Антон Полещук

Громкое дело в Бресте. Пенсионера-мопедиста судили за холодный «Коктейль Молотова»

Владельца скутера возмутили несправедливые, по его мнению, действия властей. И он «сорвался».

Фото несет иллюстративный характер

69-летнего Александра Ковалевича обвиняли и судили по статье 366 (ч.1) уголовного кодекса (Насилие либо угроза в отношении должностного лица, выполняющего служебные обязанности). Три месяца назад пожилой брестчанин зашел к судебным исполнителям, чтобы выяснить, по какой причине из его очень скромной  пенсии (360 рублей) вычли почти третью часть (101.60). В пакете у него была бутылка из-под молока, доверху наполненная горючей жидкостью.

История началась с того, что в начале двухтысячных Александр Владимирович приобрел на рынке скутер иностранного производства. Документы к нему сгорели при пожаре. Какое-то время мопед стоял в сарае без дела. Но, продав старую иномарку, которая стала не по карману, пенсионер решил на вырученные деньги отремонтировать двухколесный транспорт.

Однако восстановить скутер оказалось проще, чем зарегистрировать его в ГАИ. Там четко дали понять: со вступлением в 2011 году новых правил регистрации скутеров они приравниваются к обычным транспортным средствам. Следовательно, их регистрация возможна только при наличии соответствующих документов — прежде всего, техпаспорта. Если его нет, владельцу нужно самому обращаться в таможню и делать запрос — когда и где данное ТС пересекало границу РБ? Либо искать прежнего владельца.

Из Брестской таможни пенсионеру пришел официальный ответ: «данное транспортное средство государственную границу не пересекало». А вот найти человека, который продал ему этот мопед, Ковалевич даже не пытался.

— Я же не экстрасенс, — говорит мужчина.

Прошлым летом брестчанин съездил на своем мопеде в Москву и побывал на экскурсии в Кремле. Там его не останавливали. Чего не скажешь о родном Бресте, где его остановили для проверки документов. Встреча с сотрудником ДПС закончилось для водителя скутера протоколом, согласно которому он должен был уплатить штраф  — одну базовую величину (25.50 рублей) — в месячный срок.

Такое решение мужчина посчитал  несправедливым. Штраф не был уплачен вовремя и сумма выросла в несколько раз.

Служба ОПИ, строго выполняя предписание закона, направила протокол в управление по труду, где владельцу незарегистрированного мопеда автоматически урезали очередную выплату пенсии на 101 рубль 60 копеек.

Возмущенный пенсионер пришел в районный отдел ОПИ, где в очередной раз пытался рассказать, как все было на самом деле. Однако там, по словам обвиняемого, его «никто не хотел слушать». После этого Александр Ковалевич достал из пакета бутылку с бензином и резко выплеснул содержимое на голову 28-летнему судоисполнителю Павлу, который, что самое интересное, даже не рассматривал это дело и не направлял протокол ГАИ в управление по труду. 

По счастливой случайности, бензин не проник молодому человеку в глаза и не причинил вреда здоровью. Ковалевича задержали, после чего было возбуждено уголовное дело, а затем в суде предъявлено обвинение.

— Я сделал это, чтобы на меня обратили внимание, — сказал пенсионер в ходе судебного слушания. — Чтобы власть поняла, что так нельзя — только карать без суда и следствия, и ничего толком не объяснять людям.

Во время процесса Ковалевич не раз просил прощения у Павла за причиненные моральные страдания: «Каюсь, виноват». По словам обвиняемого, он не собирался никого поджигать: «Я же не сумасшедший».

Экспертиза признала подсудимого вменяемым. Установлено, что в момент совершения преступления он не находился в состоянии аффекта и мог отдавать отчет своим действиям. В итоге суд приговорил его к месяцу ареста (прокурор запрашивал два). Но, учитывая срок пребывания под стражей и домашним арестом во время следствия, осужденного отпустили в зале суда.

В наступившем году Александр Ковалевич вынашивает планы поехать на своем мопеде в Соловецкий монастырь. Он почему-то уверен, что в России его опять никто не остановит из-за отсутствия «какой-то бумажки». Но все же не хочет нарушать закон и в родной стране.

— Да, я виноват, поступил отвратительно. Сорвался, не выдержал такого отношения к себе. Но неужели нельзя упростить процедуру регистрации мопедов? Предусмотреть вариант на тот случай, если документы сгорели или утеряны, — сокрушается пожилой брестчанин. — Как-то же можно пойти навстречу людям. Или это нереально для нашего государства?

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:67)