Дмитрий Дрозд

Минский концлагерь и другие новшества большевиков: «НКВД просит 9 винтовок и 90 штук патронов»

В рамках проекта «СССР: как это было на самом деле» запускаем авторский цикл Дмитрия Дрозда «Тюрьмы БССР». Итак, глава первая.

Бывшая тюрьма в Орше. Теперь это детский центр

История белорусских тюрем и зон после 1917 года пока остается совершенно неизвестной (а точнее, как это чаще бывает, неисследованной). И в СССР, и сейчас места лишения свободы остаются одной из наиболее закрытых тем, которая охраняется государственными тайнами. И наиболее хранимые тайны — это расстрелы и побеги. Попробую сделать первые шаги в ознакомлении читателей с этими темами.

Все советские тюрьмы долгое время так и оставались в старых дореволюционных зданиях. Некоторые из этих зданий имели уже большую историю. Причем они не только изначально не строились как тюрьмы, но и находились в аварийном состоянии уже десятилетия до того, как в них разместили эти исправительные учреждения.

Так Оршанская тюрьма находилась в здании бывшего по-иезуитского монастыря. Слуцкая тюрьма находилась в 2-х этажном каменном здании с подвальным помещением, построенном в 1865 году. Витебская тюрьма представляла 2-этажное каменное здание, которое существовало уже более 150 лет.

Могилевский исправдом помещался в 3-х этажном каменном здании. Из-за старой постройки и отсутствия капитального ремонта в нем были промозглые толстые, вечно сырые стены, сгнившие рамы, отсутствовали форточки и вентиляция, влажность воздуха доходила до тумана.

Тюрьма города Бобруйска заняла относительно молодое и комфортное здание, построенное в 1897 году — бывшую гостиницу «Березина и Европейская».

Бывшая тюрьма НКВД в Бобруйске. Современный вид

Если изменить сами здания тюрем сразу не было возможности, то большевики попробовали хотя бы поменять тюрьмы изнутри. Поменять саму суть исправительной системы, когда все преступники «старой закваски» рассматривались как жертвы царской власти.

Поэтому менялись и названия тюрем: сначала это были ДОПРы — дом общественно-принудительных работ, которые с 23 мая 1924 года были переименованы в Исправительные дома.

«Володарка» официально стала Минским Центральным Исправительным домом (МЦИД).

Минский Центральный Исправительный дом («Володарка», СИЗО-1). Современный вид

В МЦИД велась большая воспитательная и образовательная работа. Существовала школа, где были русские и белорусские классы. Кроме того работали различные кружки: шахматный, политический, музыкальный, хоровой, сельскохозяйственный, а также ставились постановки в том числе белорусские.

Были применены и совершенно новые формы содержания заключенных. Мало кто знает, что в самом конце декабря 1920 года в Минске был создан Минский концентрационный лагерь. Да. Именно так он назывался официально. Сейчас для всех нас название «концлагерь» связано исключительно с нацистами. Но, похоже, что первенство здесь за большевиками. Хотя нужно признать, что этот концлагерь, хоть и носил это зловещее название, не был фабрикой смерти.

Официально открылся Минский концентрационный лагерь (МКЛ) 1 апреля 1921 года в здании бывшей каланчи на углу Петропавловской и Крещенской улиц. Трехэтажное здание бывшего монастыря бернардинцев не было еще готово для принятия заключенных. Приказом ВЧК от 27.02.21 за № 5 в лагерях должны были содержаться не только осужденные, но и лица, перешедшие границу без законных оснований до выяснения личности и для передачи их в Революционный трибунал.

Первым комендантом лагеря с 28.12.1920 стал Петр Антонович Храмцов, а сменил его в августе 1921 года Петр Людвигович Чекан, а потом — Александр Андреевич Рубанец. Создавали лагерь в экстренном порядке, так как Минск, несмотря на огромный тюремный замок и арестный дом, просто захлебывался от количества арестованных:

«Арестованных, содержащихся в разных местах заключения, числящихся за Ч.К.Б. до сего для насчитывается до 400 чел., из коих 240 содержатся в Исправдоме (в том числе в тюремной и острозаразной больнице), 96 — в арестном доме, 64 — при ЧК. Уже несколько недель, как Исправдом арестованных не принимает — тюрьма переполнена и свирепствуют заразные заболевания...

Арестованных стали направлять в арестный дом, но за короткое время и он стал переполняться. Дело в том, что Ардом рассчитан на 100-120 чел., и наряду с арестованными Ч.К.Б., гормилиция своих административных арестованных содержит там же. Что же касается арестованных, содержащихся при Ч.К., то и здесь создается тоже положение, так как очень часто число арестованных и здесь превышает 100 чел… Очень часто среди арестованных осужденных случаются острые заболевания, а в последнее время случились также смертные случаи… 1.02.1921».

Нельзя не упомянуть тот, факт, что в МКЛ при создании тянули не только колючую проволоку, но и… рояль. Во всяком случае, просили об этом начальство: «ОПР просит о срочной выдаче ордера на право перевоза рояли (!) из квартиры бежавшего белополяка с Захарьевской ул. д. 36 кв. 15 в клуб концлагеря...».

Планировалась при МКЛ и школа по ликвидации неграмотности для чего просили выдать 15 азбук. Но, конечно, куда важнее был другой запрос в милицию: «НКВД просит Вас отпустить для ОПР 9 винтовок и 90 штук патронов, для вооружения надзирателей по охране МКЛ». 24 октября 1921 года было предложено переименовать МКЛ его в Лагерь Труда, для чего были изготовлены новые печати с надписью «Менскі труд. Лагер» (!) на белорусском языке. На 1 августа 1921 года в лагере числилось 304 заключенных, из которых 14 были в бегах, а 4 в отпуске.

Об успехах работы Минского концентрационного лагеря свидетельствует приказ заместителя наркома НКВД Александровича от 15.11.1921 № 258: «Во время неоднократных посещений моих трудлагеря мною замечено, что таковой находится в блестящем состоянии: чистота, порядок, целесообразное распределение труда в сравнительно недавно организованных мастерских, производят отрадное впечатление. Уменьшение побегов свидетельствует о том, что администрацией приняты решительные меры заинтересовать, с одной стороны, заключенного, как работой и просветительной деятельностью, так и оградить, насколько возможно, способы к побегам.

Относя эти заслуги к администрации и, прежде всего, к зав. УПР и коменданту трудлагеря П.Л. Чекану, объявляю от имении НКВД ССРБ искреннюю благодарность с пожеланием: вести дело также и в дальнейшем и семи мерами стараться еще более усовершенствовать его и расширить, дабы трудлагерь был более очагом труда, нежели местом заключения».

Впервые были созданы и такие формы перевоспитания как сельскохозяйственные трудовые колонии. Причина их создания была понятна: обеспечение заключенных, среди которых большинство были крестьянами, продуктами за счет их же труда.

При МКЛ такой колонией стало имение Малая Слепянка. Сохранились и такие дореволюционные формы использования труда заключенных как внешние работы. И именно от них проще всего перейти к следующей теме: побеги.

Текст опубликован в рамках проекта «СССР: как это было на самом деле». Глава вторая – о побегах – скоро следует…

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:35)