В суде вновь допросили Арбузова: «Я сотрудникам ставлю цели, а не даю указания»

Суд Заводского района Минска продолжает судебное разбирательство по уголовному делу в отношении Андриана Сурмана. 

В феврале ему предъявили новое обвинение — статьи и сумма ущерба остались прежними (274 тысячи 415 рублей 6 копеек). Во вторник повторно допросили Виталия Арбузова.

Напомним, Сурмана обвиняют в совершении преступлений, предусмотренных ч. 6 ст. 16 и ч. 2 ст. 243, то есть в оказании пособничества компаниям крупного белорусского бизнесмена Виталия Арбузова в уклонении от уплаты сумм налогов путем умышленного занижения налоговой базы, внесения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, повлекшем причинение ущерба в особо крупном размере.

В новом обвинении говорится, что Арбузов договаривался с Мишелутовым и Сурманом о предоставлении подложных документов, которые Арбузов якобы помещал через неосведомленных работников бухгалтерии в бухгалтерский учет.

Ранее допрошенные в суде Арбузов и замначальника отдела закупок компаний Fenox Андрей Мишелутов, а также сам Сурман отрицали такие договоренности. Более того, Арбузов утверждает, что не был знаком ни с одним, ни со вторым. Мишелутов подтверждал, что Арбузова знал в лицо, соответственно, сам Арбузов его не знал в силу большой разницы в положении в компании.

Вину в полном объеме Сурман не признал.

Арбузов вновь заявил, что не оказывал никакого влияния на исчисление и уплату налогов и тем более не помещал в бухучет никаких документов: «Последние лет 20 — даже не подписывал эти документы — все мимо меня. Думаю, директор подписывал».

— Был весьма удивлен и до глубины души разочарован, когда гособвинитель огласил новое обвинение Сурмана, уверенно заявив о моей договоренности с Сурманом и Мишелутовым об изготовлении и помещении в бухучет СООО «Антонар» и СП «ВитарАвтомотив» заведомо подложных документов о поставках алюминиевых сплавов, а также о получении мною в 2012—2014 годах таких заведомо подложных документов.

«Где и каким способом мы договаривались? Мы никогда и никак не пересекались с Сурманом и ни с кем другим, никакие сделки по металлам никогда не обсуждал — ни с Сурманом, ни с похожим на Сурмана, — продолжал Арбузов.

— Абсолютно непонятно, как я, не имея никакого отношения к закупкам алюминия, не зная Сурмана, не общаясь с Мишелутовым, как лично, так и по телефону и иным средствам связи, при отсутствии посредников между мною, Сурманом и Мишелутовым (что нашло свое подтверждение в ходе судебного разбирательства) договаривался с этими лицами об изготовлении каких-то заведомо подложных документов, — заявил Арбузов.

Он подчеркнул, что нет ни одного факта, доказывающего его участие в якобы занижении налогов.

— Очень хочу верить, что позиция главы государства, доведенная 21 февраля до председателя СК о том, что «Ни Господь, ни люди нас не простят, если мы накажем невиновного», найдет осознание у наделенных властными полномочиями чиновников. Надеюсь, приговор суда будет законным и справедливым.

На вопрос гособвинителя о том, осуществлял ли он фактическое руководство в компаниях СООО «Антонар» и СП «ВитарАвтомотив», Арбузов ответил, что в очередной раз интересуется, что значит эта формулировка.

— Я ставлю задачи предприятиям группы компаний (ранее он указал, что у него их около 20, «хотя ДФР насчитал гораздо больше»). Я даю указания на 1% из тех 100%, что выполняет директор моего предприятия. Я людям ставлю цели, а не даю указания.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:5)