Диаспоры

Виктория Захарова

Белоруска из Шотландии: «Не хочу, чтобы люди за границей ассоциировали меня с Лукашенко»

В Шотландии нет дипломатического представительства Беларуси. Но наши страны объединяет нечто гораздо большее.

Этот разговор о том, что объединяет. О стремлении к независимости, поддержке политзаключенных, а еще о футболе и драниках «Салідарнасць» поговорила с представительницей Народного консульства Беларуси в Шотландии Ириной МакЛейн.

Все фотографии из личного архива собеседницы

— Как нас учили в школе, в The United Kingdom входят четыре «исторические страны»: Англия, Уэльс, Северная Ирландия и Шотландия. Есть парламент в Лондоне, который сидит в Вестминстерском дворце и управляет всей Великобританией, но есть свой парламент и свой первый министр. В международном плане Шотландия не может влиять на многие вещи, но внутри страны мы достаточно сильны.

Мы всего около 300 лет находимся в составе Королевства, до этого гордые горцы были независимы. Многие шотландцы хотят вернуть эту независимость и быть в составе Европы отдельным государством, а не постоянно перепутанными с нашим «большим братом».

Храбрые сердцем

Для Ирины Шотландия — уже третья эмиграция, а из Беларуси она уехала больше 20 лет назад. Но, признается, именно здесь впервые нашла очень важную для себя параллель с родиной: маленькая страна, люди, стремящиеся к независимости и бережно относящиеся к своему национальному достоянию:

— Мы говорим с Англией на одном и том же языке, но в Шотландии есть своя специфика английского, и мы о-о-очень не любим, когда нас путают с англичанами. При этом не рвемся ни с кем воевать, а лишь хотим, чтобы «большой брат» нас отпустил. Но этого пока не происходит.

9 августа 2020 года некоторые белорусы Шотландии ездили на выборы в Лондон, где, по данным независимых наблюдателей, победила Светлана Тихановская — а вернувшись, узнали шокирующие новости с родины.

— Для меня это было на личном уровне, — говорит Ирина. — Задержали лучшего школьного друга. Он живет в Минске на Стеле, пошел за кефиром, как в фильме «Гостья из будущего» — и пропал на 72 часа. Вышел очень сильно поврежденным. Три дня мы с женой друга пытались его найти, просматривали в телеграм-каналах списки задержанных, написанные вручную, и не знали, где человек, что с ним.

Тогда Ирина МакЛейн написала открытое письмо первому министру Шотландии Николе Стерджен — крик души и негодование, как подобное может происходить в Европе в 21 веке. Обращение имело большой резонанс. Министр заявила о поддержке демократии и прав человека в Беларуси. Белоруску пригласили на радио BBC, в крупнейшей шотландской газете вышла большая статья о ситуации в Беларуси, Ирине начали писать в соцсетях незнакомые белорусы.

Важный момент, который нужно держать в уме: население Шотландии — 5,5 миллионов человек. Белорусами во время последней переписи населения идентифицировали себя порядка 350 — не тысяч, а человек. Капля в море.

Но они, объединившись, начали действовать: проводить уличные акции в знак поддержки и солидарности с Беларусью, встречаться с представителями СМИ и парламентариями, подключаться к инициативам большой диаспоры белорусов в Англии.

По болезни Ирина выпала из работы на 2-3 месяца. А когда вернулась, ее попросили узнать, о проекте Народных посольств и как в их число можно попасть:

— Я не представляла себе, что такое народное посольство. Но как отличница по жизни, тут же впряглась, и где-то с февраля 2021-го являюсь представителем Шотландии в этом проекте. Сейчас я в команде координаторов, веду наш твиттер и занимаюсь некоторыми оргвопросами. С этого уже началась действительно серьезная работа.

Крестный для футболиста. И не только

Состав здешней суполки интернационален. Самые активные участники диаспоры, кто может себе позволить быть публичными и не опасаться преследования родных в Беларуси — Ирина МакЛейн (все ее прямые родственники сейчас не живут на родине), и шотландец — муж одной из белорусок, которая поддерживает политзаключенных.

Диаспора плотно сотрудничает с Libereco (немецко-швейцарская правозащитная организация) по «усыновлению» политзаключенных политиками и депутатами.

