Диаспоры

Гарри Адамчук

Белоруска из Каталонии: «Режиму, который установился в Беларуси, нет никакого оправдания, и замалчивать эту ситуацию сейчас – значит его попросту поддерживать»

Активистка каталонской ассоциации белорусов «Razam» Ольга Иванова рассказала «Салідарнасці» об истории организации, взаимодействии с местными властями и личном пути к мечте о новой Беларуси.

Как давно существует ваше объединение?

– В июне 2020-го появилось объявление в русскоязычных группах в фейсбуке о том, что надо бы нам, белорусам, собраться и провести митинг за честные выборы. И на тот первый митинг перед белорусским консульством в Барселоне пришло очень много белорусов. После этого мы и начали собираться вместе.

В день выборов, 9 августа, кто хотел, тот поехал в Мадрид в белорусское посольство, чтобы проголосовать, а после того ужаса, который произошел в стране после выборов, мы организовали несколько акций солидарности на центральных площадях Барселоны. Параллельно с этим мы пикетировали белорусское консульство здесь в Каталонии.

В 2021 году мы поняли, что большого смысла от подобных акций нет, нужно менять стратегию и двигаться в других направлениях.

Под другими направлениями вы имеете в виду помощь белорусам, которые приезжали в Каталонию, спасаясь от репрессий?

– В 2020 году политэмигранты к нам особо не обращались. Это началось только после того, как Россия напала на Украину. Я стала волонтером, то есть, именно тем, кто собирал и курировал этих людей.

Это были семьи, которые подверглись репрессиям и могли предоставить доказательства – фотографии, протоколы задержания и так далее. Наша местная адвокат брала их себе, и ассоциация помогала подавать им заявления с просьбой о международной защите. Таких людей было более двадцати человек, они все впоследствии получили временную карту иностранца и, что самое главное, разрешение на работу.

Правда, само рассмотрение заявлений на международную защиту будет длиться до полутора лет. И каждые полгода эту временную карту нужно будет продлевать.

К сожалению, это делается не за один день, но и мы не украинцы – им здесь сейчас все делают очень быстро. А с белорусами после войны были случаи в Жироне, Таррагоне и в Малаге, когда они приходили подавать на документы с украинским ВНЖ, но с белорусским паспортом, и их просто отправляли. Это был человеческий фактор, когда определенные чиновники просто не хотели их принимать.

Вы пытаетесь каким-то образом повлиять на эту ситуацию?

– Мы активно налаживали и налаживаем контакты с каталонскими политиками, с мэрами городов, и наш бело-красно-белый флаг висел на мэриях некоторых городов Каталонии.

То есть, люди довольно доброжелательно относились к белорусам, но сейчас это все слегка поутихло, потому что все силы брошены на помощь Украине.

Я сама около полугода помогаю другой ассоциации, которая раздает продукты питания и гигиены украинским беженцам. Одна похожая организация недавно закрылась, потому что у нее закончились ресурсы, но наша все еще существует, потому что организаторы договорились и с мэрией Барселоны, и с мэрией еще одного городка, и с ассоциацией слабослышащих и слабовидящих, которая выделила нам помещение под раздачу и под склад.

Кроме того, каждый месяц на помощь украинским беженцам от испанского государства жертвуется 11 тонн еды. И бывают дни, когда к нам приходит до 100 семей в день.

Сколько активных белорусов в каталонской диаспоре?

– Мне не хочется об этом говорить, чтобы не раскрывать все карты. Но у нас достаточно людей, которые участвуют в мероприятиях и помогают финансово.

Из последнего – беженцам мы помогали находить жилье, работу и на волонтерской основе организовали курсы испанского языка.

Ольга, а как вы сами стали активисткой белорусской диаспоры? Вы занимались этим до 2020 года?

– Совсем нет. Я здесь жила девять лет, и никого не знала из белорусов, только свою семью. У меня был испаноязычный круг общения, мне было комфортно, но, естественно, из-за того, что в стране случилось в 2020-м…

Ранее я никогда политикой не занималась. У меня были друзья в Беларуси, которые ей интересовались, но я всегда не понимала, зачем идти против стены, если ты ее никуда не сдвинешь.

Что именно изменило ваше мнение о политике?

– Меня больше всего взяла надежда на то, что новые выборы 2020 года, благодаря тому, что все было очень хорошо организовано – платформа «Голос», белые ленточки, бюллетени гармошкой, объединение Светланы, Вероники и Маши – выглядели так, что мы реально сможем что-то изменить.

А еще я христианка, и в Старом Завете есть такое место, где народ израильский грешил, но Бог их не осуждал, никаких казней не насылал, но послал этому народу пророка, который сказал, мол, вы грешите, а я молчу, и вы думаете, раз я молчу, значит я молчанием одобряю то, что вы делаете? Наступит момент, и я вас всех накажу – сказал этот пророк.

И тогда я подумала, что своим молчанием поддерживаю этот режим. Это и было последней каплей и тогда я стала активно принимать участие в работе нашей ассоциации.

Да, в ней состоят абсолютно разные люди, и моя история одна из многих, но всех нас объединяет желание перемен в Беларуси.

Не боитесь ли теперь ездить в Беларусь?

– Некоторых наших каталонских белорусов уже задерживали, когда они ездили в Беларусь. Кто-то провел под арестом больше года, кто-то отсидел 15 суток. Все эти люди, к счастью, смогли после этого вернуться в Барселону. Но это также указывает на то, что активистам пока не стоит ездить на Родину.

Конечно, обидно, потому что два года я не была в Беларуси, где живет вся семья. Но когда у меня были сомнения, стоит ли продолжать этим заниматься, мой муж, который давно живет в Каталонии, меня полностью поддержал – что стоит. Поскольку режиму, который установился в Беларуси, нет никакого оправдания, и замалчивать эту ситуацию сейчас – значит его попросту поддерживать.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(8)