Владимир Бережков, Сергей Дашкевич, «Прессбол»
Золотая шайба: балансовые расходы, или Сказочный хоккей

Хоккей — любимый ребенок суверенного белорусского государства, его оно поддерживает с особым тщанием, и результаты заботы налицо. В стране по сравнению с 1991 годом стало в десять раз больше клубов и арен.

В 2011-м, согласно официальной статистике, работали 29 ледовых дворцов, 23 специализированных учебно-спортивных учреждения, в 374 группах тренировались 4350 юных хоккеистов, руководили процессом 167 квалифицированных наставников...

Часть 3. Начало здесь и здесь.

Это огромный вклад, который останется с нами. Однако обласканное дитя далеко не всегда отвечает родителям тем же теплом. Часто в жизни баловень достигает значительно меньших результатов, нежели обделенный вниманием сирота, а порой оказывается и несчастен... В предыдущей серии “Черной дыры” мы рассказали о щедрой доходной части бюджета белорусских хоккейных клубов, которая, согласно статистической отчетности, в 2011 году составила 314 млрд. 048,7 млн. рублей, что соответствует 67,92 млн. долларов по официальному среднему курсу Нацбанка. Эта сумма более чем в два с половиной раза превосходит общий бюджет-2011 двенадцати футбольных участников высшей лиги (25,91 млн. долларов). На что идут такие деньги? Поговорим о расходах.

Диаграммы

Профицит погрешностей

В 2011 году наши клубы потратили 305 млрд. 795,6 млн. рублей, или 66,14 млн. долларов США (диаграмма 1). Профицит бюджета составил около 1,8 млн. USD. С одной стороны, имеем дело с немаленькой суммой, с другой — не станем исключать, что разница стала следствием погрешности в расчетах из-за приснопамятной прошлогодней девальвации белорусского рубля.

Вообще структура расходов в нашем хоккее весьма показательна. Примерно половину ее составляет фонд заработной платы (ФЗП) работников списочного состава (игроки, тренеры, офисные работники) — 33,01 млн. долларов.

Нетрудно заметить, что среди 10 основных статей расходов нет сметы на содержание детско-юношеского хоккея. Знающие специалисты утверждают, что эти расходы “размазаны” по всем статьям. Не исключено, что основная часть их скрыта в “прочих расходах”. Согласно статистической отчетности, в 2011 году на детско-юношеский спорт белорусские клубы выделили 8,95 млн. долларов, что составляет всего 13,5 процента. Но об этом поговорим чуть позже.

Вполне естественно, что львиная доля ФЗП уходит на выплату заработной платы хоккеистам (диаграмма 1.1) — почти три четверти (23,85 млн. долларов). Пятую часть получает тренерский штаб. На офис выделяется чуть менее 10 процентов всего фонда, хотя цифра эта в силу оригинальной подачи минским “Динамо” (диаграмма 2.1) явно занижена, на чем также остановимся далее.

Пол и потолок

Структура расходов лидера белорусского хоккея мало отличается от трат других клубов (диаграмма 2). Из 23,94 млн. долларов 12,49 млн. ушли на выплату зарплат, а это составляет 52 процента, что даже больше, чем в среднем во всем отечественном хоккее. Однако у “Динамо” и среда обитания совершенно иная: с одной стороны, куда более затратная, конкурентная, а с другой — неадекватная, мутная. По выражению классика, невозможно жить в обществе и быть от него свободным.

Минувшей весной, пока хоккеисты бились за медали на чемпионате мира, публику поражали известия о новых космических контрактах игроков, не прошедших даже в состав сборной России. Так, в Магнитогорске лидеру “Атланта” Сергею Мозякину положили 12 млн. долларов на три года. В Омске за один сезон Александру Фролову дали 4 млн., Антону Курьянову — 3, Александру Попову — 2,5. Следом, буквально рядышком, в зарплатной ведомости “Авангарда” расположился капитан “ястребов” Алексей Калюжный...

С учетом куда более выгодного налогообложения в России (всего 13%), чтобы получать на руки 3,5 млн. долларов в год, зарплата Мозякина за океаном (налог 40-50%) должна была бы составить порядка семи миллионов. Из россиян в НХЛ больше получают лишь трое — Илья Брызгалов, Александр Овечкин и Евгений Малкин.

А Алексей Калюжный в сухом остатке, легко догадаться, превосходит Андрея Костицына (3,25 млн. долларов), Михаила Грабовского (3,1 млн.) и Сергея Костицына (2,5 млн.). Даже Павел Дацюк и Илья Ковальчук, подписавший знаменитый стомиллионный “пожизненный” контракт с “дьяволами”, пока еще не достигли финансовых высот КХЛ, в чем форвард “Нью-Джерси” прямо признался: “Если бы я был жадным человеком, то выбрал бы Родину”...

