, занять соответствующие позиции», «создать как можно больше структур, ориентированных на рынок, — биржи, банки, страховые общества, фермерские хозяйства, магазины, акционерные общества и т.д.». Эти институты, полагал Станкевич, и должны были стать «корневой системой для второй волны перемен».
Сёньня а 10 гадзіне ў судзе Цэнтральнага раёну пачынаецца працэс над актывістамі грамадзянскай ініцыятывы па назіранню за выбарамі “Партнерства”. Суд над Цімафеем Дранчуком, Энірай Браніцкай, Мікалаем Астрэйка і Аляксандрам Шалайка будзе зачыненым. У залю суда не пусцяць нават амбасадараў еўрапейскіх краінаў. Тым не меньш, бацька аднаго с палітзняволеных, эколаг Валеры Дранчук лічыць, што на самой справе суд над актывістамі “Партнерства” ужо адбыўся. “На мой погляд, суд ужо адбыўся. Жорсткі і бязлітасны суд, калі нашых дзяцей схапілі 21 лютага і дагэтуль трымаюць у зняволенні. Калі ім без суда і следства наляпілі цяжкіх ярлыкоў, круцілі сюжэты з іхнім удзелам па тэлебачанні, маніпулюючы грамадскай думкай”, — заявіў Валеры Дранчук у інтэрв’ю прэс-цэнтру Хартыі’97. Прапанум тэкст інтэрв’ю з бацькам палітвязня цалкам.
Визит венесуэльского президента Уго Чавеса в Россию получился поистине феерическим. Электронные средства массовой информации с удовольствием показывали, как господин президент пил водку с казацкой шашки в Волгограде, как посещал легендарного автоматного конструктора Калашникова и заодно уж, чтобы два раза не приезжать, молокозавод. Эксцентричный господин Чавес панибратски хлопал по плечу главу «ЛУКойла» Вагита Алекперова, и тот терпел, поскольку, как заповедал нам основоположник, нет такой фамильярности, которой капиталист не стерпел бы за триста процентов прибыли. Открывая памятник Боливару, господин Чавес назвал Соединенные Штаты Америки «тупой силой», которая сеет по всему миру нищету под видом демократии. А еще господин президент обнимал автомат Калашникова, словно тот — девушка от Петра Листермана, и утверждал, будто любит автоматы Калашникова больше всего на свете. Он грозился накупить российских самолетов и поназаключить нефтяных контрактов. Пообещал проложить по дну океана газопровод неземной длины.