Семен Печенко

Как белорусы «хрюкали», паниковали и скупали маски одиннадцать лет назад

Какие уроки мы извлекли из эпидемии «свиного» гриппа.

— Вы видите: мир с ума сошел от коронавируса или, может быть, на основе этих всех рассуждений по коронавирусу. Но для нас не это главное и страшное. Мы эти вирусы переживали, переживем и этот. Были и посложнее вирусы: и свиной, и птичий, и атипичная пневмония.

Эти слова глава государства произнес 16 марта. С момента появления в стране нулевого пациента прошло восемнадцать дней, первая смерть зараженного коронавирусом случится через пятнадцать дней.

Спустя месяц начало приходить понимание того, что может скрываться за словами «переживем и этот». За это время мы не раз услышали противоречивые и циничные высказывания руководства страны о природе эпидемии и ее жертвах.

Журналисты разгадывали (и продолжают разгадывать) «ребусы» Минздрава, власти начали наказывать прессу за распространение недостоверной информации. Эксперты заговорили о политических последствиях небезопасного поведения властей, в том числе и для самих властей.

Здесь мы вернемся к открывающей статью цитате и вспомним о свином гриппе, упомянутом руководителем страны. События осени 2009-го, когда эпидемия А/H1N1 накрыла Беларусь, по ряду моментов до боли напоминают наши дни.

Хроника событий

Кратко напомним, как развивались события в 2009-м. Впервые вспышка А/H1N1 была зафиксирована в марте в Мексике. К концу месяца заражение обнаружили в США. К концу апреля Всемирная организация здравоохранения объявила о грядущей пандемии нового гриппа.

Это данные Минздарава. В 2009-м был зафиксирован заметный рост заболеваний вирусным гриппом и острых инфекций верхних дыхательных путей

11 июня А/H1N1 была присвоена наивысшая шестая степень опасности, что было обусловлено способностью нового штамма вируса распространяться по всему миру. Тяжесть пандемии оценивалась как умеренная.

К тому моменту свиной грипп уже пришел в Россию, третий случай заболевания был подтвержден у прилетевшей в Москву из Италии уроженки Беларуси.

Первый случай заражения в нашей стране был зафиксирован в конце лета — 14 августа был госпитализирован гражданин Китая. К тому моменту по всему миру было зафиксировано более 230 тысяч случаев заражения, более 2000 человек умерли.

Основные же события в Беларуси развернулись в ноябре. Таким образом, у властей было около четырех месяцев для подготовки к возможной эпидемии.

По официальным данным в 2009-м от болезней органов дыхания умерло более 4000 человек. Судя по коэффициентам смертности, в 2005-м ситуация выглядела заметно хуже

В августе 2010-го было объявлено о завершении пандемии А/H1N1.

В отличие от наших дней, во время пандемии 2009-го не были закрыты границы, не отменялись мероприятия мирового и континентального значения.

По данным ВОЗ, в 2009-м жертвами свиного гриппа во всем мире стали около 18500 человек.

В Беларуси официально подтвердили 179 случаев заражения А/H1N1 и 13 смертельных исходов. Во всяком случае, такие цифры удается найти в открытых источниках спустя десяток лет. По данным независимых СМИ, полученных от анонимных источников, только в минских реанимациях в 2009-м умерло 123 человека, у 88 из них якобы было выявлено заражение свиным гриппом.

Отметим, что официальная статистика отмечала в 2009-м заметный рост заболеваний вирусным гриппом и острых инфекций верхних дыхательных путей. При этом смертность от болезней органов дыханий была заметно ниже, чем в 2005-м.

Паника, нехватка масок и лекарств

Панические настроения пришли в Беларусь из Украины, где к концу октября 2009-го из-за эпидемии свиного гриппа в ряде областей был введен карантин.

Не исключено, что ситуацию подогревала информация об особенностях нового гриппа: его жертвами, в отличие от ежегодных сезонных заболеваний, были преимущественно молодые люди и дети.

Вскоре в соцсетях стали появляться сообщения о первых умерших от свиного гриппа в Минске. В аптеках образовались очереди: люди бросились скупать маски и лекарства. Тогда и выяснилось, что ни первого, ни второго не хватает.

Самой драматической выдалась первая декада ноября. Независимая пресса, не имея доступа к официальной информации (ее, к слову, нельзя было найти в полной мере и в государственных СМИ), вынуждена была публиковать анонимные сообщения медиков.

А также истории простых белорусов, ставших жертвами эпидемии.

Первая полоса «Нашай Нівы», 4 ноября 2009-га

Ряду изданий, в том числе и газете «Наша Ніва», это стоило предупреждения от Мининформа

Не добавляли уверенности и непоследовательные заявления руководителей Минздрава. 3 ноября тогдашний министр Василий Жарко успокаивал белорусов, что белорусские лекарства действуют не хуже зарубежных, но уже 12 ноября ведомство официально заявило о неэффективности упомянутых накануне министром препаратов.

