Алесь Сивый, «Народная воля»
«Нельзя построить какой-то один отдельно взятый дворец и сказать, что у нас идет развитие вида спорта»

Лучший белорусский футболист прошлого столетия Сергей Алейников, проживающий последние пятнадцать лет в Италии, улетел на этой неделе из Минска в “страну-сапог”, так и не найдя взаимопонимания со спортивными функционерами. Накануне отлета он рассказал “Народной воле”, почему на данный момент не видит перспектив у белорусского футбола.

— Сергей, сколько на этот раз Вы пробыли в Минске?

— Одиннадцать дней. Меня сюда пригласили организаторы турнира, посвященного 80-летию “Динамо”. Попросили помочь в организации приезда какой-нибудь итальянской юношеской команды. Я и привез команду, за которую играет мой младший сын, а заодно воспользовался моментом, чтобы побыть дома.

— Ранее Вы тоже приезжали и готовы были возглавить белорусский клуб “Витебск”. Но не получилось. Остался неприятный осадок?

— Конечно, остался, но нет смысла зацикливаться на пройденном этапе. Назовем это издержками производства.

— Не от таких ли “издержек” и все беды белорусского футбола?

— Честно говоря, мне уже немножко надоело говорить на эту тему по той простой причине, что как только я начинаю высказывать свое мнение, все начинают думать, что меня очень сильно обидели, что во мне говорит в первую очередь обида и у меня есть какие-то претензии к нашим футбольным функционерам. Нет у меня к ним претензий.

Да, меня действительно пригласили возглавить витебский клуб и поставили задачу попасть в тройку призеров. Но после того, как я посмотрел команду, сказал, что это нереально. В итоге мэр Витебска на встречу так и не пришел, а по телевидению сообщили, что со мной не хотят иметь никаких дел.

После этого я высказался о том, что думаю о белорусском футболе. Сейчас функционеры от футбола не могут или не хотят понять, что я просто высказываю свою точку зрения. Назовем это — свежим взглядом на то, что происходит. Я же ни на что не претендую, хотя уже говорил, что воз и ныне там. Посмотрите — детский футбол в Беларуси, по-моему, даже в худшем состоянии, чем взрослый.

— Но Вы видите перспективы у белорусского футбола?

— На данный момент и на ближайшее время — не вижу. Чтобы была перспектива, здесь надо работать. А я этого не вижу. Пускай на меня обижаются или не обижаются. Как мне кажется, работа с детьми ведется очень слабо.

— Как это слабо, если в райцентрах строятся ледовые дворцы, возводятся футбольные поля?

— Я и говорю, что внешне вроде все хорошо. Но, понимаете, нельзя построить какой-то один отдельно взятый дворец и сказать, что у нас идет развитие вида спорта. К дворцу, чтобы знали, нужны еще дети, нужны специалисты с хорошей зарплатой. Все должно быть в комплексе.

Если не начать движение сейчас, то догнать передовые футбольные страны Европы будет практически невозможно. Это как в автомобилестроении. Я не знаю, на бумаге программа развития белорусского футбола, может, и есть, но на практике ее не видно.

— Сергей, и все же... Почему сегодня такой известный футбольный специалист, как Алейников, оказался не нужен Беларуси?

— Это вопрос не ко мне. Задайте его тому, кто руководит белорусским футболом.

— Но сами, насколько я понял, Вы хотели бы работать здесь?

— Если меня пригласили и я приехал сюда на переговоры, то наверняка же обдумал все. Но затем все перевернулось, поменялось, и я понял, что на ближайшие годы перспективы здесь никакой. С такими подходами “каши не сваришь”.

— Беды сборной отсюда же?

— На мой взгляд, сборная — это финальная картина развития всего белорусского футбола. Даже ко многим игрокам сборной слово “профессионализм” сегодня будет не к месту.

— А к месту ли будет в сборной иностранный тренер?

— Я думаю, что у нас неправильно ищут проблему. Дело-то ведь не в том, кто будет тренер — белорус или иностранец. Дело во всей системе развития белорусского футбола.

