Александр Старикевич

Как Кремль «переобулся в прыжке»

У Александра Лукашенко исторически не складываются отношения с видеоблогерами. Один важный эпизод президентской кампании десятилетней давности в рамках спецпроекта «10/20», который уместно вспомнить сегодня.

Задолго до Сергея Тихановского, в 2010-м, видеоблогер Дмитрий Медведев, в то время занимавший пост президента РФ, посвятил белорусскому коллеге отдельный выпуск на своем канале. Вот некоторые цитаты:

«Президент Лукашенко в своих высказываниях выходит далеко за рамки не только дипломатических правил, но и элементарных человеческих приличий. Впрочем, это тоже не стало для меня новостью…».

«Своеобразное понимание партнерских отношений Лукашенко продемонстрировал и в вопросе признания Беларусью Южной Осетии и Абхазии в качестве самостоятельных участников международного сообщества… Подобное поведение является бесчестным, и партнеры себя так не ведут. И, конечно, мы будем учитывать это при выстраивании отношений с действующим президентом Беларуси».

«В адрес России и ее руководства идут потоки обвинений и брани. На этом построена вся избирательная кампания Лукашенко… Президенту Беларуси следовало бы заниматься внутренними проблемами. В том числе наконец расследовать многочисленные дела об исчезновении людей. России, как и другим странам, это небезразлично…»

Лукашенко за словом в карман не полез. Созвав в Минск российских журналистов, президент Беларуси рассказал о «безмозглой политике» тандема Медведев-Путин.

В качестве ответной меры для белорусских журналистов организовали специальную пресс-конференцию в Кремле. В моем багаже был  только один вопрос – все остальное выглядело не имеющими особого значения деталями.

Накануне поездки раздался звонок с Первого российского канала. Меня звали на ток-шоу с ведущим Максимом Шевченко.

Такого рода программы уже тогда имели сомнительную славу, но по сравнению с нынешними они выглядели эталоном культурной дискуссии. Звонивший сотрудник ток-шоу провел со мной полноценное 40-минутное интервью «в рамках подготовки». Кажется, он выяснил мое отношение ко всему на свете, и результаты Первому каналу не сильно понравились.

В результате Шевченко с микрофоном подскочил ко мне секунд на 20, после чего вихрем унесся в сторону более подходящих собеседников и до конца программы уже больше не приближался.

Но это был «десерт», которому предшествовало «главное блюдо» – встреча с Сергеем Нарышкиным (оперативный псевдоним «Наумов»), на тот момент руководителем администрации российского президента. Через год с небольшим он станет председателем Госдумы, а в 2016-м возглавит Службу внешней разведки. Круг замкнулся: выпускник школы Первого главного управления КГБ вернулся в лоно «семьи».

Нарышкин сходу взял быка за рога. После протокольных заверений в любви и уважении к Беларуси, а также нерушимости дружбы народов, руководитель президентской администрации сказал:

– Нам особенно больно видеть, что из Минска в последнее время звучат безосновательные упреки в адрес России. И откровенная брань в адрес российского руководства, примером чего является конференция, проведенная Александром Лукашенко 1 октября... Брань и оскорбления. Не хотел бы даже упоминать некоторые определения, которые Александр Лукашенко использовал в адрес российского руководства. Мне неудобно.

Присутствующие переглянулись. А Нарышкин продолжил озвучивать длинный список претензий к главе Беларуси. При желании можно было вообразить за спиной шефа президентской администрации пылающие мосты, сожженные в знак невозможности примирения с Лукашенко.

Но реальность отличается от фантазий.

– Сказанное президентом РФ является принципиальной позицией, которая пересмотру не подлежит, или спустя некоторое время мы можем увидеть Дмитрия Медведева и Владимира Путина вновь обнимающимися с Александром Лукашенко и радостно пожимающими ему руку? – задал я свой вопрос.

 После небольшой паузы Нарышкин ответил:

– Для нас важно осознание белорусским руководством вредности шагов по дискредитации белорусско-российских отношений. Если это осознание произойдет – на словах и на деле – восстановление отношений на политическом уровне исключать нельзя.

Резюме моего репортажа сводилось к следующему:

«Очевидно, что моральных преград для очередного компромисса с Лукашенко у Кремля нет. Вопрос лишь в том, предложит ли глава Беларуси достойную цену за индульгенцию».

Политики умеют «переобуваться в прыжке». Меньше, чем через два месяца, Александр Лукашенко и Дмитрий Медведев заключили сделку.

Компенсацией морального вреда для российского руководства стало подписание белорусским президентом договора о создании Единого экономического пространства. После этого сомнений в том, что Лукашенко одержит через 10 дней очередную «элегантную победу», не осталось.

ЕЭП, в частности, предусматривало создание к 2019 году общего рынка нефти, газа и электроэнергии. Но и сегодня этого рынка как не было, так и нет.

А вот конфликтов между Минском и Москвой по-прежнему хватает. Но их медийный градус может показаться высоким лишь, если не сопоставлять нынешние перепалки с тем, что было 10 лет назад.

И мы уже знаем: эта ссора  в любой момент может перерасти в очередной акт интеграции.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:100)