Все, что узнали из скандальной документалки про Майкла Джексона

На HBO вышел четырехчасовой документальный фильм «Покидая Неверленд», в котором двое мужчин, с детства дружившие с Майклом Джексоном, обвиняют его в сексуальном насилии.

Рассказываем, почему картина вызвала такой резонанс.

Режиссер «Покидая Неверленд» Дэн Рид и герои — Уэйд Робсон и Джеймс Сейфчак

Четырехчасовой документальный фильм «Покидая Неверленд» впервые был показан в январе на фестивале «Сандэнс» — и сразу спровоцировал скандал. Поклонники музыканта стали устраивать акции протеста, доходило даже до столкновений с полицией. Они обвиняли авторов картины в однобоком освещении истории и предвзятости, так как умерший в 2009 году Майкл Джексон никак не сможет себя защитить.

Действительно, «Покидая Неверленд» целиком и полностью построен на свидетельствах двух мужчин — 36-летнего хореографа Уэйда Робсона и 41-летнего Джеймса Сейфчака (сейчас работает в сфере IT), которые утверждают, что подверглись сексуальному насилию со стороны певца.

Режиссер картины Дэн Рид на фестивале «Сандэнс» признал, что не стал брать интервью у других участников событий, так как их заявления могли усложнить и запутать историю, которая, по его словам, «не о Джексоне, а о двух семьях и о том, как они смирились с историей, которую их сыновья рассказали им через много лет после смерти Джексона». Семья самого Джексона в фильме никак не фигурирует — даже в формате публичных заявлений (семья назвала фильм «публичным линчеванием» и подала против HBO иск на $ 100 миллионов).

Фильм ожидаемо вызвал большой резонанс. В соцсетях до сих пор идут споры, уместно ли ворошить прошлое, как теперь быть с наследием Джексона и почему герои документалки заговорили только сейчас, хотя оба в свое время свидетельствовали в суде в защиту музыканта.

Вскоре после премьеры на HBO авторы «Симпсонов» удалили эпизод с участием Майкла Джексона, а ряд канадских и новозеландских радиостанций сняли его песни с ротации. Фанаты тем временем взломали страницу фильма на IMDb и обрушили его рейтинг. В разных городах проходят демонстрации в поддержку поп-короля, а в Лондоне фанаты даже купили рекламу на автобусах, на которых разместили плакаты «Невиновен» и «Факты не врут. Люди врут».

Рассказываем, что такого в этом фильме, который разделил общество на два лагеря. Предупреждаем, что некоторые факты могут вызвать у читателя негативное впечатление.

Майкл Джексон и Уэйд Робсон

Уэйд Робсон

Уроженец Австралии Уэйд Робсон познакомился с Джексоном в 1987 году в возрасте 5 лет. На тот момент музыкант уже выпустил шесть сольных альбомов, включая Thriller. Робсон был фанатом Джексона: его комната была увешана плакатами, он часами просиживал у телевизора, слушая его музыку и копируя его движения.

Танцевальный талант, который довольно рано проявился в Робсоне, и стал ключом к знакомству с Джексоном — мальчик стал победителем конкурса двойников певца в Брисбене, выиграл билеты на концерт и встречу со своим кумиром, который тогда гастролировал с туром Bad. Концерт был двухдневный, и на следующий день Робсон в числе других детей уже танцевал на сцене в черном костюме с шипами, как в клипе Bad.

После знакомства Джексон сказал Робсонам, что они могут в любой момент связаться с ним, если вдруг окажутся в Америке. Это и случилось через два года, когда Уэйд, уже танцевавший в составе труппы, вместе с семьей отправился на гастроли в Калифорнию. Мать Уэйда Джой Робсон вышла на ассистентов Майкла, и вскоре семья получила приглашение погостить на ранчо Неверленд.

В документальном фильме Уэйд Робсон утверждает, что в первую же ночь вместе со своей старшей сестрой Шанталь остался спать в спальне Джексона, в то время как его родители разместились в гостевом домике. Он признает странность ситуации, но, по его словам, «было ощущение, что я знаю его много лет». «Его постеры были в моей комнате, его музыка — в моих ушах. Я знал его, как мне казалось», — говорит он.

Неверленд был настоящей сказкой не только для маленького Робсона, но и для его семьи. И его мать, и сестра с восторгом описывают ранчо, где было несколько домов, бассейн, собственный парк аттракционов, кинотеатр с попкорном и сладостями в неограниченном количестве, зоопарк. Уэйду совсем не хотелось уезжать, и Майкл уговорил его родителей оставить мальчика на пару дней, пока они будут на экскурсии в Гранд-Каньоне.