Топ-20 дорогих игроков НХЛ в сезоне-2011/12 в млн. долларов

1.Брэд Ричардс (Рейнджерс)12
2.Венсан Лекавалье (Тампа)10
Илья Брызгалов (Филадельфия)10
Кристиан Эрхофф (Баффало)10
5.Евгений Малкин (Питтсбург)9
Сид Кросби (Питтсбург)9
Александр Овечкин (Вашингтон)9
8.Здено Хара (Бостон)8,5
9.Джейсон Спецца (Оттава)8
Дэни Хитли (Миннесота)8
Данкан Кейт (Чикаго)8
Джо Торнтон (Сан-Хосе)8
Стивен Стэмкос (Тампа)8
14.Мариан Госса (Чикаго)7,9
15.Хенрик Сеттерберг (Детройт)7,75
Эрик Стаал (Каролина)7,75
17.Крис Пронгер (Филадельфия)7,6
18.Скотт Гомес (Монреаль)7,5
Мариан Габорик (Рейнджерс)7,5
Рик Нэш (Коламбус)7,5
Ши Уэбер (Нэшвилл)7,5

В будущем году к первой двадцатке наверняка приблизятся новополоцкие братья Костицыны, продолжающие в статусе свободных агентов борьбу за Кубок Стэнли, а также Грабовский, уже заключивший контракт на 6 млн. долларов. То есть Михаил будет однозначно позиционироваться как лидер “Торонто”, ведь его зарплата “под потолком” клуба.

В индустрии НХЛ, свободной от монополий и засилья кошельков, пол и потолок зарплат существуют давно. Верхняя планка — 62,8 млн. долларов, нижняя — 46,2 млн. Причем в основу методологии подсчетов положено среднеарифметическое как от всех зарплат клуба, так и от времени действия конкретных соглашений. И если игрок подписался, скажем, на пять лет за 50 млн., то весь этот срок “под потолок” будут примерять 10 миллионов, хотя в разные годы сумма может распределяться по-разному. Перехитрить систему прошлым летом попытался “Нью-Джерси”, суля Ковальчуку 125 млн. на 17 лет (при этом львиную долю Илья получил бы в первые десять сезонов, а за оставшиеся годы ему причиталась бы копеечная “пенсия”). Однако лига контракт оспорила, его пришлось урезать до сотни миллионов на 15 лет. Все эти суммы и манипуляции с ними были перед глазами общественности, тогда как в России введенные совсем недавно потолки и полы едва прозрачны разве что для узкого КХЛовского пула, то есть контролировать процесс гонки кошельков, по большому счету, невозможно.

В первом сезоне КХЛ установила высоту забора суммарной клубной зарплаты на уровне 20 млн. долларов, правда, с одной широченной лазейкой. Ограничения не распространялись на хоккеистов, “имеющих предложения из НХЛ”, с которой российская лига взялась конкурировать. Стоит ли говорить, что предложения из-за океана “пришли” едва ли не половине личного состава клубов-олигархов, тогда как проверить подлинность информации было решительно нельзя. В результате черную дыру несколько сузили: для привлечения звезд НХЛ в КХЛ дозволили выводить одного игрока из-под потолка и заключать с ним контракт на любые деньги. Так здесь оказались Сергей Федоров, Яромир Ягр, Александр Радулов и все те, кто в силу обстоятельств реально получил значительно больше денег, нежели мог за океаном. Однако вскоре в заборе возникла еще одна дыра — налог на роскошь.

В сезоне-2011/12 КХЛ установила потолок зарплат на уровне 30 млн. долларов, а превышать его можно было сколько угодно — за 30% от суммы превышения. Заплатил штраф в так называемый стабилизационный фонд — и покупай себе кого хочешь за любые деньги. При этом подняли и пол — ниже 8,5 млн. долларов в зарплатном бюджете опускаться нельзя.

Казань, Омск, Питер, Уфа и “Магнитка” раскошелились моментально, еще до старта чемпионата олигархи суммарно заплатили за роскошь порядка 7 млн. долларов — бюджет крепкого немецкого или шведского клуба. По признанию директора КХЛ по контролю и процедурным вопросам Вадима СКОРОПУПОВА, сделали они это сознательно, ради достижения турнирных целей, хотя окончательные цифры налога появятся только по завершении плей-офф: “Дело в том, что клубы формируют бюджет, в том числе и в графе премиальных выплат, еще перед чемпионатом. Но ведь тогда никто не знает, как выступит в Кубке Гагарина. Поэтому есть вероятность, что нам придется вернуть кому-то некоторые суммы. У трех команд платежная ведомость превысила 1 млрд. 100 млн. российских рублей — потолок зарплат следующего сезона”.

Косвенно подтверждает информацию о росте потолка зарплат и президент КХЛ. В интервью “Коммерсанту” Александр МЕДВЕДЕВ говорит: “Разброс зарплатных ведомостей клубов составляет примерно от 6 до 70 млн. долларов. Думаю, придет время, когда не будет зазорно опубликовать и зарплаты хоккеистов. Этот год последний, когда с помощью налога на роскошь можно будет превышать потолок зарплат. Совет владельцев клубов решил, что потолок должен стать жестким. Каким именно, совместно определят совет директоров лиги и совет владельцев клубов. Думаю, будет принято мудрое решение, которое позволит, с одной стороны, приглашать в лигу звезд, а с другой — создаст условия для выравнивания положения клубов”.

Оно и немудрено: по сведениям “ПБ”, только СКА, который Александр Медведев в качестве зампреда правления ОАО “Газпром” патронирует лично, выплатил едва ли не половину всей суммы налога на роскошь лиги — около 3,5 млн. долларов. Правда, как верно замечено, Кубок Гагарина ушел от питерцев, тогда как еще не завершил сезон “Авангард” — пропорция может измениться.