— Британия — самая активная страна в этой программе, и мы ведем всех британских политиков, которые «усыновили» наших политзаключенных. Депутат, согласившийся стать «крестным отцом» для кого-то из узников, начинает лоббировать белорусскую повестку.

Вначале это происходило в Вестминстерском парламенте, сейчас подключились либерал-демократы в Шотландии, и мы с Анатолием Лебедько работаем над созданием группы «За демократическую Беларусь» в шотландском парламенте. Это очень важно, поскольку депутаты могут продвигать белорусскую повестку более эффективно.

В октябре свой «крестный» — зампред шотландского парламента Лиам МакАртур — появился у журналиста и футболиста «Крумкачоў» Саши Ивулина (на минувшей неделе белорусские власти приговорили политзаключенного к двум годам неволи).

— Здесь любопытная предыстория. На нас вышел университетский профессор, который во время локдауна начал вести подкаст о белорусском футболе (помните, когда во всем мире отменили футбольные чемпионаты, и только Беларусь играла в футбол, внезапно став интересной для болельщиков во всем мире? — Прим.).

Этот профессор — активный болельщик, и, когда он начал рассказывать о белорусском футболе, то втянулся и в белорусскую повестку. Потрясающий оказался дядька: преподает историю искусства, интересуется Шагалом и мечтает попасть в Витебск… И когда он вышел на меня через телеграм, стало понятно, что обязательно нужно что-то сделать в сфере футбола, потому что в Великобритании футбол — почти религия.

Сели, подумали — родилась идея организовать футбольный матч, который мы назвали Кубком Александра Ивулина. Меня познакомили с Ярославом Писаренко, лучшим другом Саши, и стали общаться. Моя дочка футболистка, она играет в национальной лиге на довольно высоком уровне — и она тоже заинтересовалась: мы пишем Саше письма, отправляем посылки, и его это, конечно, очень поддерживает.

Специально для матча заказали форму как у «Крумкачей», написали Ivulin и номер 25. С нами играли шотландцы, друзья активиста — скульпторы, художники, которые создали программку по истории белорусского футбола. Про игру написала куча СМИ, включая газету Тimes.

Это стало интересным политическим жестом: если вы не хотите слышать про политзаключенных через негативную, грустную повестку — мы расскажем об этом через увлекательную.

Кроме того, белорусы Шотландии входят в Англо-белорусское общество и активно участвуют во всевозможных культурных проектах и инициативах, встречах с белорусскими авторами, деятелями культуры:

— Когда на английском языке вышли «Дети Алиндарки», приглашали Альгерда Бахаревича. На севере Шотландии организовали показ фильма Алексея Полуяна «Кураж».

Донаты за… драники

Осенью 2021-го, отмечает Ирина МакЛейн, стало понятно, что в диаспорах накопилась усталость — помощь политзаключенным, семьям, участие в различных фондах значительно сократились.

— Я начала двигать тему фандрайзинга на международный уровень. Надеюсь, в новом году этот проект наберет обороты. Суть в том, чтобы собирать деньги не только по диаспоре, а по странам, в которых люди живут, с учетом их менталитета и психологии. Ведь тому же британцу нужно совершенно по-другому рассказывать о происходящем, чтобы зацепить нужную струнку, чтобы ему действительно захотелось помочь белорусам.

Обсуждая вопрос донатов с шотландской подругой, белоруска призналась: мол, стыдно просто просить денег. Подруга посоветовала: тогда продай что-нибудь. Хоть ваши знаменитые драники, чтобы был виртуальный обмен: сделав что-то приятное и важное, люди получат рецепт драников на английском языке, их историю, еще что-то сопутствующее.

— В рамках народных посольств мы работает над проектом «Виртуальный драник», — улыбается Ирина. — Вначале планируем запустить англоязычную версию, потом, надеюсь, появятся и другие языки. Это отдельная платформа, где даже люди, которые совершенно не в теме и не знают, что такое Беларусь, где мы, кто мы, что у нас происходит — получат в концентрированном и удобном формате всю эту информацию.

Кроме общих сведений, мы расскажем о происходящем. О том, что у нас прямо сейчас в тюрьмах находятся восемь мальчишек в возрасте до 18 лет, включая Никиту Золотарева (с его папой на связи наш депутат: поддерживает, пишет письма и двигает в парламенте эту тему).

