Эпидемиолог: «Честно говоря, мне не очень понятно, почему такая шумиха из-за коронавируса»

Тимур Пестерев, врач-эпидемиолог из российского Центра молекулярной диагностики ЦНИИ эпидемиологии, ответил на вопросы Новой газеты.

— Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию коронавируса. Что это означает, кого и к чему обязывает, как будет выглядеть?

— Пандемия — это эпидемия в большом количестве стран, только и всего. То есть вирус распространился уже не в одной стране, а во множестве. Как вы скоро сами увидите, ничего при этом не поменяется. 

— Зачем тогда объявили? Или это просто констатация факта?

— Это нужно, чтобы вы знали об этом, чтобы задумались, куда не стоит ехать, и так далее. По сути — да, это констатация факта, хотя есть определенные процедуры, есть протоколы, которые рядовым гражданам малопонятны. Например, ВОЗ может выделить больше денег на исследование инфекции.

— Можно ли искать причину именно такого распространения вируса в каких-то его особенностях? Климат какой-то «любит», какие-то генотипы?

— Нет, дело не в вирусе, а в том, в какую страну ехало больше людей с вирусом.

Так получилось, что в Италию приехала сразу группа, и один человек перезаражал других.

То есть началось все наверняка с небольшой группы.

— Есть такая версия, что в Италию, где мировые центры моды, привезли группу китайских работниц, швей, среди них были носительницы коронавируса, а на их здоровье не обращали внимание.

— Вполне возможно. Сейчас очень сложно сказать, как это началось. К тому же у болезни достаточно длительный инкубационный период — две недели. Поэтому непонятно, в какие сроки это случилось.

В Италии забили тревогу, когда заболевших было уже определенное количество.

Когда в Китае началась эпидемия, в южных странах Европы как-то не особенно обратили на это внимание.

— Они безалаберные?

— Я бы такое слово не использовал, не нам судить. Но посмотрели на проблему сквозь пальцы. Видимо, забыли про 2004 год, про 2012-й.

— Вы имеете в виду атипичную пневмонию?

— Я имею в виду атипичную пневмонию — SARS и ближневосточный респираторный коронавирусный синдром — MERS.

— Вот я не помню в те годы такой истерики по поводу эпидемий, таких усиленных мер безопасности. С чего бы Европе на это оглядываться?

— Честно говоря, мне как специалисту тоже не очень понятно, почему такая шумиха теперь. Вирус не сверхопасный.

От осложнений гриппа умирает гораздо больше людей. Вероятно, посчитали, что вирус несет какую-то большую угрозу, чем мы знаем.

— Болеют больше 80 тысяч человек в ста странах. Это вы называете «не сверхопасно»?

— Для меня показатель — коэффициент смертности, а он сейчас — процента три. В отличие от MERS, когда коэффициент смертности был 30 процентов. То есть умирала треть заболевших. Три процента — это не намного выше, чем смертность от гриппа.

— На Востоке огромная вспышка случилась пока только в Иране. В этом надо искать какие-то климатические причины или экономические, санитарные?

— Скорее, последнее. Страна не самая богатая, находится под санкциями. И оживленную торговлю они ведут именно с Китаем. Приток китайских резидентов в Иран довольно большой.

— Разрабатывается вакцина – как часто надо будет прививаться?

— Это уже вопросы к разработчикам вакцины, это тема на стыке медицины, биологии и генетики. Но если не вдаваться в дебри, то вакцина будет похожа на вакцину против гриппа. Я вам одно могу точно сказать: если человеческая популяция и умрет, то точно не от коронавируса. Это слишком легкая инфекция.

Думаю, что через какое-то время инфекция вообще может стать для человека неопасной.

— Тогда зачем все эти противоэпидемические меры? И вы, и ваши коллеги в один голос говорят, что грипп куда страшнее, но в обычное время в аэропортах не отлавливают людей с гриппом и границ из-за него не закрывают.

— Ну, как же: из-за гриппа тоже, например, закрывают школы, если превышен эпидемический порог.

— Школы, но не границы. И международные форумы не отменяют, чемпионаты без зрителей не проводят.

— Я вам так скажу: предупрежден — значит, защищен. Вирус новый, не до конца исследованный. Мало ли что. Это превентивные меры.

— Еще многие специалисты в один голос говорят, что эпидемия вот-вот закончится, пара месяцев — и все.

— Я придерживаюсь того же мнения. Давайте посмотрим на другие коронавирусные инфекции — тот же ERS. Разве есть сейчас какие-нибудь сообщения с Востока о такой инфекции, от которой погибает треть заболевших? Нет таких сообщений. Вот с 2012 по 2016 гг. что-то там происходило, ВОЗ выпускала релизы о том, что, мол, не контактируйте с верблюдами и другими резервуарами инфекций, а потом все затихло. Инфоповодов давно нет.

— Что нужно сделать, чтобы нынешний коронавирус так же сошел на нет?

— Уже появлялись сообщения от китайских коллег, что вирус мутировал, что он вызывает меньше и меньше новых случаев заболеваний. У большего числа людей болезнь стала протекать в скрытой форме.

Парфенов – о коронавирусе: «Мы наблюдаем информационный террор»

Психолог: «Поднимите руки те, кто ничего не знает о коронавирусе?»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.4 (оценок:40)