Пригласите вы любого тренера, он побудет пару лет, если выдержит этот срок, и уйдет. А белорусский футбол ведь должен развиваться. Единственный положительный момент в приглашении иностранного специалиста может быть только один: этот тренер может дать толчок в направлении профессионального развития футбола.

Я, кстати, один из первых высказался за то, чтобы сборную тренировал иностранный специалист, рядом с которым работал бы и белорусский. Последний, во всяком случае, сможет почерпнуть для себя что-то полезное.

— А Ваша кандидатура на пост главного тренера не рассматривалась?

— Со мной на эту тему никто никогда не говорил.

— Сергей, сейчас многие игроки сборной отказываются от выступления за команду, обижаются на тренеров... А Вам тяжело было попасть в сборную Союза?

— Очень тяжело. Если игрок не соответствовал какому-то уровню, то практически невозможно. Потому что раньше сборная составлялась блочно. Был блок киевского “Динамо”, был блок московского “Спартака” и был блок тбилисского “Динамо”. Скажем так, “иногородним” попасть туда было очень непросто.

— Встречаетесь с друзьями по сборной?

— Специально таких встреч не организовываем, но случается, что видимся на каких-то юбилейных мероприятиях. Сейчас вот был на матче 50-летия Рината Дасаева, встретил многих старых друзей.

— А в сборной Вы с кем дружили?

— Отношения со всеми были хорошие, но, может быть, чуть больше была дружба с киевлянином Рацем.

— Сергей, чем сейчас Вы будете заниматься в Италии?

— Я получил лицензию “Pro” и возглавил команду шестого дивизиона “Крас”. Городок недалеко от Фиесты. Это за тысячу километров от Лечче, где мы живем с семьей, но, думаю, что расстояние не проблема.

— Сколько лет Сергей Алейников уже в Италии?

— Более пятнадцати лет.

— Для Италии Вы, наверное, уже свой?

— Я бы не сказал. Я — космополит, мне хорошо в любой точке планеты. Лишь бы были рядом любимые семья и работа. Просто так сложилось, что в Италии мне пришлось прожить дольше.

— Первое время там тяжело было?

— Особых проблем не ощущал. Единственные неудобства — это незнание языка и каких-то местных обычаев. Но это дело поправимое. Я же уезжал туда одним из первых. “Ювентус” тогда сразу же снял мне виллу, условия по сравнению с нашими были шикарные. В бытовом плане там вообще никаких проблем не было — только играй.

Сейчас в Лечче у меня тоже свой домик, скоро станет моим. Не очень большой, так что никакой прислуги нет. Да и лучше себя никто не уберет, тем более что жена у меня домохозяйка.

— Сергей, Ваш младший сын пошел по стопам отца, играет в футбол. А старший?

— Старшему уже 20 лет, он футболом не интересуется. Учится в Италии в университете на инженера-программиста.

Не знаю даже — останется после окончания университета там или сюда приедет. Сейчас такой мир, что все меняется быстро, что-то планировать очень тяжело.

— Женится на итальянке да останется...

— В Италии очень поздно женятся и выходят замуж. Не раньше тридцати лет. Когда люди уже становятся на ноги, когда у них есть где жить, на что содержать семью и детей. Так что я для итальянцев, который женился в 24 года, очень даже ранний. Но для нас это по-моему, самый оптимальный возраст.

— Когда сейчас обратно в Минск?

— Не знаю, планов пока никаких. Может быть, будет организован матч в честь 25-летия победы минского “Динамо” и меня позовут. А может быть, и нет. На 20-летие меня, например, не приглашали.

— Часто вспоминаете те времена, когда в 82-м минское “Динамо” стало чемпионом Союза? Или для Вас это уже история?

— Я-то вспоминаю, но, мне кажется, с развалом Союза наш период люди как-то неосознанно отодвинули на второй план. И только сейчас потихоньку начинают вспоминать — да, мол, было у нас такое минское “Динамо”, был другой футбол... Нельзя забывать историю. Не только в спорте.

— Уезжаете без обиды?

— Нет смысла обижаться. Они идут своей дорогой, я — своей. Идем параллельно друг другу, причем в разных направлениях. Хотя, может быть, когда-нибудь и пересечемся. Я понял, что нельзя быть хорошим для всех. Нормальные люди меня поймут...

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)