Но как бы то ни было, кто бы ни прослыл главным штрафником-олигархом КХЛ-2012, зуд к роскоши в России не исчезнет. Тем более что многие гигантские контракты уже заключены не на один сезон и будут действовать в тот момент, когда ограничения по идее станут строгими и определенными. Ведь лазейки опять отыщутся. В крайнем случае — просто наплюют на забор, пользуясь тем, что зарплаты все равно непрозрачны и их можно выдать в конвертах. Или, как это бывало в первый год жизни КХЛ, — через жен и родственников хоккеистов, которых определяли в клуб на службу за дорогие оклады. Ведь главный стимул платить миллионы долларов все равно остается. Эти деньги хоккеем не зарабатываются, они не свои, а взяты из бюджетов городов, областей, из карманов металлургических и углеводородных монополий. Легко пилятся, катаются взад-вперед и по сторонам, а редкие частные владельцы или представители госсектора в этом случае просто вынуждены идти на разорительные траты, чтобы оставаться конкурентоспособными.

Для минского “Динамо”, во всяком случае, пол и потолок с каждым годом становятся жестче в буквальном смысле. Ведь главный спонсор клуба — белорусская экономика — отнюдь не купается в роскоши. И даже активная аудитория, при всей любви к хоккею, в большинстве своем не готова платить игрокам по среднему уровню КХЛ.

Дороже чемпионов

В то же время доля фонда заработной платы у столичного “Динамо” (диаграмма 3) в белорусской среде далеко не самая высокая. Минчане прочно обосновались в золотой середине. Впереди всех по отчислениям на выплаты сотрудникам гродненский “Неман” — 65 процентов. Меньше всех на зарплаты тратит “Витебск” — всего 14,8 процента. Дамы не в счет.

В связи с этим легко поверить авторитетному изданию “The Hockey News”, опубликовавшему сведения о среднегодовых зарплатах в европейских лигах. Вслед за Россией с ее почти полумиллионной цифрой идет Швеция — 200 000 долларов, затем Швейцария — 170 000, Германия — 150 000, Чехия — 100 000, Словакия — 75 000 и Финляндия — 67 000. Издание не грешит публикацией непроверенных данных, и хотя Беларуси в ее списке нет, совершенно очевидно, что по уровню зарплат финалисты нашего чемпионата, не говоря уже о представителе в КХЛ, обошли самих чемпионов мира.

Хотя в целом хоккейное хозяйство, по мнению не только “The Hockey News”, но и главного тренера сборной России, лучше в Швеции. “Из россиян на высоком уровне в НХЛ играют единицы, а у шведов — 60 человек”, — крылатая фраза Зинэтулы БИЛЯЛЕТДИНОВА. В глубине и силе резерва “Тре крунур” могли воочию убедиться и белорусские болельщики, когда совсем недавно на “Минск-Арене” молодежь элитсерии, из которой на три четверти состояла сборная Швеции, дважды победила сборную Беларуси, почти в той же пропорции состоявшая из игроков КХЛ. Лишнее подтверждение тому, что в хоккей играют отнюдь не деньги...

На этом фоне вызывающим, а в наших глазах комичным выглядит прошлогодний бунт хоккеистов ОЧБ. Помните нашумевшее открытое обращение к руководителям и генеральным директорам клубов по поводу решения ФХРБ снизить потолок зарплат со 100 до 75 тыс. долларов в месяц? Вспомнили и Конституцию, и Генеральную прокуратуру, и Министерство труда и социальной защиты, и Министерство юстиции, и Международную ассоциацию независимых юристов, и Статус хоккеиста, и Трудовой кодекс, и прочие “локальные нормативные правовые акты, содержащие условия, ухудшающие положение работников по сравнению с законодательством о труде”. Позабыли лишь поинтересоваться, сколько получают превосходящие их по классу коллеги за рубежом, в частности в сытой Европе. А заодно — материальным положением своих сограждан, которым до потолка ОЧБ — как до луны. Вот данные Белстата по зарплате трудоспособного населения Беларуси за январь 2012 года без учета небольших частных фирм и индивидуальных предпринимателей.

Средняя зарПлатта

“В новом сезоне руководство хоккейного клуба “Динамо-Минск” обнародует зарплаты своих игроков. Об этом сообщил сегодня журналистам председатель Федерации хоккея Республики Беларусь, — передает корреспондент БЕЛТА. — Подобная практика давно существует за океаном — в клубах НХЛ, и руководство КХЛ также идет по этому пути”, — отметил Владимир НАУМОВ”.

Это сообщение родилось на свет 17.06.2009, скоро ему исполнится три года, а путь, по которому движется наш хоккей, в еще более густом тумане. Сегодня об уровне прозрачности и открытости отношений с прессой, которые существовали в бытность министра внутренних дел, безраздельно правившего клубом и федерацией, остается только мечтать.

При всех квазиколлегиальных формах правления и псевдонаблюдательных форматах советов добывать информацию стало гораздо сложнее, мы все чаще вынуждены прибегать к услугам инсайда и пользоваться закрытыми источниками. Журналисты, во всяком случае, с ностальгией вспоминают те времена, когда просто так, на ходу или у хоккейного бортика, они могли потянуть “за лампас” генерала Наумова и получить интересующую читателя информацию. Генерал Бородич смотрит хоккей из персональной ложи, а окружение Юрия Федоровича застегнуто на все пуговицы.

Как бы то ни было, согласно документам статистической отчетности, минское “Динамо” в данной номинации справедливо остается явным лидером (диаграмма 4). Годовой доход хоккеиста столичного клуба составляет 268,1 тыс. долларов (примерно 22,3 тыс. в месяц). Но это средний показатель. Поэтому нетрудно предположить, что лидеры минчан зарабатывают в 3-4 раза больше.

