Дмитрий Дрозд

Тюрьмы БССР: «Массовый побег был совершен в Орше во время выноса параш»

В рамках проекта «СССР: как это было на самом деле» продолжаем авторский цикл Дмитрия Дрозда «Тюрьмы БССР». Глава вторая: Побеги.

Коридоры бывшей Оршанской тюрьмы. Современный вид

Настоящей головной болью для администрации были сельскохозяйственные колонии, внешние работы, а также право некоторых заключенных отправляться в отпуск. Да, арестантам позволялся отпуск, что было самой простой формой побега.

Естественно, такая великолепная возможность использоваться и для злоупотреблений. Так 5 мая 1924 был вынесен выговор с предупреждением начальнику Мозырского ДОПРа тов. Давидчику «за незаконные по службе действия, выразившиеся в отпуске долгосрочных заключенных на родину. Благодаря чему были случаи побега таковых... Если еще раз повторится аналогичный случай, он будет уволен от занимаемой должности».

Глава первая: Минский концлагерь и другие новшества большевиков

Весной 1922 года комендант Минского концлагеря доносил начальству: «Сего числа не явился в лагерь заключенный Штонгер Александр, осужденный за переход на сторону поляков на 5 лет. Принимая во внимание участившиеся побеги с наступлением весны, развитием бандитизма, что является очень трудным для борьбы с побегами, и еще в связи с переходом лагеря на самоснабжение, лагерь не может содержать больше количество дармоедов, поэтому прошу вашего ходатайства пред известными инстанциями о переводе ненадежного элемента в ДОПР.

Что касается остальных, прошу ходатайства о предоставлении в мое распоряжение конвоя для сопровождения на работы. В противном случае, прошу снять с меня вину за побеги с работ на воле».

Счет побегов шел на сотни в год. Но охрана делала, что могла — то есть стреляла. 8 июня 1926 года массовый побег был совершен из Оршанского Исправдома. Во время выноса параш для сливки в яму, которая находится во дворе Исправдома, бежало семеро следственных заключенных: М. Иванов-Гладышев, А. Суэцкий (он же Харитонов, он же Н. Липский), И. Бурак, В. Сологуб, Н. Рябов, И. Квятис-Комаровский и Н. Павлов.

Беглецы совершили побег через двери внутреннего и наружного заборов, открыв первую отмычкой, а вторую ключом, отобранным у надзирателя Кулешова, которого, повалив на землю, схватили за горло и отняли ключ и револьвер.

Уже после побега караульными красноармейцами пятеро были пойманы, а Суэцкий убит в Орше во дворе синагоги. Затем поступило сообщение, что убит и последний беглец. Массовые побеги были не редкостью, и 17 декабря 1924 года из этой же тюрьмы бежали 5 человек.

Первый послереволюционный побег из «Володарки» совершил советский партизан. Имя его неизвестно, но этот случай описал в своих мемуарах чекист-разведчик Николай Равич, который вместе с товарищем Виктором Ордынским (настоящее имя Шварцман Давид Меерович) во время советско-польской войны, когда поляками уже был занят Минск, в сентябре 1919 года были направлены в Беларусь и далее в Польшу для сбора информации.

Они были задержаны 3 октября в Минске и доставлены в тюрьму. Равич описал, как два матроса, которые участвовали в партизанской борьбе против поляков, содержались в тюремной башне. Один из них был человек невероятной силы, и ему удалось ночью, используя полено, отогнуть решетку окна. По выступам стены его товарищ спустился вниз, задушил часового, прошел через весь тюремный двор, залез на наружную стену, потом на крышу бани, спустился, задушил еще одного часового и бежал. Оставшийся в башне матрос не смог пролезть в окно из-за своих немалых размеров.

Полевой суд приговорил его к расстрелу. Сами же Равич и Ордынский сделали неудачную попытку побега уже из тюрьмы в Гродно. Им удалось спуститься по веревке на улицу, но за ними спустились еще около 15 арестантов, устроив шум. Поднялась тревога…

Минский тюремный или Пищаловский замок, после — Минский Центральный Исправительный дом, теперь — СИЗО-1, в народе — «Володарка». В 2008 году в тюрьме, находящейся в аварийном состоянии, обрушилась одна из башен

Хваленая своей надежностью «Володарка» вовсе не была такой неприступной крепостью. 31 мая 1926 года в 15:40 из Минского Центрального Исправительного Дома бежали: П. Душеский (17 лет, осужден за кражу на 1 год 6 мес.), А. Таратушин (26 лет, за кражу на 2 года), Бр. Францкевич (27 лет, за кражу на 2 года), И. Юзин (21 год, на 2 года).

Во время прогулки заключенные подвала Душевский и компания просто залезли на крышу кооператива Исправдома и никем не замеченные бежали.

Но больше всего «исчезали» с внешних работ и на выезде. 13 мая 1925 года заключенные тюрьмы отправились в подшефный район в Сёмков городок со спектаклем. Один из артистов, Линник, воспользовался случаем и бежал.

Сегодня можно привести точную статистику по побегам в 1925 году по всей БССР. Самыми надежными оказались Слуцкая и Чериковская тюрьмы, где не было ни одного беглеца.

Из Могилевской бежали двое, Борисовской — трое с внешних работ и не были пойманы.

В Бобруйской была одна попытка побега, и трое бежали с внешних работ (один пойман).

В Мозырской двое бежали из тюрьмы, восемь — с внешних работ (пятеро пойманы).

В Оршанской трое бежали из тюрьмы (один был убит); девятеро — с внешних работ (четверо пойманы).

В Полоцкой — трое бежали в пути и девятеро с внешних работ (поймано семь).

Лидерами оказались Витебская и Минская тюрьмы. В первой одиннадцать бежали из мужского филиала. С внешних работ бежали 35 человек (26 из с/х колонии, трое с работ на кирпичном заводе, трое из больницы, два человека не вернулись из отпуска). И ни один из них не был пойман. Из второй: 49 с работ и поймано было 13.

Всего по БССР за 1925 год бежали 137 человек.

Цикл опубликован в рамках проекта «СССР: как это было на самом деле». Глава третья – о расстрелах – скоро следует…

 

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.9 (оценок:22)