Аня Башкевич
Грипповая порука

Человечеству трудно жить без угрозы смертельной болезни. Кому-то это просто будоражит кровь, а кто-то на этом зарабатывает большие деньги.

Вот и сейчас Всемирная организация здравоохранения предупреждает о надвигающейся эпидемии жутко опасного для людей птичьего гриппа. С экранов телевизоров врачи рассказывают страшилки о круговороте в природе, благодаря которому вот-вот появится смертоносный вирус-мутант. Свой вклад во всеобщую истерику вносят и журналисты. Одна из белорусских газет вынесла на первую полосу броский заголовок: “В случае появления нового вирусного штамма больных будут миллионы. Или миллиарды”.
Дальше — больше. Для сравнения из мировой истории извлекаются самые крупномасштабные эпидемии, унесшие множество жизней (вроде печально знаменитой “испанки” 1918 года, которая, по очень свое-временно подвернувшейся версии, тоже была птичьим гриппом). Зловещее блюдо на основе искусно приготовленных ужасов обильно поливается соусом из кошмарных симптомов, коими обязательно будет сопровождаться новоявленная болезнь. В этом месте сентиментальные домохозяйки утирают вышитыми платочками влажные глаза, прижимая к груди так и не повидавших прелестей жизни чад. Занавес. Аплодисменты.
Примерно так же несколько лет назад нагнеталась обстановка вокруг атипичной пневмонии. Много писали, стращали, предрекали. Да, были жертвы. Единичные. Сегодня мало кто вспомнит, в чем, собственно, заключается суть этой напасти. А еще раньше миру сулили преждевременную кончину от коровьего бешенства.
Кому выгодно нагнетать страсти вокруг мифических эпидемий? Во-первых, фармацевтическим компаниям. Евросоюз и США отстегивают громадные суммы на разработку вакцин. К примеру, только американский сенат в конце прошлого месяца решил выделить на создание необходимых медикаментов для борьбы с возможной эпидемией птичьего гриппа
8 миллиардов долларов. “То, что может произойти в случае пандемии птичьего гриппа, гораздо более страшно, чем возможные действия террористических организаций”, — сеет панику сенатор Том Харкин. Родственники погибших в нью-йоркских небоскребах, лондонском и московском метро вряд ли разделяют данное убеждение.
Во-вторых, растет спрос на продукцию производителей свинины и говядины. Последним выпал случай компенсировать потери, понесенные во время кампании по борьбе с коровьим бешенством.
Наконец, на страхах, связанных с птичьим гриппом, пытаются заработать ловкачи. В частности, уже вовсю рекламируется “антибактериальный” (!) телефон от всемирно известного производителя, который, по заверению представителей компании, “убивает 99,9% микробов и даже может способствовать предотвращению заражения птичьим гриппом”. Плюс различного рода объявления подоспевших шарлатанов о продаже “спасительных” вакцин от надвигающегося смертельного вируса-мутанта.
На самом деле птичий грипп существует в природе уже очень давно. И до сих пор с ним успешно боролись. Что же касается людских жертв, то врач-грипполог Юрий Гендон, главный научный сотрудник НИИ вирусных препаратов Российской академии медицинских наук, в интервью радиостанции “Эхо Москвы” привел впечатляющий пример. За последние восемь лет во всем мире птичий грипп поразил около двухсот человек (умерли около 40% заболевших). А рядовым человеческим гриппом за период 2004-2005 годов только в США переболели более миллиона человек и около двадцати тысяч умерли.
Причем не было еще ни одного подтвержденного случая передачи вируса птичьего гриппа от заболевшего человека к тем людям, с которыми он контактировал… Так что самое время выбросить из головы надуманные страхи и подумать о том, как обезопасить себя и близких от наведывающегося к нам с завидным постоянством гриппа человеческого.
Кстати, о птичках
Главный санитарный врач России заявил, что готов съесть зараженную птичьим гриппом курицу (соответствующим образом приготовленную и обработанную). В Украине угроза эпидемии птичьего гриппа привела к резкому росту продаж национального деликатеса — сала. А по информации грузчика Васи, которого допросила корреспондент “Салідарнасці”, на Комаровском рынке поставки куриного мяса и яиц почему-то даже возросли.
— Какой там птичий грипп! Если бы действительно угроза была, мы бы здесь уже не стояли, — заявляет один из продавцов.
В соседнем ряду торговка мясом птицы грызет семечки.
— А птичьего гриппа не боитесь? — спрашиваю.
— Да нет, и сама курочек ем, и внучек бульончиком балую. А то, что в России творится, так давно известно, что бардак там. Другое дело у нас, — авторитетно заявляет тетушка. — Берите, ешьте, пока можно.
В администрации рынка однозначно заверили, что в нашей стране птичьего гриппа нет и быть не может: куры у нас местные, здоровые, все как на подбор. Что же касается анализа на заморскую заразу, то на рынке никаких лабораторных исследований мяса птицы не проводят — верят данным документов, которые заполняются еще на птицефабриках.
На столичной птицефабрике имени Н.К.Крупской говорить с корреспондентом “Салідарнасці” о птичьем гриппе не стали, посоветовали позвонить в “Белптице-пром”. Чиновник этого ведомства отказался представиться, но авторитетно заявил, что на белорусские птицефабрики птичий вирус “не пройдет”. Он в этом уверен на 99,9%, потому что заморской заразе поставлен достойный барьер. Птицефабрики — это предприятия закрытого типа, поэтому никаких контактов у их обитателей с дикой птицей нет и быть не может. Доступ посторонних лиц на эти объекты запрещен. Сами работники на одежде вирус принести не могут — каждый раз, заступая на рабочее место, они переодеваются. А домашнюю птицу им иметь вообще запрещено. Что же касается личных подворий, то там никто не застрахован: ну как баба Мотя может ограничить контакт своей несушки с дикой природой?
Кстати, о контактах. В Беларусь не летают птицы из Юго-Восточной Азии, где наблюдаются вспышки птичьего гриппа. Отечественные орнитологи отвергают также и возможность заноса болезни российскими пернатыми. Нынешней осенью путь миграции стай из Западной Сибири проходил по югу России и вокруг Черного моря.
— Птицы из Западной Сибири и Беларуси зимуют в одних и тех же районах. Но вероятность заноса опасного вируса весной тоже невелика. Ослабленные болезнью птицы, скорее всего, погибнут прямо в местах зимовок, — считает Александр Винчевский, директор общественной организации “Ахова птушак Беларусі”.
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)