Однако и они никак не конкурируют по зарплатам со звездами КХЛ, где такие игроки, как Сергей Зиновьев, Виктор Козлов, Алексей Морозов, Александр Радулов, Сергей Мозякин (порядка десяти хоккеистов), получают более сотни миллионов российских рублей.

Впрочем, вряд ли разумно ориентироваться на российские углеводороды, питающие среду роскоши. Куда ближе нам звезды соседские, с которыми мы конкурируем на чемпионатах мира и Олимпиадах.

В этом контексте контракт N 1 в Риге — Сандиса Озолиньша — порядка 900 тыс. долларов, вслед за ним идет Янис Спруктс, а легионеры латвийского “Динамо” получают, как средний класс — порядка 250 тыс. долларов в год.

Что касается “Динамо” белорусского, то два года назад в материале “Деньги на льду” мы опубликовали точные данные по зарплатам наших звезд. В сезоне-2009/10 в составе “зубров” насчитывалось три миллионера — Глен Хэнлон, Вилле Пелтонен и Андрей Мезин. Около 900 тыс. долларов получали трое — Ханнес Хювенен, Осси Ваананен и Байрон Ритчи. Контракты еще двоих — Юнаса Андерссона и Дьюи Уэсткотта — порядка 750 тыс. Основную же массу из 43 прокрученных тогда игроков (25 белорусов и 18 легионеров) назовем тем самым средним классом, который зарабатывал в районе современных средних цифр — 250-300 тыс. долларов.

С той поры штатное расписание команды подверглось секвестру и оптимизации, ведомости несколько упорядочились. В минувшем сезоне “Динамо” использовало в полтора раза меньше игроков — всего 28 (13 белорусов и 15 легионеров), а миллионеров не имело вообще. Марек Сикора, например, получал рядовые, по меркам КХЛ, 350 тыс. долларов в год, хотя, с другой стороны, значительно подрос контракт Джеффа Платта. Два года назад канадец довольствовался 387 тыс. долларов, а сейчас имел 817 тыс. (27 тыс. — в качестве бонуса за 30 набранных в ходе сезона очков). Будь у Джеффа 60 очков, получил бы 107 тыс. долларов бонуса плюс еще 40 тыс. сулили ему за пять победных шайб.

Возможно, последнее обстоятельство отвечает на вопрос, почему Платт, как правило, выполнял решающий буллит — так он забросил четыре победных гола, но до желанной премии все равно не дотянул. Хотя стоит отметить, что официальная статистика КХЛ решающие буллиты победными голами не признает...

Были у форварда в минувшем сезоне и другие бонусы, условия которых он не выполнил, хотя тысячу долларов за набранное очко плюс “индексацию” за выход в плей-офф получал на общих основаниях. Но как бы то ни было, в будущем сезоне у нового белоруса контракт еще выше: вместе с новым паспортом форвард гарантировал себе минимум 860 тыс. долларов. Звездная ведомость, порядка 800 тыс., оставалась у Андрея Мезина. Збынек Иргл и Ярослав Обшут получали в районе 600 тыс. доларов, Шарль Лингле — 500 тыс., Кевин Лаланд — 300 тыс. (у вратаря был бонус порядка 150 тыс. USD за процент отраженных бросков 92, но до него наш новый гражданин как бы не дотянул, по факту 91,3%), Йере Каралахти — 270 тыс.

Финн, как известно, перезаключил соглашение с “Динамо”, не дожидаясь плей-офф. Этим и подобными шагами, по мнению ряда специалистов, динамовцы лишили некоторых возрастных игроков мотивации сражаться до последней секунды. В самом деле, зачем упираться за 270 тыс. долларов, если в новом сезоне гарантированы 580 тыс. — в два с лишним раза больше!

Наименьшие контракты в “Динамо”, естественно, двусторонние, когда руководство, ссылая игрока в фарм-клуб, снижает ему и зарплату. “Минималки” у Сергея Дудко и Анатолия Протасени — в районе 30 тыс. долларов за сезон. Казнадей гарантированно, без бонусов, получал 9 млн. белорусских рублей в Жлобине, и с “Динамо” Илье удалось заключить контракт односторонний, где минимум 250 тыс. российских рублей годовых — их воспитаннику минской “Юности” и положили. Примерно на том же финансовом уровне начинал сезон Сергей Дрозд.

В остальном белорусы укладывались в дельту 200-350 тыс. долларов в год. Например, Дмитрия Мелешко оценили порядка 340 тыс., Андрея Михалева — около 320 тыс., Александра Кулакова — в районе 270 тыс. Некоторым, как, например, Стасю, зарплату существенно повысили. Если в 2010-м минчанин довольствовался 150 тыс., то ныне у Андрея было порядка 230 тыс. А вот в случае с Костюченком вышло наоборот: в сезоне-2010/11 защитник имел односторонний контракт на 240 тыс. долларов плюс бонусы, а затем Виктору предложили лишь двусторонний, на 200 тыс. Причем в случае ссылки “на ферму”, в “Гомель”, жалованье падало с 20 до 5 тыс. долларов в месяц. На такие условия белорус не согласился и уехал в Екатеринбург. Хотя теперь, думается, рычагов воздействия и влияния на доморощенных хоккеистов у “Динамо” больше.

