Ирина Филипова

Эксперт о «заочных судах»: Силовики хотят, чтобы все выглядело легально

Что не так с очередной инициативой Следственного комитета.

Политический обозреватель Александр Класковский полагает, что инициатива СК по «заочному» привлечению граждан к уголовной ответственности направлена, в первую очередь, против основных оппонентов Лукашенко, и не соответствует принципам права.

Александр Класковский. Фото Радыё Свабода

— Все лежит в русле ужесточения подхода властей к своим политическим противникам и, в первую очередь, это, наверное, направлено против тех, кого Лукашенко называет «беглыми», — отметил политический обозреватель в комментарии Филину. — Это способ дополнительно психологически на них воздействовать, сигнал этим людям о том, чтобы они не чувствовали там себя вольготно, не делали никаких резонансных заявлений, не призывали к санкциям, к деструктивной медийной деятельности и т.д.

По поводу «заочных» судов, в сети уже появились шутки о том, что можно еще «заочно расстреливать» или «протыкать, как куклы Вуду».

Эта инициатива из серии тех же инициатив ГУБОПиКа о том, чтобы лишать гражданства, лишать имущества тех, кто уехал за границу. Перебирают, как побольнее «укусить» этих людей.

И судя по тому, что сейчас силовикам дан карт-бланш и зеленый свет, я не исключаю того, что такие изменения законодательства могут быть приняты, во всяком случае, что касается «заочных» судов.

Что касается лишения гражданства, пока еще им немного мешает Конституция, но под марку грядущих изменений, и это могут поправить. 

Аналитик указывает на то, что прошла острая фаза кризиса, когда силовики, получив санкцию с самого верха, действовали вообще по принципу «иногда не до законов».

— Сейчас они хотят, чтобы все выглядело легально. Это тоже такой психологический момент, якобы они ничего не нарушают. Де-факто они делают, что хотят, но уже «по закону».

Однако есть понятие «закон» и есть «право». Законы могут быть несправедливыми и не соответствовать принципам права, — подчеркнул Класковский. 

С ним согласен бывший следователь по экономическим и коррупционным преступлениям, IT-юрист Илья Рокач.

Илья Рокач

Он считает, что в данном случае силовыми ведомствами неправильно трактуется сам «принцип неотвратимости уголовного наказания».

— Принцип неотвратимости наказания подразумевает только то, что лицо, совершившее преступление, подлежит наказанию, а освобождение от уголовной ответственности и наказания возможно только при наличии оснований и условий, предусмотренных законом.

Но для того, чтобы привлечь человека к ответственности, его, в первую очередь, необходимо допросить, ознакомить с процессуальными документами по делу, предъявить обвинение. И только затем избирать меру пресечения. Если человека найти не удалось, то его необходимо объявить в розыск, и только после  поимки можно завершать предварительное расследование и передавать материалы уголовного дела прокурору для дальнейшего направления в суд, — объясняет специалист. — Если человек находится за границей, то необходимо всеми правовыми средствами и методами добиваться его экстрадиции. Если же в экстрадиции отказано, остается только ждать. А когда  истекают сроки по уголовному делу, уголовное дело должно быть прекращено.

Юрист подчеркивает, что данная инициатива СК противоречит правовой логике и задает целый ряд возникших в связи с этим вопросов.

— Направление уголовного дела не может считаться правомерным в отсутствие самого человека. Как можно направить дело в суд без «участия» обвиняемого? А это и допрос изначально в качестве подозреваемого, и признание подозреваемого обвиняемым, и допрос в качестве обвиняемого, и избрание меры пресечения.

Как можно не удостовериться в том, действительно ли именно этот человек должен быть привлечен к уголовной ответственности? Доказывается ли его вина всеми материалами уголовного дела, в том числе показаниями, видеозаписями, осмотром документов, проверкой показаний на месте, очными ставками и т.д.?

В противном случае, на мой взгляд, это карательное правоприменение, и в таком случае вообще никто не застрахован от уголовной ответственности.

Получается, что в отсутствие человека проводятся все следственные и судебные действия. При этом следственный процесс сейчас вообще идет за закрытыми дверями. Если раньше о некоторых аспектах могли рассказывать адвокаты, то практически во всех резонансных случаях сейчас с них  берут подписку о неразглашении.

Судебный процесс также запросто могут сделать закрытым. Человек не будет знать не только, как его судили, но и за что.

Практически все нормы уголовно-процессуального кодекса оказываются попранными. Тот же принцип состязательности сторон, всестороннего объективного уголовного расследования, презумпция невиновности, право на защиту — нарушено все, — считает экс-следователь.

Он объясняет возникновение подобных инициатив сразу несколькими аспектами.

— Во-первых, все подобное придумывается от бессилия, потому что от силовиков Лукашенко постоянно требует, чтобы «оппозиционеры» привлекались к ответственности, а то «сидят там — в своих Польшах». Второе, вполне конкретное желание — изъять по приговору суда имущество у так называемых «экстремистов и террористов». Вспомните недавнюю инициативу  ГУБОПиКа.

Предполагаю, что они могут таким образом рассчитывать и облегчить взаимодействие с Интерполом, потому что фактически получится, что человек объявлен в розыск не за совершение преступления, а уже уклоняется от вынесенного приговора, — отметил Илья Рокач.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:68)