Дмитрий Растаев

Растаев: «Ирак эпохи Саддама — вот, что надо бы изучать нашим военачальникам»

Размышления о целесообразности белорусской армии в её нынешнем виде.

Всколыхнувший страну «закон об отсрочках» и последовавшая за ним рефлексия президента, о том, с кем быть мастерам стабильности, с НАТО или не с НАТО, наводят на размышления.

Армию призывного типа многие считают анахронизмом, и это во многом справедливо. Но многое в этом вопросе зависит также и от исторического контекста, а он в последние годы претерпел серьёзные изменения.

Призыв — палка о двух концах

В той или иной форме армейская обязанность существовала с незапамятных времён. Первые рекрутские наборы, известные историкам, состоялись во II тысячелетии до н.э. в Египте. Но призывная армия в её современном виде появилась лишь в 1793 году, во Франции, когда Конвент принял закон о всеобщей воинской повинности. По тем временам это был шаг вперёд в военном деле.

Именно благодаря переходу на массовый призыв спустя несколько лет Наполеон собрал войско, оказавшееся весьма эффективным в стычках с профессиональными армиями старого типа. Имея десятикратное преимущество, наполеоновские силы наголову разгромили непобедимую прусскую военщину. Глядя на это, армии остальных стран также начали переходить на призывную основу.

Но призывная армия оказалась палкой о двух концах. Массовые призывы привели к тому, что масштабы военных конфликтов увеличились в разы. Первая мировая война стала одной из самых кровопролитных за всю историю человечества, и призывная система играла в том не последнюю скрипку. Воюющие страны мобилизовали более 70 миллионов человек, из которых более 10 миллионов погибли, а более 18 миллионов были ранены.

Во времена профессиональных армий такие цифры были немыслимы.

Ещё более кровопролитной оказалась Вторая мировая война, но после неё мир всё-таки изменился. Традиционные межгосударственные войны сошли на нет — наступило время так называемых военных конфликтов четвертого поколения: гражданских и межэтнических войн, а также контртеррористических операций. И тут призывные армии утратили свою эффективность.

Яркий образчик призывного фиаско — война во Вьетнаме, которую США, несмотря на всю свою мощь бесславно проиграли. Именно после Вьетнамской войны американцы решили вернуть свою армию на профессиональную основу.

Массовое же возвращение к профессиональным армиям началось после распада в 1991 году СССР — «империи зла» — когда окончательно стало ясно, что Третьей мировой удалось избежать. Из стран НАТО призыв тогда сохранился лишь в Дании, Эстонии, Греции и Норвегии.

Однако агрессия против Украины, развязанная Россией в 2014 году, откатила мир назад, в 70-е годы прошлого века, к эпохе «великого противостояния». Разговорчики о ядерном пепле, доносящиеся из Москвы, привели к тому, что на Западе снова начали обсуждать возможность массового призыва.

С 2015 года такие обсуждения ведутся в Чехии и Латвии. В 2016 году призыв вернули в Литве, в 2017 — в Швеции. В 2017 году во время президентской гонки о возвращении призыва во Франции говорил Эммануэль Макрон.

В этой связи можно было бы рассуждать о целесообразности призывной армии и для Беларуси, если бы не одно «но».

Братский враг

Россия сегодня — единственный реальный агрессор, потенциально угрожающий белорусской независимости. Однако Беларусь не обладает финансовыми ресурсами для создания и содержания профессиональной армии, настолько мощной, чтобы в одиночку противостоять агрессии с востока.

Профессиональная армия была бы уместна лишь при одном условии — вступлении Беларуси в НАТО. Вот только на практике это вряд ли осуществимо. Во-первых, гарант говорит «не хочу», во-вторых, и хотел бы, всё равно не смог бы. Как верно заметил политический обозреватель Александр Класковский, «стоило бы Минску заикнуться на эту тему — и вот тогда уж танки Путина точно были бы тут».

Но намного ли уместней для нас призывная армия, если мы фактически аффилированы с потенциальным агрессором? Все эти ЕАЭС, ОДКБ, учения «Запад», все эти рассуждения с высоких трибун о том, что мы, мол, «один народ», превращают нашу армию в эдакий потешный полк. В условиях, когда страна чуть менее чем полностью зависит от потенциального агрессора, армия становится дорогостоящей и бессмысленной игрушкой.

Священный толк

Пока независимые СМИ критиковали «закон об отсрочках», агитпроп напропалую верещал о «священном долге перед родиной». Я — человек трезвомыслящий, не верящий ни в какие мифы и легенды, так что слово «священный» для меня пустой звук. Но зато я понимаю людей, которые стремятся защищать то, что им дорого.

Когда началась война в Украине, тысячи добровольцев поднялись с мягких диванов и ушли на фронт. Вряд ли при этом они балаболили о священном долге — просто им не хотелось, чтобы вместо «Їхав козак за Дунай» над их страной громыхала «Мурка» в исполнении московских попов.

Но остановить врага силами одних лишь добровольцев было бы невозможно. Не будь в Украине воинского призыва, неизвестно, где бы сейчас проходили границы так называемых ДНР & ЛНР. При этом призыв шёл ровно — были, конечно, и случаи уклонения, и эпизоды дезертирства, но в целом украинцы понимали: кроме них самих никто не защитит то, что им дорого.

Будет ли такое же понимание у белорусов, случись война с Россией? Вряд ли, учитывая, что последние четверть века в головы им вбивали досужее «мы — один народ» и «белорус — это русский со знаком качества». А уж за последние пять лет кремлёвская пропаганда, хозяйничающая у нас как дома, и вовсе свела на нет любые ростки национального самосознания, худо-бедно пробивавшиеся в широких народных массах.

Так что в понимании рядового белоруса армия — это что-то ненужное, защищающее неизвестно что непонятно от кого, да к тому же ещё и опасное. Это место, где в мирное время гибнут солдаты, и где даже салют не могут провести без жертв. (Кстати, фейерверки, убившие и покалечившие белорусов в День Независимости, были привезены из России — какой роковой символизм!)

Не хочу быть пессимистом, но чувство такое, что если завтра в Беларусь войдут «вежливые люди», эта армия разбежится так же, как при виде американских солдат разбежалась армия Саддама Хусейна.

А как он верил в её боевой дух, какие парады закатывал! Ирак эпохи Саддама — вот, что надо бы изучать нашим военачальникам, охочим до парадов и уверенным, что чем больше студентов они загонят под ружьё, тем лучше.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:139)