В силу принятого 11 апреля нового регламента КХЛ российский паспорт, которым в качестве дополнительного или основного документа обладают сегодня многие игроки белорусской сборной, больше не является для них защитой от статуса легионера. В свете подобной политики прямая дорога “на родину” в ближайшие годы нашим миллионерам — Константину Кольцову, Алексею Угарову, Виталию Ковалю. Явно подешевеют и контракты белорусов среднего класса КХЛ — Андрея Степанова, Евгения Ковыршина, Сергея Демагина, Николая Стасенко. Ситуация для селекционеров минского “Динамо” весьма благоприятная...

Однако вернемся к инфографике, где в немалой доле присутствуют и клубы ОЧБ. В части экстралиги по среднегодовому заработку впереди всех гродненский “Неман” и жлобинский “Металлург”. Самый скромный в этом отношении “Витебск”, у игроков которого средняя месячная зарплата порядка 500 долларов.

И в этом сегменте мы оперируем в основном закрытыми данными статистической отчетности, хотя отметим и прогресс в прозрачности цифр ОЧБ относительно КХЛ. Здесь, во всяком случае, люди более разговорчивы. Вспомним хотя бы интервью директора жлобинского “Металлурга” Ивана КОЛОСА: “По некоторым игрокам “Неман” перебивал наши предложения, причем серьезно. Думаю, у Гродно бюджет в полтора-два раза выше нашего... Самый высокооплачиваемый игрок “Металлурга” — Макров... Вообще наши лидирующие хоккеисты имеют порядка 8-9 тыс. долларов в месяц”. И менеджер не лукавил.

Жлобинский эстонец Андрей Макров, по сведениям “ПБ”, действительно имел 90 тыс. долларов в год. Те же деньги “Металлург” предлагал и форварду финского ХПК Каспарсу Саулиетису — даже больше, чем рижское “Динамо”. Однако игрока сборной Латвии перекупил “Неман”. Да и не только его. Также Андрея Антонова, по странному стечению обстоятельств не подошедшего Мареку Сикоре. В Гродно зарплата лидеров — 130 тыс., это действительно несколько другой порядок. И лишнее доказательство того, что деньги в хоккее, конечно, решают многое, но далеко не все. Мериться кошельками с лидерами “красно-черных” мог разве что самый высокооплачиваемый хоккеист “Юности” — финский голкипер Мика Окса: учитывая бонусы, его годовой доход составлял от 130 до 160 тыс. в переводе на вечнозеленые.

Звезд платежных ведомостей ОЧБ мы представили, дальше, извольте, порядок нижних этажей — из того, в чем уверены — ориентировочная современная месячная зарплата в долларах США по действующему курсу Нацбанка: Андрей Спиридонов (“Металлург”) — 7000, Олег Тимченко (“Юность”) — 6000, Максим Слыш (“Юность”) — 4000, Павел Развадовский (“Шахтер”) — 4000, Евгений Соломонов (“Гомель”) — 4000, Андрей Колосов (“Гомель”) — 3500, Арманд Берзиньш (“Юность”) — 3400, Владислав Клочков (“Юность”) — 3100, Илья Шинкевич (“Металлург”) — 3000, Никита Комаров (“Металлург”) — 2000, Александр Качан (“Гомель”) — 1850, Николай Сусло (“Гомель”) — 1400, Виталий Трус (“Химик”-СКА) — 1350, Сергей Королик (“Юность”, МХЛ) — 1350, Илья Казнадей (“Металлург”) — 1150, Александр Бородуля (“Юность”, МХЛ) — 1125, Игорь Ревенко (“Юность”, МХЛ) — 1000, Андрей Залевский (“Химик”-СКА) — 800, Владислав Занковец (“Шахтер”) — 720, Артур Абметка (“Юность”, МХЛ) — 715, Никита Кардашев (“Юность”, МХЛ) — 715, Евгений Леонов (“Юность”, МХЛ) — 715, Станислав Лопачук (“Юность”, МХЛ) — 715, Артем Ментюк (“Химик”-СКА) — 700, Андрей Пичуха (“Юность”, МХЛ) — 640, Игорь Шереметьев (“Химик”-СКА) — 640, Антон Мицкевич (“Брест”) — 550, Максим Щепко (“Гомель”) — 100.

Как видим, вилка очень большая, а средний класс ОЧБ получает порядка пяти тысяч долларов в месяц. Любопытно, сколько ему готов выделить социум...

Офис с тремя нулями

В диаграмму 5 включены тренеры и офисные работники. Мы умышленно объединили эти категории по той причине, что некоторые клубы, в частности минское “Динамо”, в качестве расходов на офисный аппарат декларировали нулевые расходы (диаграмма 2.1. на стр. 1). Хотя на самом деле фискальный ноль заставляет задуматься: а отчего, собственно? Ведь не за спасибо же работает аппарат, во многом профессионалы высокого класса. Зачем прятать? Тем более что, по нашим данным, тяжелый труд многих квалифицированных менеджеров ценится клубом не так высоко — всего-то 500-600 долларов в месяц. Не исключено, тень на плетень наведена для того, чтобы на самом деле скрыть сверхдоходы отдельных категорий, которые, как нам кажется, отвечают за так называемое “идеологическое” обеспечение, “информационную политику” ХК. Она, как известно, ставит во главу угла членов закрытого общества — “игроков и тренеров” — и ни во что не ставит его окружение, в частности независимую прессу, смеющую критиковать и иметь собственное мнение по поводу тех или иных действий финансируемой белорусским государством команды.

