Семен Печенко

Нужен ли Зеленскому Лукашенко в качестве посредника

Политический обозреватель Александр Класковский – о том, почему Минск утрачивает статус переговорной площадки.

Президент Украины Владимир Зеленский встречает у трапа Олега Сенцова. Фото president.gov.ua

Украина и Москва обменялись пленными. В киевском аэропорту украинских моряков и политзаключенных, среди которых был режиссер Олег Сенцов, встречал Владимир Зеленский.

Президент Украины заявил, что говорил в субботу по телефону с Владимиром Путиным, а сам факт обмена назвал «первым шагом к приближению возвращения всех пленных».

Российская «Новая газета» в день обмена опубликовала статью о «сером кардинале» украинской политике Викторе Медведчуке, прозванном за тесную связь с российским президентом «кумом Путина». В публикации утверждается, что новая администрация президента Украины больше не нуждается в услугах многолетнего влиятельного переговорщика.

О том, как изменяется роль Минска в качестве миротворческой площадки на фоне успехов администрации Зеленского, «Салідарнасці» рассказал политический обозреватель Александр Класковский.

— Сам факт обмена можно приветствовать со всех точек зрения. И с политической, и чисто человеческой. И Зеленский, и его администрация заинтересованы показать, что они могут лучше решать эти вопросы, чем их предшественник, — отметил эксперт.

Ситуацию с Медведчуком можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, нежелание делить с кем-либо часть миротворческого пиара. Во-вторых, сам статус Медведчука — сегодня он фактически отыгранная карта, в том числе и для Кремля.

— Хотя, тот же Лукашенко некоторое время назад принимал у себя Медведчука. Это говорит о том, что белорусское руководство пытается использовать любые зацепки, шансы и персоналии, которые могут как-то способствовать сохранению миротворческой ниши, которую облюбовал официальный Минск после Крыма, — подчеркнул собеседник.

То, что власти нащупали такую нишу, само по себе хорошо, так как позволило насколько это было возможно дистанцироваться от агрессивной политики Москвы. Плюс — произошло улучшение взаимоотношений с Западом.

— Но теперь этот потенциал выработан. По двум причинам: сам минский процесс затормозился, он тихо умирает. Вторая причина кроется в самой природе белорусских властей, а также тесном военно-политическом и экономическом союзе нашей страны с Россией, — говорит Александр Класковский.

Минские соглашения сыграли свою роль, но они прописаны так, что каждая сторона может трактовать их по-своему. И здесь все упирается в политическую волю, в первую очередь — руководства России, считает политический обозреватель. По его мнению, обмен пленными продолжится, но о возвращении Донбасса, и уж тем более Крыма в обозримой перспективе говорить пока не приходится.

— Готовится встреча в нормандском формате. Но пока не похоже также, что стороны этой встречи особо нуждаются в белорусском посреднике. На недавней конференции по борьбе с терроризмом Лукашенко признал, что не находит поддержки в раскручивании его инициативы Хельсинки-2, — напомнил эксперт.

Минские миротворческие инициативы пребывают в кризисе или не могут раскрутиться по целому ряду причин:

— Сама Беларусь не имеет веса донора международного донора безопасности, как бы не доказывали обратное белорусские власти. У нее нет достаточного авторитета и репутации, чтобы отыгрывать роль одного из ключевых игроков в процессе урегулирования кризиса безопасности в регионе и, тем более, на континенте.

Кроме того, свою роль играет сама специфика правящего режима в Беларуси, из-за которой демократическая часть мира относится к нему с настороженностью:

— Чтобы такое отношение к себе изменить, нужны годы, реформы внутри страны. Думаю, в ближайшее время не будет слишком востребована миротворческая роль Беларуси ни в формате решения кризиса в Украине, ни в каких-то иных форматах. Хоть повторюсь, что усилия нашей дипломатии в этом направлении абсолютно оправданы.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:55)