«Они сдали им всех белорусских оппозиционеров, с кем работали»

Организатор Болотной рассказал о сотрудничестве грузинских спонсоров с КГБ.

Константин Лебедев, приговоренный на прошлой неделе к 2,5 годам колонии за организацию беспорядков на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года, рассказал газете «Коммерсантъ», как, где и с кем он планировал совершить революцию.

Он также признался, что первые деньги от "спонсора массовых беспорядков" в России – председателя комитета по обороне и безопасности парламента Грузии Гиви Таргамадзе – получил "за работу в Беларуси", разоткровенничался о встречах в Минске и о сотрудничестве грузинских спонсоров протестного движения с белорусскими спецслужбами, отмечает TUT.BY.

Лебедев полностью признал вину и заключил досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием, за что ряд представителей российской оппозиции считают его предателем.

Константин Лебедев рассказал, что познакомился с Таргамадзе в 2005 году "на Украине в конце Майдана": "Ребята из движения "Черная пора" начали мне доверять и познакомили со своими спонсорами и учителями — командой Таргамадзе. Потому что я не словом, а делом доказал, что на многое способен и многое могу".

Первые деньги от Гиви Таргамадзе, по словам Лебедева, он получил в 2006 году "за работу в Беларуси": "Я следил, как расходуют средства местные активисты. Задания были простые: проверить, расклеили ли плакаты, сколько на акции на самом деле было народу, поговорить с тем-то и тем-то человеком, передать инструкции. Так я туда и мотался: был въездной, они невъездные".

По словам Лебедева, в Беларуси ему платили около тысячи евро в неделю, а также оплачивали все расходы на проживание и питание.

В очередной раз Лебедев приехал в Минск в 2010 году – снова по приглашению грузин: "Я уже знал, что с 2008 года они помирились с белорусами. Лукашенко тогда развернулся в сторону Европы, и к нему приехал Березовский. Грузины помирились с белорусами и через Сухаренко, тогдашнего главу КГБ Беларуси, начали туда наезживать. И в 2010 году Таргамадзе рассказал мне, на каких условиях это произошло: они очень хотели, чтобы Лукашенко отвернулся от России. Одним из условий было, что все свои данные по белорусской оппозиции, с которой они работали очень давно и вложили туда много денег, они (Таргамадзе и Ко. – TUT.BY) сдают КГБ.

Они рассказали им обо всех спонсированных ими акциях и сдали всех белорусских оппозиционеров, с кем они работали. На выборах в 2010 году они дали мне задание: походи по друзьям-оппозиционерам, узнай их планы и расскажи нам. После этого я купил диктофон и стал записывать такие разговоры. Дал послушать местным друзьям-активистам, они, конечно, охренели. Ситуация была неприятная".

Несколько поездок в Минск, по признанию Лебедева, состоялись уже в 2012 году – он, Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев приезжали в Беларусь для встречи с Таргамадзе: "Первый раз — в марте 2012 года. Приехали на машине депутата Ильи Пономарева, Леня на ней Удальцова везде возил. Приехали, познакомились, выпили. Попытались написать какую-то смету, но уж пьяные были. С Гиви всегда было много народу, у него вообще была привычка возить с собой свиту. Однажды он куда-то приехал с делегацией 40 человек. Заселились в отеле, посидели-погудели, как обычно. Вообще, дела решаются как: два дня пьют, на третий чего-то придумывают, потом уезжают. Так вот эти 42 человека погудели, ломятся в аэропорт. Потом смотрят: что за херня, а где главный-то? Главного забыли в отеле. Не разбудили, он там спать остался.

Потом мы ездили в июне и третий раз — в конце августа, из Литвы на машине с Василичем (Таргамадзе. — "Власть"). Перед этим мы 26 бутылок вина вчетвером выпили за вечер в Литве. И тут Василич говорит: "Срочно едем в Минск, звони Сереге". Я, тоже пьяный, как-то невнятно позвонил Сереге, он под Брянском где-то был. За нами машина с дипломатическими номерами приехала. За руль садится пьянющий посол Грузии в Литве, который с нами эти бутылки и пил. И на скорости 140 км в час мы летим до границы.

Там садимся в другую машину с дипномерами, уже, видимо, посла Грузии в Беларуси. На ней приезжаем в квартиру, начинаем добухивать. Серега с Леней приехали на следующий день, и мы начали пить все вместе. Когда летели назад, я, сильно пьяный, в аэропорту боялся, что сейчас нас с Серегой кто-то на фотоаппарат заснимет. Стюардессы в ужасе были, я молился, чтобы они его не узнали".

Лебедев предположил, что в фильме НТВ "Анатомия протеста" были показаны кадры именно июньской поездки в Минск. А саму встречу, по его словам, могли писать на камеру грузины.

Информация о том, что в Минске представители российской оппозиции встречались со своими грузинскими спонсорами и готовили "силовой захват власти" в России, впервые прозвучала в фильме НТВ "Анатомия протеста 2" осенью 2012 года.

После выхода фильма лидер российского "Левого фронта" Сергей Удальцов заявлял: "Никаких контактов с какими-то заграничными структурами зарубежными, спецслужбами, агентами и так далее не имел. С Гиви Таргамадзе не встречался, мне такой человек неизвестен. Никаких денег от западных структур не получал".

В свою очередь сам Таргамадзе заявил, что сочувствует российской оппозиции, однако свое знакомство с Удальцовым опроверг.

А еще весной 2006 года в эфире "Первого канала" журналист Михаил Леонтьев обнародовал записи телефонных бесед, якобы состоявшихся между Таргамадзе и неизвестными лицами. Согласно записям, Таргамадзе, в частности, обещал убить одного из лидеров белорусской оппозиции Александра Милинкевича. Таргамадзе счел обвинения, прозвучавшие в его адрес, несерьезными и не заслуживающими комментариев.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)