Кирилл Иванов
Как белорусы вместе смотрели нобелевскую лекцию Алексиевич и что из этого вышло

О том, как Байнет отреагировал на стокгольмскую речь писательницы, читайте в обзоре «Салідарнасці».

Вечером 7 декабря Светлана Алексиевич выступила в Стокгольме с Нобелевской лекцией.

Белорусские государственные телеканалы отказались показывать в прямом эфире нобелевскую лекцию и церемонию награждения Алексиевич. Однако, для многих белорусов это не стало препятствием. Более того, отказ от трансляции спровоцировал ответную реакцию: в соцсетях стартовал флешмоб «Святкуем Нобеля разам». В итоге, интернет-трансляцию из Стокгольма увидели тысячи белорусов, многие из которых для этого собрались вместе в кафе и общественных центрах.

Белорусы смотрели выступление Алексиевич вместе и поодиночке

После завершения лекции в соцсетях разразилась дискуссия. Практически одновременно на сайтах независимых СМИ стали появляться комментарии колумнистов.

Мнения белорусов разделились. Некоторые были разочарованы тем, что в речи первого белорусского лауреата Нобелевской премии практически отсутствовала белорусская проблематика. Кто-то в сказанном Алексиевич не услышали ничего нового для себя. Часть белорусов надеялась услышать от писательницы хоть несколько предложений по-белорусски. А кому-то очень не понравились ее слова о «великой русской культуре».

«Ніякая Швэдская акадэмія нас не ўратуе. Толькі мы самі»

«Салідарнасць» собрала несколько высказываний, показывающих, как стокгольмская речь Алексиевич разделила мнения белорусов.

Dźmitry Hurnievič

«Калі выйсці па-за фантазіі, якія шмат хто набудаваў у галаве, нобелеўская лекцыя была адлюстраваннем літаратуры Алексіевіч. У гэтым сэнсе яна была сумленнай перад сваім чытачом ад пачатку да кропкі».

Andrzej Poczobut

«Когда Нобелевский Комитет объявил решение о вручении премии Светлане Алексиевич, многие ее многолетние критики прикусили язык. Длится вечно это, естественно, не могло. Поэтому лекция и то, что она говорила в Стокгольме, только повод. К тому же содержание лекции органично укладывается в творчество Алексиевич (за которое ее как раз и критиковали).

Поэтому имейте совесть, граждане!

Честнее будет прямо признать: премию дали не тому, не за то и не в то время, когда нужно давать».

Siarhiej Navumchyk

«У мяне няма расчараваньня ад прамовы Алексіевіч, абсалютна. Бо чытаў яе кнігі і інтэрвію. І калі б яна выказала тое, што мы хацелі пачуць, магла б сказаць пра сябе словамі сваёй гераіні: "Гэта была не я". І паўтару тое, што напісаў за дзень да абвяшчэньня ляўрэата: ніякая Швэдская акадэмія нас не ўратуе. Толькі мы самі».

Vitali Tsyhankou

«Наконт "чаму б проста не парадавацца". Слухайце, трэба спыніць гэты калектыўную праяву грамадзкага інфантылізму!

«Проста парадавацца» — гэта было 8 кастрычніка, калі Алексіевіч атрымала Нобэля і я сярод іншых напісаў палымяны пост пра гістарычную важнасьць і значэньне гэтай прэміі для Беларусі (амаль 200 лайкаў, так) і даслаў самой Сьвятлане смску з віншаваньнямі.

Усё, на гэтым этап «проста парадавацца» скончыўся. Калі перамагае наша каманда ці наш палітык — мы дзень радуемся, а потым працягваем абмяркоўваць гульню каманды альбо праграму і дзеяньні палітыка. Мы ж не лічым, што сваёй гістарычнай перамогай яны назаўжды паставілі сябе па-за крытыкай.

Для чаго існуе публічная прамова нобэлеўскага лаўрэата? Каб яе асэнсоўваць, аналізаваць, крытыкаваць (у сэнсе «літаратурнай крытыкі»). Так было з усімі прамовамі ўсіх нобэлеўскіх пераможцаў. Назаўтра газэты ўсяго сьвету выйдуць з артыкуламі з крытычным аналізам прамовы Алексіевіч.

І толькі беларусы скажуць — «а мы проста радуемся»! Мы настолькі інфантыльныя, што любое выказваньне, акрамя «ох і ах» — у нас лічыцца антыпатрыятычным».

Ирина Халип для сайта charter97.org

«Признаюсь, я тоже хотела бы, чтобы Светлана Алексиевич пришла на лекцию в вышиванке и с флагом (а лучше всего – прискакала на лошади, как нобелевское олицетворение «Пагоні»), а в конце спела «Магутны божа». И чтобы потом, после песни, выкрикнула «Жыве Беларусь!». И чтобы весь этот буржуазный нобелевский зал встал и закричал в ответ «Жыве!». Но мало ли кто из нас чего хочет? Мечтать не вредно.

Похоже, соотечественники, поспешившие отметиться в блогах и соцсетях обличениями Нобелевского лауреата, забыли одну простую, но главную вещь: Светлана Алексиевич никому из нас ничего не должна. Ни мне, ни Сергею Дубовцу, ни Олегу Трусову, ни прочим миллионам соотечественников».

Аксана Спрынчан

«Я выпіла келіх шампану, а Яраш рэшту пляшкі, каб у Беларусі з’явіўся сапраўдны Нобэлеўскі ляўрэат».

Павел Ляхновіч

«Рады за Сьвятлану, і расчараваны лекцыяй. Я, я, я, рускі чалавек, Расея... Распаўсюджвае "рускамір"? Стрэмка ў сэрцы ад яе».

Andrej Strizhak

«Вот квинтэссенция мысли, которая меня тревожила и терзала сегодня все время пока я слушал Светлану Алексиевич и читал реакцию на ее выступление моей френдлентой.

Я никогда не смог бы сказать «мы» в отношении нацистской Германии не пережившей Нюрнберг, будучи немцем.

Говорить «мы» о преступном режиме я смог бы только тогда, когда он подвергся анализу преступлений и получил должную оценку со стороны суда и наказание. До тех пор пока этого не произошло, говоря «мы», на мой взгляд, я записываю себя в часть тех, кто пытал, убивал и калечил судьбы.

Потому что ставлю вопрос преступления в дискуссионную плоскость: «время такое было», «мы все в это верили», «такой был приказ», «das war ein befehl», «das war unsere soldaten, aber unsere Fremden war nicht besser». Оставляю слишком много пространства для возможного оправдания действий тех, кто уничтожал людей в классовой борьбе.

Возвращаясь к своей метафоре про австрийцев в Третьем Рейхе, я хотел сказать о том, что после Аншлюса, их воспринимали как часть Рейха и судили в Нюрнберге потом на равных с немцами. Поэтому в час «Ч» сказать что нас захватили и мы просто делали как все и делали свою работу не получится.

За каждое «мы» в отношении преступников, придется дать ответ.

З.Ы. Это очень хорошо, что такие мысли возникают и спасибо Светлане Александровне за то, что обострила их актуальность».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)