Кирилл Иванов

Что не так с заявлением Крутого по кредиту на БелАЭС

Почему  «самый значимый интеграционный проект» обходится нам дороже, чем Армении?

Вице-премьер Дмитрий Крутой, фото TUT.BY

Комментируя итоги прошедших 7 февраля в Сочи переговоров, вице-премьер Дмитрий Крутой отметил:

— Очень много времени президенты уделили рассмотрению ситуации со строительством атомной электростанции в Островце. На сегодняшний день это, наверное, самый значимый совместный интеграционный проект.

Далее замглавы правительства заявил о просьбе белорусских властей отложить начало выплат и снизить ставку по кредиту на БелАЭС.

По словам Кругото, причиной для отсрочки стала задержка сроков введения станции в эксплуатацию. Процентную ставку Минск просит «привести в соответствие примерно с теми контрактами, которые существуют у «Росатома» в других странах».

Любопытно, что несколько лет назад об этом же заявлял и глава государства. По итогам белорусско-российских переговоров в Сочи в сентябре 2018-го он также увязывал необходимость продления срока выплаты кредита со срывом скрока сдачи объекта:

— Пока откладывается запуск первого блока аж на год. Боюсь, как меня информируют контролеры, что, может быть, Россия попросит еще смещения этого срока, что уже вообще недопустимо. И коль сроки были сорваны (мы, конечно, не хотим идти в суды, судиться, как это по договору), мы договорились о том, что срок возврата кредита надо продлить. И процентная ставка должна быть не хуже, чем для других государств. К примеру, Армении, Бангладеш, Венгрии и так далее. Это примерно до 3%.

Если верить этим цифрам и словам, то получается, что для нас «самый значимый интеграционный проект» обходится дороже, чем для Армении. Вот уж действительно — зачем нам такой союз? Тем более, что само по себе строительство собственной АЭС не только не избавляет нас от чрезмерной энергетической зависимости от России, но и делает страну еще более уязвимой перед интеграционными претензиями Москвы.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.3 (оценок:88)