Робсон утверждает, что именно тогда у него случился первый сексуальный контакт с Джексоном, и эти связи продолжались еще семь лет, пока ему не исполнилось 14. Майкл объяснил ему, что вещи, которые они делают наедине, являются демонстрацией любви и их «свел вместе Бог». По словам Робсона, сексуальные связи включали в себя мастурбацию, оральный секс, просмотр порнографии. Мужчина также упомянул одну попытку пенетрации, когда ему было 14. Он отметил, что Джексон прекратил свои действия, когда ему стало физически больно.

Майкл Джексон и Робсоны

Когда Уэйд с семьей вернулись в Австралию, Майкл звонил каждый день и разговоры могли длиться по шесть-семь часов, утверждает Джой Робсон. Также Джексон регулярно присылал факсы с записками о том, как он скучает по Робсонам, с какими-то наставлениями Уэйду, которого он называл my little one.

Параллельно брак родителей Уэйда стал разваливаться: у отца диагностировали биполярное расстройство, у него стали проявляться перепады в настроении, он мог пропадать ночами. В итоге в возрасте 9 лет Уэйд с сестрой и матерью переехали в Лос-Анджелес — в фильме это преподносится так, что не в последнюю очередь на решение Джой бросить мужа и уехать в США повлиял Джексон, который был близок и с ней (Джой Робсон говорит, что он был для нее как сын). Якобы музыкант прочил Уэйду блестящую карьеру и обещал снять его в своем клипе на песню Black and White.

Вскоре после переезда в Лос-Анджелес Уэйд узнал, что в клипе снимется Маколей Калкин. По его словам, он почувствовал «ревность и обиду», так как теперь его место занял другой «любимчик», сопровождавший артиста везде. А в тур Dangerous в 1992 году Джексон взял с собой другого мальчика — австралийца Бретта Барнса.

Майкл Джексон и Маколей Калкин

И Барнс, и Калкин неоднократно заявляли, что музыкант вел себя с ними предельно корректно и не позволял неуместных вещей в их присутствии.

В Лос-Анджелесе Робсон продолжал заниматься танцевальной карьерой и добился в этом больших успехов. В возрасте 11 лет у него уже был агент, в 12 лет он начал давать танцевальные классы, а в 14 стал ставить номера различным местным группам.

Позднее Робсон, все еще будучи подростком, стал работать с Бритни Спирс, в 2001 году поставил хореографию для рекламы Pepsi с ее участием, снимался в ее клипах, режиссировал ее турне. Вскоре он начал сотрудничать с NSYNC и уже выступал постановщиком их шоу.

Джеймс Сейфчак

Джеймс Сейфчак познакомился с Джексоном в 1987 году в возрасте 10 лет — его отобрали на кастинге на съемку в рекламе Pepsi. В документалке Сейфчак рассказывает, что не был фанатом музыканта, но довольно скоро приобрел большую привязанность к нему.

Майкл Джексон и Джеймс Сейфчак

Это стало началом большой дружбы: Джексон часто гостил у Сейфчаков, а они приезжали к нему домой в особняк в Лос-Анджелесе, все вместе проводили отпуск на Гавайях. Вскоре, в 1988 году, они получили приглашение отправиться с Джексоном в тур Bad — по словам Джеймса, именно тогда отношения с музыкантом перешли в сексуальную плоскость.

Мать Джеймса Стефани утверждает, что она ничего не подозревала, а на ее вопросы о том, почему ее заселяют в номер в другом конце коридора или на другом этаже, менеджеры отвечали, что не могли подобрать хороший номер поблизости. «Майкл хотел быть нашим другом, а мы думали: о Боже, как нам повезло! Вы летаете первым классом, вас ждет его лимузин, это было восхитительно, мы жили жизнью богатых и знаменитых», — вспоминает в фильме Стефани Сейфчак.

Сейфчак подробно рассказывает, как и где вступал в сексуальную связь с Джексоном на ранчо Неверленд. Это происходило в спальне музыканта, в кинотеатре, в гостевых домах, утверждает он и отмечает, что это всегда были комнаты с обзором или изолированные помещения, в которые не так просто было попасть: либо нужно было преодолеть большое расстояние, крутой лестничный пролет, или открыть несколько дверей — таким образом, приближающегося было слышно заранее (чтобы успеть быстро одеться, говорит Сейфчак; если верить его словам, они даже репетировали одевание на скорость).