С журналистами они взяли за правило общаться “по мере необходимости”, степень которой, надо полагать, определяют штатные “бессребреники”. В эту строку достаточно сказать, что председатель наблюдательного совета “Динамо” не отозвался ни на одну (!) просьбу “ПБ” об интервью, хотя таковые поступали и прошлой, и позапрошлой весной — подготовленные нами в соответствии с требованиями пресс-службы вопросы, видимо, показались не совсем удобными и бесцеремонно ушли в корзину.

По завершении нынешнего сезона мы понизили планку и попросили о “круглом столе” с участием спортивного директора Игоря Матушкина, но и эта заявка осталась без внимания. Более того, впервые в истории “Прессбол” не аккредитовали на заседания наблюдательного совета, куда пригласили другие СМИ, которые довольствовались протокольной частью. Создается впечатление, возможно, обманчивое, что скрытая офисная мощь ХК направлена на стерилизацию информационного поля и “правильное”, с позиции руководства клуба, толкование тех или иных процессов. Но во главе угла классической журналистской практики другой субъект — аудитория, болельщики, читатели, которые не терпят лицемерия, видят фальшь и отворачиваются от конъюнктуры. Возможно, в этом конфликте интересов и заключена правда, которую, как иголку в стогу сена, не утаить. Она, разумеется, колет, как и эти цифры.

Сотрудники (тренеры и офисные работники) белорусского полпреда в КХЛ зарабатывают в среднем 54,7 тыс. долларов в год, что составляет свыше 4,5 тыс. в месяц. Приличные зарплаты у работников “Металлурга” и “Немана” — в районе 3 тыс. долларов в месяц. Ну а офис “Витебска” перебивается в среднем сотней “зеленых”...

Более других на инвентарь и оборудование (диаграмма 6) потратился новоиспеченный чемпион страны. Жлобинский “Металлург” — единственный клуб, отжалевший на эти благие цели более миллиона долларов. Занимательно, что минское “Динамо” располагается лишь на 6-м месте по этому виду затрат. А новополоцкий “Химик” и вовсе ни цента не израсходовал в 2011 году на инвентарь и оборудование.

Частный коммунизм

В лидерах по расходам на инфраструктуру (диаграмма 7) — опять же “Металлург”. Кроме него, об инфраструктуре серьезно заботились лишь три клуба — “Химик”, “Гомель” и “Юность”. А вот минское “Динамо” на базу не тратит ни цента. Согласитесь, со стороны выглядит более чем странно. Но это только на первый взгляд.

По большому счету, к бюджету ХК “Динамо-Минск” следовало бы приплюсовать еще и миллиардные льготы, по сути — коммунистические условия, которыми пользуется хоккейное ЗАО на государственном предприятии “Минск-Арена”. То практически стало вотчиной белорусского представителя в КХЛ и лишено самостоятельности — в отличие от аналогичных сооружений в Риге, Москве и других городах. “Минск-Арена” вне свободы перспективного планирования, вне возможности гарантировать предоставление определенных дат для концертов, выставок и прочих прибыльных мероприятий, которые во всем цивилизованном мире “сажаются” заблаговременно, до выхода в свет очередного хоккейного календаря. В связи с этим МКСК просто не в состоянии реализовать многие интересные высокорентабельные проекты, в результате чего теряет виртуальные деньги. Но достаточно потерь и реальных, вполне осязаемых и скрепленных печатями документов.

Например, в минувшем сезоне клуб платил за домашнюю площадку порядка 70 млн. рублей за игру, тогда как реальные затраты комплекса составляли 125 млн. Нетрудно посчитать, что за 27 матчей местный бюджет, на балансе которого находится уникальный комплекс, дотировал коммерческую структуру в сумме около 1,5 млрд. рублей.

Но это ведь далеко не все. Благодаря специальному указу президента N 518, который в 2009 году вместе с ареной своими милицейскими, административными и личным ресурсами выхлопотал бывший глава МВД и ФХРБ Владимир Наумов, сегодня его КХЛовское детище бесплатно занимает более полутора тысяч метров выгоднейших площадей. Только коммунальные и эксплуатационные услуги по ним в 2011-м составили 305,2 млн. рублей. Эту сумму ЗАО возместило, но если бы “Минск-Арена” по действующим тарифам “динамовские” территории предложила рядовым арендаторам, то не упустила бы, как заявлено в отчетности, выгоду в размере 805,8 млн. рублей. В любом случае здесь за 2011 год официально, “по указу”, недополучена арендная плата, исчисляемая 1443,6 млн. рублей. То есть плюсуйте к тем полутора миллиардам дотации еще столько же. Это не считая новой мебели и оборудования, тренажеров, переданных клубу безвозмездно. И закрывая глаза на то, что ЗАО не оплачивает (хотя по регламенту КХЛ обязано делать это за свой счет) рекламу на льду и бортах (расчетная стоимость — 14 млн. рублей за матч).

Кстати, вы не задумывались, почему с многочисленных билбордов самого посещаемого клуба КХЛ, расположенных в бойких местах белорусской столицы, на вас взирают исключительно белорусы? Ни на одном из вариантов вы не обнаружите силуэта или физиономии Иргла, Каралахти, Корсо — словом, никого из 15 легионеров. К народу взывают исключительно родные лица Кулакова, Мезина, Стася по той простой причине, что и эта реклама для ЗАО бесплатна — рассматривается в качестве социальной. Такими же подарками пользуются “Юность” и некоторые другие клубы в своих городах. Коммунизм, да и только!

