Экономика

Романчук: «Лукашенко считает, что свобода рынка —это когда он делает все, что хочет, а все остальные с этим соглашаются»

Известный экономист ответил на фантазии белорусских властей о «передовых позициях в мире» в высокотехнологичном производстве.

Как микроэлектроника, за которую решил серьезно взяться белорусский правитель, зависит от рыночной свободы.

— Понятное дело, что белорусские власти хотели бы получить миллиарды долларов от России на развитие микроэлектроники, потому что сегодня и Беларуси, и Россия оказались отсеченными от внешних рынков. Но сможет ли Беларусь воспользоваться шансом для восстановления отрасли и как это связано с рыночной свободой? — задается вопросом экономист Ярослав Романчук на канале «Экономика здравого смысла». — Очевидно, что у белорусских властей есть проблемы с пониманием, что такое рынок. Хотя все видят, как работает рыночный механизм, экономическая свобода, свобода торговли в мире.

Например, если взять такую чувствительную сферу, как сельхозпродукция, можно увидеть, что доля дотаций в ЕС и США составляет до 5% добавленной стоимости всего сельского производства. Это много, но в Беларуси дотации государства составляют 65% добавленной стоимости в прибыли.

Что касается микроэлектроники, то это относительно новый рынок. Помните, был американский Intel, который пропустил высокотехнологическую революцию, и этим воспользовались тайваньские компании. В итоге на начало 2022 года им принадлежало 65% мирового рынка полупроводников.

На рыночных условиях заказывай, покупай. Но поскольку спрос огромный, бывает, нужно подождать в очереди и 3, и 6 месяцев. Поэтому сегодня мы видим, как в производство полупроводников во многих странах мира — и в Южной Корее, и в Китае, и в Америке — вкладывают гигантские инвестиции, десятки миллиардов долларов, чтобы через 2-3 года этих полупроводников стало очень много. В этом отражение рыночной свободы, когда есть адекватная реакция на спрос.

В то же время, замечает Романчук, белорусский правитель жалуется на то, что «свободы рынка нет, потому что против него ввели санкции», подменив понятия причины и следствия.

— Казалось бы, то, что делают власти Беларуси по отношению к собственным гражданам, это не про рынок и не про экономику. Но в современном мире не принято унижать достоинство людей, издеваться над ними, пытать их. Везде есть свои правила.

Хочешь быть, например, членом ФИФА, должен соответствовать определенным стандартам, хочешь участвовать в Олимпиаде, должен согласиться с допинговым контролем. Это правила цивилизованного мира. И так везде, включая мировую торговлю.

Беларусь формально является членом ООН, но по факту плевать хотела на резолюции, которые организация принимает по отношению к ней. Плевать она хотела на то, что говорит ОБСЕ, Совет Европы и другие авторитетные международные организации.

Потому что Александр Лукашенко считает, что свобода рынка —это когда он делает все, что хочет, а все остальные с этим соглашаются, потому что, в конце-концов, это деньги.

Но сегодня прежде всего репутация. Именно репутационные риски — главное. Есть предел любой realpolitik, и в этом сейчас убеждается Путин, потому что он не рассчитывал на то, что ЕС, даже его «любимчики» Германия, Италия, Франция, так себя поведут по отношению к Украине.

И когда 70% европейцев поддерживают и экономические санкции, и предоставление военной помощи, то все политики, какие бы деньги они не получали от торговли с Россией, вынуждены к этому прислушиваться. Таковы правила игры. Это и есть свобода рынка, — отмечает аналитик.

Он подчеркивает, что отношение к российской и белорусской диктатуре выражается в том, что их товары сейчас не покупают добровольно.

— Потому что есть определенные стандарты морали и соблюдения прав человека. Сможет ли в таком контексте Беларусь вернуть микроэлектронике былое величие времен Советского союза? Когда за 30 лет в этой сфере произошла гигантская революция, когда отставание составляет полвека?

Без современных технологий и без интеграции в глобальную цепочку ценностей это невозможно! И когда страна официально декларирует, что разрешает «параллельный импорт», думая, что ей ничего за это не будет, это очень наивный подход.

Микроэлектроника и рыночная свобода — это две взаимосвязанные вещи. Вы хотите иметь современную микроэлектронику, которая используется везде, тогда обеспечьте личную, политическую рыночную свободу, — заключает Ярослав Романчук.  

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(18)