В рассказах Робсона и Сейфчака есть сходство: они оба говорят о чувстве ревности, когда они видели Джексона с другими детьми. Джеймс также утверждает, что во время ночевок в Неверленде он замечал, что музыкант уединяется с другим мальчиком в уборной, и «догадывался, что там происходит». По его словам, последний раз он был в Неверленде в 1992 году, в возрасте 14 лет.

Майкл Джексон и Джордан Чендлер

Первое обвинение (1993)

В 1993 году дантист Эван Чендлер подал против Джексона гражданский иск на $ 20 миллионов, обвинив певца в растлении своего 13-летнего сына Джордана. Мальчик утверждал, что музыкант заставлял его трогать свои гениталии и подробно описал его половые органы и некоторые отличительные признаки на его теле.

За этим последовало уголовное расследование, на ранчо Неверленд прошли обыски, а самого Джексона подвергли осмотру: в рамках расследования полицейские сфотографировали всю нижнюю часть его туловища, в том числе пенис. Вспоминая эту ситуацию, музыкант называет случившееся «настоящим кошмаром».

Полиция также допросила несколько десятков детей и их родителей. Показания давали и Робсон с Сейфчаком. На этом видео 1993 года видно, как 11-летний Робсон вместе с матерью и сестрой защищают Джексона.

По словам Джой Робсон, когда в СМИ всплыла история с Чендлерами, она спросила с Уэйда, позволял ли Майкл непристойности по отношению к нему. Женщина утверждает, что ее сын четко сказал «нет». Она также признается, что Джексон был для нее фактически членом семьи и она была убеждена, что его пытаются опорочить, чтобы заработать на этом денег.

Примерно то же самое говорит Стефани Сейфчак. Ее сын Джеймс также свидетельствовал в защиту Джексона в суде. Вскоре после этого, по словам женщины, Джексон купил им дом.

История с Чендлерами действительно была сложной и запутанной, а поведение Эвана Чендлера давало основания полагать, что его действия продиктованы корыстными интересами. Тот факт, что вместо того, чтобы обратиться в полицию, он подал гражданский иск и обратился к услугам Барри Ротмана — адвоката с темным прошлым, который был неплательщиком алиментов и уклонялся от уплаты налогов, — у многих вызывал вопросы.

Весомым аргументом защиты стала аудиозапись разговора Эвана Чендлера, на которой он рассказывает о планах добиться полного опекунства над своим сыном (они были в разводе с матерью) и «уничтожить Джексона». На вопрос собеседника, а что будет с его сыном, он ответил: «Мне все равно. Эта история больше, чем мы все, вместе взятые. Она обрушится и уничтожит каждого, кто на виду. Это будет настоящая резня, если я не получу, что я хочу».

Также в ходе процесса всплыла информация, что о домогательствах Джексона 13-летний мальчик рассказал под воздействием препарата «амитал натрия», который использовался в качестве наркоза во время операции по удалению зуба (это психоактивное вещество, которое называли «сывороткой правды» и использовали во время допросов в КГБ; как средство медицинского наркоза он не применялся).

Параллельно Чендлер вел переговоры с представителями Джексона, где обсуждались различные денежные компенсации и сделки. Позднее Чендлер повел сына к психотерапевту, и во время трехчасового сеанса мальчик рассказал о том, что Джексон мастурбировал перед ним и занимался с ним оральным сексом.

То же самое он повторил на допросе в полиции с описанием особенностей физиологии певца (в большом лонгриде американского GQ утверждается, что заключение психотерапевта, которое стало поводом для уголовного расследования, было сделано без личной встречи с мальчиком).

В итоге в январе 1994 года Джексон заключил досудебное соглашение, заплатив семье в общей сложности около $ 20 миллионов. Тем не менее уголовное расследование продолжалось, однако Джордан не стал свидетельствовать против певца, а в июле 1994 года Чендлеры перестали сотрудничать со следствием. В сентябре в отсутствие доказательств дело было прекращено.

Скандал сказался на здоровье и карьере Джексона. В ходе разбирательств музыкант стал принимать успокоительные ксанакс и валиум и приобрел зависимость. Также он лишился ряда контрактов, в том числе десятилетнего договора с Pepsi.

Второе обвинение (2003)

Разбирательство началось после выхода документального фильма «Жизнь с Майклом Джексоном» журналиста Мартина Башира, который в течение нескольких месяцев везде сопровождал артиста.

Внимание правоохранителей вызвало заявление 12-летнего Гэвина Арвизо, онкобольного в ремиссии, о том, что он ночевал в спальне музыканта. Сам Джексон заявил, что не видит ничего плохого в том, что дети спят на его кровати, так как в этом нет никакого сексуального подтекста.