Впрочем, мы отвлеклись от инфраструктуры, в частности от “Минск-Арены”, которая, на всякий случай, ежемесячно платит только за электроэнергию порядка 2-3 млрд. рублей. Так что легко представить, что доходы от рекордов посещаемости КХЛ могли бы покрыть лишь расходы от пребывания на ней самого хоккейного клуба, ведь “Динамо” в 2011-м выручило от продажи билетов около 7 млрд. рублей. Но в том-то и дело, что коммунистические условия предполагают дележ лишь в одну сторону: сначала едим твое, а потом каждый свое. Например, в ситуации, когда БФСО “Динамо” необходимо содрать с футбольного Бреста 20 млн. рублей в месяц за одно только название, оно преследует сугубо капиталистические, коммерческие цели, а когда недоплатить вдвое больше за проведение матча — уже социалистические, социальные.

Болельщики ошибочно полагают, что на матчах КХЛ зарабатывает государственное учреждение “Минск-Арена”. Реально же выручкой распоряжаются только ЗАО и его посредники. В связи с этим совершенно понятны доминирующие мотивы, двигавшие руководством “Динамо” в отчаянной борьбе против чемпионата мира по фигурному катанию. В самом деле, в Бобруйске условия совершенно не те... Инфраструктура другая.

Обделенное детство

Как мы уже упоминали, в 2011 году белорусские клубы направили на развитие детско-юношеского хоккея 8,95 млн. долларов (диаграмма 8). Наиболее преуспел в этом жлобинский “Металлург”, выделивший 1,84 млн. долларов. Это почти столько, сколько составляет бюджет “Могилева”! Жлобинчане превзошли даже минское “Динамо”.

Правда, отечественные клубы часто лишь создают видимость заботы о детском хоккее и львиную часть средств, адресованных подрастающему поколению, сознательно и вроде как на законных основаниях инвестируют в инфраструктуру. Так, в 2011 году на эти цели из “детских” денег ушло 2,17 млн. долларов — почти четверть! Если из общей суммы выделенного на детско-юношеский спорт вычесть средства, потраченные на инфраструктуру, то “Металлург” уже окажется позади “Динамо” — 1,13 млн. долларов против 1,53 млн. Забавная картина наблюдается в новополоцком “Химике”. Если у всех белорусских клубов доля расходов на инфраструктуру вида спорта не превышает 30-40 процентов от общей суммы, выделенной на детско-юношеский спорт, то у новополочан она составляет более 60 процентов.

На первый взгляд это означает, что “Химик”-СКА непосредственно на детско-юношеский спорт тратит меньше, чем на инфраструктуру. И это в относительно образцовой школе, давшей белорусскому хоккею Андрея и Сергея Костицыных, Владимира Денисова, Дмитрия Коробова, многих других игроков, которые наряду с воспитанниками “Юности” составляют основу национальной сборной! На самом деле ничего нелогичного нет. В отличие от клубов, не тратящихся на содержание арен и школ (у них это не постоянные расходные статьи бюджетов), в “Химике” давно выстроена требуемая уже лет семь пирамида “клуб — школа — арена”. То есть в Новополоцке на практике, а не на бумаге создана вертикаль, три составляющие коей кормятся из одного котла и соблюдают принцип единоначалия. Таких клубов на страну пока четыре — еще “Юность”, с некоторой натяжкой “Брест” и “Витебск”. Между тем содержание арены — штука затратная. Можно в крайнем случае урезать зарплату игроку или тренеру, отказаться от поездки на детский турнир, не закупить клюшки, даже не доехать на матч взрослой командой, но плату за лед — вынь да положь. Иначе просто отключат свет, все поплывет и зарастет бурьяном. Вот простое объяснение, почему все клубы, выполнившие требования “партии и правительства” и выстроившие столь необходимую вертикаль — на дне турнирной таблицы. Все, кроме “Юности”, хотя она, как известно, всегда случай особый. Там традиционно умеют бороться на трех фронтах — растить игроков, брать пьедесталы, выбивать бюджеты.

Анализ статотчетов показывает, что большинство клубов формально выполнили правило “25 процентов” (диаграмма 9). Напомним, согласно ему, клубы обязаны выделять на развитие детско-юношеского спорта не менее четверти средств, поступающих от закрепленных организаций. Исключение составили лишь “Металлург” — 23,2 процента (14,2 + 9,0), “Шахтер” — 14,4 да “Динамо”, на которое это требование не распространяется — 8,4. Обобщая показатели, получим, что белорусский клубный хоккей выделяет на детско-юношеский спорт 20,9 процента средств, поступающих от закрепленных организаций.

В нашей номинации есть и передовики. В первую очередь это “Витебск”, который практически все средства (98,4 процента), поступившие от закрепленных организаций, отправил на “помощь детям”. Судя по тому, что в отчете, представленном витеблянами в ФХРБ, в графе “Удельный вес расходов на детско-юношеский спорт” значатся не 98,2, а 29,6 процента, “Витебск” отсчитывал проценты не от помощи, полученной от закрепленных организаций, а от всех поступивших доходов. Стало это следствием элементарного незнания норм регламента или, напротив, сделано было намеренно, история умалчивает.

Более половины поступлений такого рода направили на развитие детского хоккея “пирамидальные” “Химик” и “Юность”.

Если же из общей суммы средств, выделенных детям, вычесть расходы на инфраструктуру, то окажется, что норматив выполнили лишь четыре клуба — “Витебск” (95,6 процента), “Юность” (39,0), “Неман” (28,7) и прекративший существование “Шинник” (25,0). Реально же на детский хоккей идет всего 15,9 процента средств, полученных от закрепленных организаций.

