Советы дня. Как избежать вирусной паники

Просьбы и предложения от журналистов и общественных активистов.

Иллюстрация broadbandcompare.co.nz

Белорусские журналисты обратились к властям с призывом своевременно и достоверно информировать граждан страны о ситуации с COVID-19 в Беларуси. С таким обращением выступила Белорусская ассоциация журналистов.

Портал TUT.BY опубликовал редакционное обращение, в котором пояснил, почему информация о распространении коронавируса в Беларуси должна быть максимально открытой.

О том, как можно избежать паники на фоне эпидемии, пишут журналисты и общественные активисты. «Салідарнасць» предлагает краткое изложение мнений и предложений.

Главный редактор гомельского портала «Сильные новости» Петр Кузнецов приводит личный пример того, как совевременное информирование помогает его читателям трезво оценивать происходящее и не поддаваться паническим настроениям:

— Когда на прошлой неделе подтвердился коронавирус в Гомеле на «Хуторе», понятное дело, об этом сообщил не Минздрав. Минздрав лишь не стал опровергать эту информацию и традиционно издал релиз с ребусом из нескольких цифр, исходя из которых общественности предлагалось вычислить истинную эпидемиологическую обстановку в стране. О том, что случай заражения зарегистрирован в Новобелицком районе Гомеля, горожане узнали от нас – от «Сильных новостей».

Я пишу сейчас о Новобелице ещё и потому, что сам там сейчас живу. Когда вечером того же дня я возвращался с работы, я удивился тому, что все продавцы в магазине возле моего дома были в масках и перчатках.

Когда я зашел, они общались с двумя лицами алкоголистической наружности, типажа «Нас никакая зараза не возьмет». Те рассказывали девушкам, что «уже больше ста человек только в Гомеле погибло», а им отвечали: «Да прекратите вы, у нас в районе первый случай».

Когда они отошли, я поинтересовался у продавщиц, что их заставило одеть маски. Они знают, чем я занимаюсь и ответили мне: «Ну это ж вы новости делаете. Санстанция пришла и всем выдала предписание». Мы поболтали ещё немного и я пошёл домой.

С того самого дня, наблюдая за тем, как все более скупо Минздрав оповещает граждан о ситуации, я все время обращаюсь мыслями к Новобелице с её случаем на «Хуторе». Представьте себе два возможных варианта развития событий, если бы той новости не было.

Первый. Поскольку Минздрав не публикует раскладку заражений по регионам, местные власти делают вид, что ничего не происходит и не предпринимают никаких мер. Никакой паники, зато и мер предосторожности – никаких.

Второй. Местные власти, будучи в курсе ситуации, решают предпринять все те же шаги – выдать предписание продавцам, как работникам, входящим в контакт с огромным количеством людей в течение дня, обязательно делать это в маске и перчатках, чтобы не быть разносчиками.

Однако при этом установки информировать население о случае коронавируса в районе нет, и предписание происходит, что называется, молча. Люди не знают об одном случае на «Хуторе». И вот тут как раз наступает звездный час для тех, которые – «Уже сто человек только в Гомеле погибло».

Два варианта: один без мер и паники, второй – с мерами и паникой. Какой лучше? Абое рабое.

Но оказался возможным третий вариант. Независимые журналисты нашли информацию и поделились ей с людьми. Люди поняли и ответственно подошли к ситуации: стали осторожнее, но и сплетникам верить не стали. Потому что поверили СМИ, которое написало правду. И разве не тот самый сценарий, третий, когда и население района было информировано, и меры приняты, не является в итоге самым лучшим и оптимальным для всех? Исключающим и панику, и бездействие? (…)

И я абсолютно убежден в следующем. Если бы у нашего СМИ не было репутации «оппозиционного», или независимого, которое не будет подыгрывать ведомствам в молчании, если бы нам не верили гомельчане, то ребята «Уже больше ста человек только в Гомеле погибли» вещали бы в куда более благоприятной для себя среде. И без нормального информирования общая картина в Гомеле была бы куда хуже для всех, и шансы впасть в ту самую пресловутую деструктивную панику – куда выше.

Журналист Клим Халецкий, уроженец Витебска, пишет о тревожных новостях из родного города и о способах побороть панику:

— Я родом из Витебска, мои родители и брат сейчас живут в этом городе. Сегодня утром мне написали несколько людей о том, что Витебск превращается в беларускую Ломбардию. Часть этих сообщений от друзей, которые работают врачами или чьи родственники как-то связаны с витебским здравоохранением – они все говорят, что в больницах очень много больных пневмонией.

Я никак не могу проверить эту инфу, а беларуский Минздрав работает в лучших традициях голубиной почты и чернобыльского оповещения, поэтому приходится опираться на слухи и сарафанное радио.

Даже если эти слухи окажутся выдумкой, то пусть ваши витебские друзья и родные в ближайшие дни побудут дома. Так всем будет спокойнее, а у врачей появится время на лечение людей. Всех обнял, всем добра.

Я не работаю с вирусами, я всю жизнь работаю с информацией. Поэтому понимаю, что паника очень страшна. Но еще я понимаю, что отличный способ борьбы с паникой – это регулярный и подробный шеринг государством статистики, объяснения цифр и рассказ о том, что делать дальше. Пока этого не происходит, тревога и снежный ком слухов будут увеличиваться по экспоненте.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.7(55)

Читайте еще

Секретарь Союза комитетов солдатских матерей России о мобилизации: «Начинают писать: «Ой, помогите!» Спрашивается: зачем ты его туда отправила?»

Конвейер репрессий. Задержан известный футболист Василий Хомутовский. Экс-глава президентского пула Дмитрий Семченко не вышел на свободу после 15 суток. Приговор Мацкевичу оставили в силе. В Волковыске — массовые обыски

«От ядерного взрыва, поверьте, это не спасет. Не тратьте напрасно деньги»

Конвейер репрессий. Александру Герасименя будут судить заочно. Обыск в офисе «Белагро» в Минске. Владельца бара задержали за то, что там обслуживали «радикально настроенных граждан»

Стрижак: «Объявление мобилизации в Беларуси будет равно закрытию границ. Это очень сильно усложнит выезд»

«Ты што, супраць прэзыдэнта пісаў?» Журналіст Грузьдзіловіч – пра зьдзекі ў калёніі, жоўтыя біркі і ШЫЗА