Комментарии
Комментарии Рациональный диктатор Предсказуемая победа Александра Лукашенко на воскресных президентских выборах ставит точку в уже затянувшемся процессе превращения Беларуси в глазах Запада из обычного постсоветского авторитарного режима в государство-"изгоя". Во многом это является реакцией на очевидную неспособность США и Евросоюза повлиять на ситуацию в стране. Ощущение необходимости "что-то сделать" с белорусским режимом явно нарастало на Западе на протяжении всего последнего года, однако сделать ничего не удалось. Теперь выборы в Беларуси признаются нелегитимными, а за самим господином Лукашенко практически официально закрепляется термин "последний диктатор Европы". Александр Лукашенко ставится в один ряд с Ким Чен Иром, путешествующим только на бронепоезде, или Туркменбаши, воздвигающим себе самому золотые статуи.
Комментарии Их последний диктатор Что же это Москва так надрывается по поводу смерти Милошевича и его погребения? Прямо горе какое-то обрушилось на российский истеблишмент, как будто собственного президента потеряли, а не бывшего сербского. Да сербы так не воют в голос, как некоторые наши политики. Кстати, сербы и впрямь не сильно плачут. Они-то знают покойного как облупленного. И искреннее им спасибо, что они своего отморозка согласились хоронить на собственной территории. А то наши-то, утирая слезу, готовы были от имени, видимо, всего российского народа, предоставить ему последнее убежище в случае, если родная его Сербия побрезгует. А я вот, например, совершенно не хотела бы, чтобы еще один тиран тут у нас покоился. Своих достаточно. А уж жертв этих кровавых властителей вообще не счесть. Обойдемся как-нибудь без сербского диктатора.
Комментарии Ай-яй-яй-яй, суки замочили… Я прямо вижу, как страшной темной ночью по узким сырым коридорам гаагской тюрьмы крадется зловещая тень. Вот она остановилась возле одной из дверей каземата, отодвинула массивный засов и юркнула внутрь. В тесной убогой камере, освещенной лучиной, мирно спит Слободан Милошевич. Его одухотворенное лицо излучает благородство и покой, а над головой, словно ангел, порхает неизвестно как залетевшая сюда маленькая белая бабочка. Возле кровати на грубо сколоченной табуретке стоит стакан с водой. Из-под складок черного плаща появляется тонкая рука. Она тянется к стакану — и в то же мгновение вода закипает, растворяя таблетку, а бабочка замертво падает на подушку. В этот момент капюшон чуть приподнимается, луч света падает на лицо коварного отравителя, и мы с ужасом видим, что это… Но я думаю, что вы уже и сами догадались… Конечно — главный прокурор гаагского трибунала Карла дель Понте собственной персоной.
Загрузить ещё