Фильм спровоцировал настоящий скандал, на Джексона ополчились все СМИ, в то время как друзья и знакомые певца защищали его, утверждая, что его слова были неверно интерпретированы. Многие сторонники музыканта обращали внимание на обстоятельства его биографии: у него совсем не было детства, с пяти лет он проводил свое время в бесконечных репетициях и в студиях, на сцене перед миллионами незнакомых людей, окруженный взрослыми, которые требовали от него все больше и больше, а отец Джо Джексон избивал его.

Также было распространено мнение, что у Майкла Джексона задержанное развитие и он, по сути, был ребенком в теле взрослого мужчины.

Джексон действительно дружил с детьми и проводил с ними много времени, жертвовал миллионы на благотворительность и основал собственную благотворительную организацию Heal the World, которая помогала бороться с бедностью, голодом и эксплуатацией детей.

Семья Арвизо утверждала, что Джексон растлил Джона, напоив его алкоголем, на том же ранчо Неверленд. Процесс длился почти два года и сопровождался массовыми спекуляциями в СМИ в адрес музыканта (многочисленные заявления домработников, которые якобы были свидетелями неподобающего поведения музыканта; многие из них потом отказались от своих слов), а в ходе судебных слушаний стало известно, что мать Гэвина, Джанет Арвизо, когда-то лжесвидетельствовала в суде и обвинялась в мошенничестве в сфере соцобеспечения.

В июне 2005-го присяжные признали Джексона невиновным по всем пунктам обвинения.

Свидетелями защиты были Маколей Калкин и Уэйд Робсон, которому тогда уже было 22 года. Сейфчак в процессе не фигурировал; в «Покидая Неверленд» он утверждает, что отказался давать показания. На суде, когда защита спросила Робсона, совращал ли его Джексон, тот ответил: «Абсолютно точно нет. Если бы это было так, меня бы здесь не было».

В 2009 году после смерти Майкла Джексона 27-летний Уэйд Робсон написал трибьют Джексону: «Майкл Джексон изменил весь мир и мою жизнь навсегда. Он — причина того, что я танцую, причина того, что я занимаюсь музыкой, и одна из главных причин моей глубокой веры в чистую доброту человечества. Он был моим другом на протяжении 20 лет. Его музыка, движения, его вдохновляющие и ободряющие слова и безусловная любовь будут жить внутри меня вечно. Я буду безмерно скучать по нему, но я знаю, что он теперь в мире и очаровывает небеса своей музыкой и лунной походкой».

Почему Робсон и Сейфчак заговорили только сейчас

В документальном фильме и Робсон, и Сейфчак утверждают, что долгое время не понимали абьюзивность отношений с Джексоном. По их словам, осознание этого к ним пришло только после того, как они сами стали отцами. У Робсона на этом фоне начались психологические проблемы, он перестал танцевать и начал ходить к психотерапевту, которому и впервые открылся, а затем рассказал о случившемся семье.

В 2013 году Робсон подал иск на $ 1,5 миллиона, требуя выплатить компенсацию из средств, полученных в результате реализации наследства поп-звезды. В 2015 году суд Лос-Анджелеса отклонил иск, постановив, что Робсон пропустил установленный законом срок в 12 месяцев после смерти Джексона. Аналогичный отказ получил и Сейфчак.

Признания Робсона встретили широкую критику. Поклонники Джексона обвинили его в предательстве, а также припомнили ему, что он дважды свидетельствовал в защиту музыканта. Параллельно в прессе появилась информация, что Робсон пытался получить разрешение на постановку шоу цирка «Дю Солей», посвященного Джексону, но встретил отказ. Кроме того, по данным Forbes, он хотел написать об отношениях с музыкантом книгу, но так и не нашел издателя.

Реакция семьи Джексона

Семья Джексона продолжает критиковать авторов фильма, а в день премьеры «Покидая Неверленд» даже выпустила два редких концерта музыканта. Тем не менее в СМИ появились спекуляции, что речь идет не только о защите доброго имени Майкла, но и о вполне конкретных финансовых последствиях. Музыкальный каталог Джексона продолжает приносить наследникам миллионы долларов ежегодно, но «Покидая Неверленд» может поставить под удар некоторые проекты семьи, в том числе сделку в $ 250 миллионов с Sony Music на выпуск посмертных альбомов певца, отмечает The Wall Street Journal.

В то же время Forbes отмечает, что говорить о каких-то конкретных финансовых последствиях пока рано. Основной доход приносит музыка Джексона, а она по-прежнему в ротации на всех радиостанциях (за исключением трех в Канаде и Новой Зеландии) и всех стриминговых сервисах.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.1 (оценок:15)