И уже в самом конце будем рекомендовать фонды и инициативы помощи к определенному рецепту драников. К примеру, если вы выбираете колдуны с мясом, то рекомендуем поддержать детей-политзаключенных, если классический рецепт — инициативу изучения английского для релокантов, и так далее. Чтобы люди не теряли время и могли легко сделать выбор, просто нажав кнопочку и перечислив помощь.

Кстати, в Эдинбурге белорусы тоже провели День драника — уже вполне оффлайн.

— С одной стороны, было весело и здорово. А с другой — грустно. Потому что люди приходят и говорят: одни — что «Крымнаш» и «Лукашенко молодец», другие — что боятся, потому что у них в Беларуси родные, а третьи — что вовсе не хотят участвовать в деятельности диаспоры, и здесь у них все хорошо. К сожалению, это реальность нашей диаспоры.

Но нет худа без добра — если бы не все эти события, я бы никогда не встретила в международном сообществе огромного количества потрясающих белорусов, которые поражают и вдохновляют своей мощью, работоспособностью и отдачей.

«Я хочу гордиться»

Еще один проект инициировала лично Ирина МакЛейн. Как опытного соцработника, ее очень волнует, что происходит в Беларуси в этой сфере, и как постепенно и незаметно наше законодательство «перекроили» таким образом, что оно нарушает международные нормы.

— Сейчас я интервьюирую работников системы соцобеспечения, а также семьи, пострадавшие от репрессий. Пишу научную статью, делаю подборку нарушений, происходящих в Беларуси в сфере прав детей. С этими материалами я смогу обратиться в ЮНИСЕФ, работать с соответствующими структурами в ООН. И также по узкой специализации, подавать депешу в Международную федерацию соцработников — белорусская организация туда входит, при этом регулярно и с удовольствием нарушая этические нормы соцработников.

Это огромный кусок работы, причем работы на будущее, иначе сотрудники из органов соцопеки, которые пугают семьи СОПом, никуда не денутся. Мы с ними разговариваем на разных языках, как профессор Преображенский с Швондером и Шариковым.

Откуда берутся силы продолжать этот марафон? Ирина говорит, что ей помогает десятилетняя закалка работы в органах соцзащиты, когда приходилось и изымать детей из семей, и расследовать ситуации домашнего насилия.

— Я выгорела на работе и ушла в науку, а тут случился 2020-й год, и я снова на передовой. Как любовно говорит мой муж-шотландец, печатая листовки и плакаты, «свинья везде грязь найдет», — смеется белоруска. — Вовлечена вся моя семья — и муж, и дети очень поддерживают. Если домашние заходят в комнату и видят, что я делаю страшное лицо, то тихонько спрашивают: «Ты в борьбе?» — «Да, я в борьбе».

Есть ощущение профессиональной ответственности — раз я накопала информацию о них, все это знаю, то не могу остановиться и должна продолжать. Как минимум, написать научную работу, с которой можно идти и тыкать в нос международным организациям: почему мы говорим о нарушениях прав детей в Конго, Сирии, Афганистане, Ираке, но молчим о жутких нарушениях прав детей в Беларуси, которые находятся в неволе без какой-либо психологической и социальной помощи?

…Знаете, я с 2010 года не была в Минске. Сначала по личным причинам, а потом просто боялась. Был жуткий опыт: перед самым рейсом ни с того, ни с сего у меня в аэропорту забрали ноутбук, что-то в нем пытались найти.

Так что у меня очень меркантильные причины. Моя дочь, которой 13 лет, никогда не была в Минске — и я хочу, чтобы мы с детьми могли приехать на родину спокойно. Хочу идти по своему городу и не бояться.

А потом, я хочу гордиться. За все эти годы, когда иностранцы наконец-то понимают, что мы не Польша и не Россия, — мы определяем этот момент, и они радостно кивают: «Да! Лукашенко!». Так вот, я не хочу, чтобы люди за границей и в той же Шотландии ассоциировали меня с ним.

Есть гораздо более интересные вещи и достойные люди, которыми моя родина может прославиться — и гораздо более позитивные, богатые и настоящие ассоциации.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(1)