Оглушающая пустота

“Нерациональное использование выделяемых государством средств привело к кризису в юношеском и молодежном хоккее Беларуси”. Такое мнение, по сообщению БЕЛТА, высказал на совместном заседании исполкомов Национального олимпийского комитета и Федерации хоккея Беларуси, а также коллегии Министерства спорта и туризма председатель ФХРБ Евгений ВОРСИН: “Существующий ныне дикий перекос в оплате труда игроков экстралиги и тренеров детских школ недопустим. Наш хоккейный рынок искусственно переоценен. Многие хоккеисты получают незаслуженно высокие зарплаты, которые не соответствуют уровню мастерства. И такое нерациональное использование государственной поддержки привело к кризису юношеского и молодежного хоккея”.

Евгений Ворсин также обеспокоен тем, что среди клубов экстралиги наблюдается большое расслоение в плане финансового благополучия клубов: “...Многие могут себе позволить выделять на зарплаты игроков в пределах 40-69% установленного лимита, если, конечно, здесь нет каких-то теневых схем. И в этой ситуации получается, что работают деньги, а не мозги тренеров. Массовое приобретение легионеров — это тупиковый путь, ведь иностранцы не помогут нашей национальной сборной.

Хоккею, как никакому другому виду спорта, в нашей стране в последние годы уделялось очень много внимания, на выходе же итогом десятилетнего, как казалось, кропотливого труда стал результат, не поддающийся логике. Заняв 14-е место на первенстве планеты, национальная сборная опустилась в мировом рейтинге на 11-е место. Это самый низкий показатель с 2003 года, когда команда покидала элитный дивизион. Наша юношеская сборная должна была бороться за выход в элиту, а в итоге опустилась, по сути, в третий по рангу дивизион, минимум на два года отложив возвращение в класс сильнейших. Молодежная сборная на домашнем чемпионате мира в Бобруйске проиграла в решающем матче Латвии и пятый год подряд осталась за бортом элиты. Хотя, положа руку на сердце, даже если бы “молодежка” и вышла в сильнейший дивизион, то вряд ли бы там закрепилась хоть на год.

Председатель ФХРБ указал на необходимость рационального и эффективного использования средств, но вместе с тем высказал мнение, что без господдержки хоккей не выживет: “Экономическая депрессия накроет как минимум каждый второй клуб, а весь наш хоккей превратится в любительский. Нужно разработать разумную и эффективную формулу финансирования и сделать все, чтобы соответствующий указ главы государства был подписан еще в первом полугодии, поскольку активная работа по подготовке на следующий сезон ведется уже сейчас”.

Это сообщение правительственного агентства вышло в информационный простор 20 мая 2011-го. Скоро год... Как говорится, найдите девять отличий (десятое заключается лишь в том, что белорусские юниоры шестой год подряд остались за бортом элиты, а юноши все же выкарабкались из третьего сорта во второй).

А вот цитата двухлетней давности, прозвучавшая на совещании у президента: “Ратуем за уменьшение до шести человек количества легионеров в белорусской команде в КХЛ”. Автор — министр спорта Олег КАЧАН.

А вот уже и сам Александр ЛУКАШЕНКО: “В следующем сезоне в минском “Динамо” должно выступать не более шести иностранцев, один из которых — вратарь”. Более чем конкретно — 5 мая 2011 года. И что?

Впрочем, дело, разумеется, не только в количестве легионеров “Динамо”, хотя сегодня это вопрос краеугольный. Главное, что с клубом КХЛ у нас некого сопоставить, нет конкуренции. Свою международную лигу, ВЕХЛ, мы уничтожили, затем стал самопроизвольно деградировать национальный чемпионат, одну ногу занесли в КХЛ, вторую оставили позади, неизвестно где, голова с краю...

“Прессбол” не однажды писал о глубоком кризисе в белорусском хоккее, констатировал полное отсутствие грамотной стратегии и ущербность тактики. Вот лишь небольшой перечень публикаций “ПБ”, имеющих прямое отношение к сегодняшней теме: “Победный демарш. Голос Америки из телефона” (1.06.2006), “Чистые дураки и заГАЗженные дороги” (11.01.2007), “Система энерговыносителей, или Ассигнация хоккейного займа” (17.05.2007), “Звездно-полосатый рейс. О “Динамо” с любовью” (16.10.2008), “Деньги на льду” (02.09.2010), “Кофеin: третьим будешь” (4.02.2011), “Прилетит вдруг Грабовский в голубом вертолете” (11.02.2011), “Куда уходят средства? Сплошная борода...” (4.03.2011), “Короли районов. Деньги пилят — щепки летят” (17.03.2011), “Горизонт-2014. Пирамида потребления” (23.03.2011), “Если принюхаться к шоколаду” (24.03.2011), “Ростки и переростки” (8.04.2011), “Общество развитого атавизма” (22.04.2011), “Манная каша” (19.05.2011), “Поколение Next. Дети на льду: вместе или в месте?” (21.07.2011), “Отскок от 02-го. Дорогой огород” (23.02.2012)...

Пожалуй, ни один вид спорта не удостоился на наших страницах столь серьезного внимания, такого объема не только критики, но и глубокого анализа, исторических параллелей, конкретных предложений, в том числе и программных статей, предлагающих конкретные шаги развития... Но что там “Прессбол”, если белорусский хоккей не слышит самого министра, самого президента, в конце концов, самого себя! И продолжает жить словно в сказке. Она уже очень давно — о потерянном времени...

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)