Андрей НОВИКОВ, Ольга УЛЕВИЧ, ”Комсомольская правда в Белоруссии”
Рядового Василькова избили за то, что он грелся в каптерке?

Окровавленного солдата подобрал на дороге в Уручье случайный водитель. В среду, 7 февраля, в редакцию позвонил парень. Сказал, что водитель. Представился Сергеем.

— Я подобрал окровавленного солдата на дороге в Уручье... Он выполз из леса на дорогу. Он был жестоко избит.

Поначалу в версию о дедовщине верилось с трудом. Вот в России да. Зверствуют по полной программе. А чтобы в Беларуси, да еще практически в столице!

Но настороженный тон и все более достоверные подробности убеждали:

— Он думал, что за ним бегут.... Кровью захлебывался. Попросил высадить его у первого же КПП. Говорит, там есть санчасть. Вылез из машины и не мог идти.... Падал.... Это было 2 февраля. Потом я узнал, что его перевели в военный госпиталь в Минске... Он лежит в 238 палате. Его зовут Дмитрий Васильевич Васильков. Во вторник я пробовал к нему придти, но в не приемные часы охрана не пускает...

Вечером журналист «Комсомолки» нашел в военном госпитале в неврологическом отделении Диму Василькова. Он поступил в больницу в шоковом состоянии. Парень был явно запуган и подавлен. Боялся, чтобы персонал госпиталя не заметил, что он беседует с журналистом. На лице следы побоев: большой фингал под глазом, разбитый нос.

Как нам удалось выяснить, в Уручье в части Военной академии Дима занимался обеспечением учебного процесса офицеров. Попросту говоря, менял мишени на стрельбах. Хотя в учебке Диму обучили на танкиста. Но потом сказали, что столько танкистов стране не требуется, и в качестве электрика-оператора отправили в Уручье.

Разговор с Димой мы записали на диктофон.

— Это было не в самой академии, а на стрельбищах. Там человек шесть-семь. Несколько дней назад с утра я вымыл посуду и убирал от снега территорию. Когда зашел в сушилку погреться, меня увидел прапорщик. Начальнику не понравилось, что солдат решил отдохнуть и после недолгих словесных издевательств отправил меня убирать снег. После, когда я пошел за лопатой, он перехватил меня возле мастерских и, затащив за бушлат в помещение, стал избивать. Через минут пятнадцать я вырвался и побежал в казарму. В присутствии офицера догнавшему меня прапорщику я сказал: «Почему вы меня бьете и издеваетесь, когда никто не видит?». Прапорщик набросился на меня и стал избивать. Офицер видел это, но ничего не делал и стоял в сторонке. Через минут десять он остановил его и сказал, что надо выйти и разобраться. На улице он спросил у меня, почему я не хочу выполнять приказы: «Что ты здесь вые...ешься, иди работай!» И отошел в сторону, а прапорщик стал снова меня избивать. Когда понял, что я уже не смогу взять в руки лопату, он ударил меня коленом в пах, когда я согнулся от боли, ударил в лицо. Я на некоторое время потерял сознание. Не помню, что произошло потом. Может, он был шокирован тем, что сделал, но мне удалось сбежать.

Помню, что бежал в лесу по какой-то тропинке. Кровь шла фонтаном, я захлебывался ею, падал в сугробы. А потом увидел, что за мной бежит прапорщик, и понял, что если он меня догонит, то убьет. Не знаю, откуда у меня взялись силы, но я оторвался, а когда добрался до трассы, был в состоянии только ползти по ходу движения машин. Потом остановился водитель и подобрал меня. Он все время повторял: «Надо их посадить...».

Я понял, что мне надо обратиться в санчасть, пока не объявили, что я сбежал. Я пошел к КПП. Пока я шел, люди видели, что я в крови: отворачивались, расходились. Вышел полковник стал спрашивать меня: «Что с тобой? Тебя машина сбила?» Потом позвали дневального, и он помог мне дойти до санчасти. Там уже стоял тот самый прапорщик и офицер. Он хотел задержать меня. Сказал, что сам поведет меня, но дневальный сказал, что по приказу полковника должен сдать врачам. Потом, когда мы уже вошли в помещение, вбежал прапорщик и хотел меня забрать, но мною уже занялись врачи, шокированные увиденным.

Сейчас мое состояние никого не интересует. Говорят, что я хочу уклониться от службы, и сам себя изувечил.

Сейчас Дмитрий находится в военном госпитале, без поддержки родных и близких он боится, что вместо того чтобы помочь, его из нейрохирургического отделения просто переведут в психиатрическую лечебницу. Родом он из Дрибинского района Могилевской области. Родственники узнали о том, что Диму избили, от журналистов «Комсомолки».

ЗВОНОК БРАТУ

Диминого брата в армии тоже избивали

Мы дозвонились сводному брату Дмитрия (всего у Василькова четверо братьев). Телефоны родственников Дима начал вспоминать только спустя неделю, и даже через неделю сомневался в правильном порядке цифр. Но номер Сергея Лещова вспомнил правильно.

— Избили?! Во дела, — удивился нашему звонку сводный брат. — Точно такая же история произошла с его братом Васей. Сначала избили, потом в психушку, а потом комиссовали. Год прослужил.

— А где служил и за что избивали?

— Служил в Витебске, а избивали... ну... за то, что отказывался деда носки стирать, пол мыть. Отказывался, вот и били.

— А Дима мог сам спровоцировать конфликт?

— Да вы что! Если про Васю еще можно подумать, что он полезет на рожон, то с Димой это исключено... Мухи не обидит. Он даже в армию пошел позже своего младшего брата, потому что мать не отпускала, боялась.

ЗВОНОК МАМЕ

Маме мы дозвонились случайно.

— Диму в городе избили, на поговори, — передал трубку мобильного матери Сергей Лещов, которому мы перезвонили через пару часов после первой беседы. Он приехал в глухую дрибинскую деревеньку Шаблавы, чтобы собрать мать и отвезти в Минск. Но еще не успел ей ничего сказать.

— Алло! Алло! — взволнованно закричала Валентина Онуфриевна.

— Вы не волнуйтесь, он поправится, проблем со здоровьем не будет...

— А я его там найду, в Минске?! Где его искать?

— Мы Сергею сказали. Вы уже едете?

— Да сейчас приедем, разберемся... пошли... одеваться... Я казала...

Связь оборвалась.

КОМПЕТЕНТНО

Александр ЧЕРНОГОЛОВ, старший помощник Минского межгарнизонного военного прокурора, майор юстиции:

«Причина травмы — конфликт с прапорщиком-контрактником»

— 2 февраля, в 18.14, в военную прокуратуру из главного военного госпиталя поступило сообщение о госпитализации получившего травму военнослужащего срочной службы Дмитрия Василькова. Предварительно установлено, что причина травмы — конфликт с сослужившем, прапорщиком-контрактником Ш. По Данному факту органами дознания Военной академии, где проходил службу Васильков, проводится проверка. В случае выявления признаков состава преступления, будет возбуждено уголовное дело. Обстоятельства конфликта пока неизвестны.

— А что с прапорщиком, он арестован?

— Меры пресечения в отношении его не избиралась, так как пока не возбуждено уголовное дело. Так что он ходит на службу.

— Что дальше будет с избитым солдатом?

— После окончания лечения, он пройдет военно-врачебную комиссию. Если рядовой будет признан годным к прохождению службы, то дослуживать будет в своей части, или, по его желанию, в другой.

— А что грозит прапорщику?

— Максимум 7 лет лишения свободы.

— Как часто подобное случается в нашей армии? В этом году это первый случай?

— Один из первых.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)