Анастасия Зеленкова

Иран: что бывает, когда власть находится в руках одного человека 31 год

Способна ли несменяемая власть построить государство для народа?

Глядя сегодня на Иран, трудно поверить, что еще полвека назад это было светское государство. Женщины носили купальники и мини-юбки, свободно общались с мужчинами, получали образование, и в целом страна держала курс на Запад, считаясь одной из наиболее прогрессивных стран в мусульманском регионе.

Все изменилось в один момент. И нынешний правитель Ирана непосредственно приложил к этому свою руку.

Так выглядели иранские женщины до Исламской революции

Нет, речь не о президенте страны. Президенты в Иране как раз таки меняются с завидным постоянством. Они успешно избираются на 4 года и не могут занимать должность более двух сроков подряд.

Нынешний президент Хасан Рухани, чей второй срок подходит к концу, очень скоро должен передать полномочия тому, кого выберет народ и… еще один человек. Вот об этом человеке и хотелось бы рассказать.

Тысячи жертв для строительства «справедливого общества, без насилия и угнетения»

Действительно есть в Иране тот, чьи решения беспрекословны, а полномочия выше любого президента – Верховный правитель.

Фото epa/vostock-photo

Али Хаменеи правит страной вот уже 31 год. Его власть безгранична, ни одно важное для страны решение не принимается без его одобрения. Он контролирует все основные рычаги государственной власти: суды, армию и средства массовой информации, так как именно он назначает руководителей судебной системы, государственного радио и телевидения, регулярных вооруженных сил и элитного Корпуса стражей исламской революции. Даже выбранный народом президент должен проходить согласование с Хаменеи.

В распоряжении Хаменеи находятся и громадные экономические ресурсы: он решает, куда направить доходы от нефти и даже средства благотворительных фондов страны, распоряжается многомиллионными денежными пожертвованиями, предназначенными для религиозных святынь Ирана.

Ну и, конечно, всячески контролирует жизнь простых иранцев, их религиозные убеждения и уклад.

Но как же так произошло, что некогда светская страна вдруг превратилась в оплот религиозного фанатизма?

Все поменяла Исламская революция 1979 года. Прежний режим был свергнут одиозными исламистами и провозглашена Исламская республика Иран, в которой власть отдавалась пожизненному Верховному руководителю. Тогда им стал предшественник Хаменеи с созвучным именем Хомейни. Сам же Хаменеи в это время был в авангарде событий, являясь верным последователем и учеником правителя.

Под лозунгом строительства «нового справедливого общества, без насилия и угнетения» в стране развернулись массовые репрессии. Бывшие министры, губернаторы и высокопоставленные военные были приговорены к смерти. В первые пять лет диктатуры казнили не меньше 9 тысяч иранцев. За рубежом агенты исламской республики ликвидировали не менее 60 политических эмигрантов.

Параллельно шиитские богословы взялись восстанавливать «скрепы». Под запретом оказались западная мода, кинематограф и произведения литературы. Женщин обязали носить традиционную мусульманскую одежду. Супружеская измена, употребление алкоголя и наркотиков стали уголовными преступлениями. В стране закрывали учебные заведения, лишали работы нелояльных преподавателей, журналистов и работников культуры.

Массовые казни стали частью иранской повседневности.

Когда Конституция не помеха

И Хаменеи, конечно, был активным воплотителем новых идей. Многолетняя верность своему наставнику, ставшему Верховным правителем Ирана, окупилась с лихвой.

Аятолла пригласил Хаменеи на работу в новое революционное правительство, где он занимал различные ответственные должности: некоторое время был министром обороны, после начала ирано-иракской войны руководил Корпусом стражей исламской революции, затем, благодаря своим прекрасным ораторским способностям, получил влиятельную должность руководителя пятничной молитвы в Тегеране. Ну а позже с легкой руки своего покровителя баллотировался в президенты и оставался им до смерти правителя в 1989-м.

Вскоре Хаменеи сам оказался на этой должности. Кстати, для этого пришлось слегка «подправить» Конституцию.

Дело в том, что у Хаменеи, чтобы стать Верховным правителем, не хватало, так сказать, религиозных регалий – он не был даже аятоллой, тогда как на этом посту должен был быть марджа (великий аятолла). Но его предшественник так хотел оставить после себя пост именно Хаменеи, что за три месяца до своей смерти внес изменения в Основной закон – как известно, для правителей с неограниченной властью это не составляет труда.

И Хаменеи не подвел, продолжив дело своего наставника. По всей стране и даже за рубежом он насадил разветвленную сеть «религиозных комиссаров», которые стали его «глазами и ушами». Критика в адрес руководителя неизбежно карается тюремным заключением. Досталось даже родному брату Хаменеи, который в своей проповеди посмел негативно отозваться о слишком широких властных полномочиях Высшего руководителя. Он был избит близкими к правителю военными.

Фото AFP

Вообще с любыми права и свободами в стране, мягко говоря, не очень. В рейтинге свободы печати Иран занимает 170-е место из 180. Цензуре подвергается даже интернет. В последнем ежегодном докладе Amnesty International отмечается, что в Иране «органы безопасности в нарушение права применяют насилие со смертельным исходом, чтобы подавить акции протеста, при этом были убиты сотни протестующих и тысячи произвольно арестованы». Звучат также обвинения в использовании пыток по отношению к политическим заключенным (вплоть до жестокого изнасилования).

Сексуальные меньшинства также подвергаются уголовному преследованию. Причем казнить могут даже несовершеннолетних.

Вообще Иран занимает второе место в мире (после Китая) по числу смертных приговоров. Например, в 2006 году в стране были казнены не меньше 215 человек, в том числе семеро несовершеннолетних.

Инфляция и безработица

Но, может, жесткость режима оправдывает экономическое благополучие граждан? Увы. Страна, богатая природными ресурсами (занимает второе в мире место по добыче нефти среди стран ОПЕК), оказалась не в состоянии обеспечить достойный уровень жизни своих граждан.

Если еще в 60-70-х годах Иран вплотную подбирался к «топ-10» мировых экономик, где ВВП на душу населения рос в разы быстрее, чем в Китае или Южной Корее, то сейчас, оказавшись в изоляции по вине религиозных фанатиков, страна планомерно скатывается вниз.

Даже по официальным данным, уровень инфляции в 2020 году, по прогнозу, должен составить 31%, а безработицы – 17,4%.

Не ладится и борьба с коррупцией. В индексе восприятия коррупции Transparency International за 2019 год Иран находится на 146-м месте из 180.

Сегодня для Али Хаменеи настали нелегкие времена. На мировой арене Иран – почти в полной изоляции. Внутри страны народ, несмотря на репрессии, все громче подает голос.

Престарелому правителю нечего предложить кроме репрессий и религиозных догм. Остается только искать внешних врагов, чтобы переключить внимание населения с проблем. И он их находит в лице США и Израиля, к которым всячески демонстрирует глубокое презрение.

После признания вины за сбитый украинский «Боинг» Иран охватили протесты. Активисты кричали: «Наш враг — не Америка». Фото Ebrahim Noroozi/AP

Впрочем, в последнее время Высшего руководителя стало подводить здоровье. Поговаривают, что Хаменеи в лечебных целях курит опиум (чтобы ослабить боль в парализованной руке), а его врачи в частном порядке признают, что правитель уже давно испытывает приступы депрессии.

И похоже, эта депрессия дает о себе знать не только проблемами внутри страны, но и на международной арене. И это еще одно доказательство, что любая неограниченная и неподконтрольная власть приносит лишь страдания и горе народу и не может привести страну к процветанию и достойной жизни.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:107)