— Министерство информации намерено пресекать любые попытки дезинформировать граждан при освещении СМИ ситуации с заболеваемостью гриппом. Тот информационный психоз, который наблюдается на страницах отдельных газет и интернет-порталов, просто никуда не годится и свидетельствует о том, что отдельные СМИ пытаются каким-то образом «раскачивать» ситуацию, — заявляла в начале ноября 2009-го Лилия Ананич, занимавшая в те дни должность первого заместителя министра информации.

Фрагмент страницы «НН»

«Сегодня завизжали по-свинячьи. А завтра, наверное, замурлыкаем»

В разгар эпидемии Александр Лукашенко отправился в Украину. Его пресс-служба киевский спич слегла смягчила, поэтому мы процитируем версию Газеты.ru:

— Давайте говорить откровенно, давно ли мы перестали «кукарекать» по поводу «птичьего» гриппа? «Кукарекал» весь мир. Наверное, все (лекарства) уже продали. Сегодня завизжали по-свинячьи. А завтра, наверное, замурлыкаем или замычим. Вы что, не понимаете, что происходит?

По мнению Лукашенко, свиной грипп был порождением коррупции в сфере фармакологии. О чем он и сообщил тогдашнему президенту Украины Виктору Ющенко и журналистам:

— Я знаю, что происходит в этой суперкоррумпированной, бандитской среде в производстве и торговле лекарствами.

И тут же пошутил в свойственной ему манере:

— Есть у нас марлевый завод, надо будут марлевые повязки — будем с Виктором Андреевичем вместе там штамповать и развозить. Только вы покупайте.

О чем писали лидеры мнений в 2009-м

Журналист и блогер Виктор Малишевский обращал внимание на особенности официальной статистики:

— Последняя статистика известна: 102 белоруса заболело — 7 смертей. Вообще-то, это необычно высокая смертность — 6,8%! Мировой показатель смертности от свиного гриппа 0,4% — данные Европейского центра по предотвращению и контролю за заболеваниями. (…)

Объяснение нехорошее. Эти 7 смертей минздрав мог записать не на грипп, а на пневмонию. Победить грипп в отдельно взятой стране Европы можно именно так. Только в этот раз не получается — такой резонанс.

Политический обозреватель Александр Класковский в своем блоге писал о том, как вирус «подложил свинью властям»: 

— Свіны грып ужо сёння стаў палітычным феноменам. (…) Ад эпідэміі не застрахавана ніводная краіна, як дыктатура, гэтак і сталая дэмакратыя. Багатыя таксама плачуць. Дэкларацыяй ад 26 кастрычніка Абама асабіста абвесціў свіны грып агульнанацыянальным бедствам.

Заўважце: і самая магутная дзяржава свету не саромеецца прызнацца: так, у нас бедства, навала, якой цяжка даць рады!

Беларускае ж начальства найперш заклапочана, каб не пахіснулася сакральная, міфалагізаваная, ператвораная ў ідэалагічны фетыш стабільнасць.

Адсюль ўсе гэтыя падпіскі аб неразгалошванні для дактароў, цкаванне прэсы, няўцямны пык-мык службовых асоб, якія прывучаны рапартаваць перад Самім (прычым падаваць усё ў ажуры), але не ўмеюць ладзіць дыялог з грамадой.

А/H1N1 и COVID-19: общие черты

Публикации на сайте «Салідарнасці» осенью 2009-го

В обоих случаях в школах продлялись каникулы. Правда, осенью 2009-го эта мера относилась, в основном, к минским школьникам.

В обоих случаях в блогосфере и из уст экспертов звучали сравнения действий властей с поведением советского руковства после аварии на ЧАЭС.

Государственные СМИ пытались преуменьшить масштабы происходящего.

И даже мемы сегодня те же самые, что и одиннадцать лет назад.

Главный урок

Тот факт, что спустя четыре месяца после начала распространения коронавируса в Беларуси до сих пор существует дефицит медицинских масок, говорит о плохо усвоенных властями уроках 2009-го. Как и одиннадцать лет назад, мы наблюдаем в аптеках все те же объявления об отсутствии востребованных товаров.

Как и в 2009-м, белорусы сталкиваются с определенными проблемами при получении исчерпывающей информации о происходящем из официальных источников.

Что не может не радовать: сегодня белорусы не только сметают с полок антисептики и корень имбиря, но и организовывают впечатляющие кампании помощи нашим медикам.

Пожалуй, это один из главных уроков, вынесенный из событий конца 2010-х.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:62)