Юлия Семченко: «Не хочу «как раньше». Это забыть уроки 20-го года, это помахать ручкой политзаключенным»

Юлия Семченко на LADY.TUT.BY задалась вопросом: а вернуться к нормальной жизни — это как? И что такое теперь эта самая «нормальная жизнь» для белорусов?

Юлия Семченко, жена экс-главы пула Лукашенко на ОНТ, фото из аккаунта в Инстаграме

— «Как хочется вернуться к нормальной жизни» — периодически читаю и слышу эту фразу, от которой двоякие чувства. Конечно, я понимаю, что нормальная жизнь — это прежде всего безопасная жизнь. Жизнь без десятков тысяч задержаний. Жизнь, в которой ты можешь не продумывать гардероб с расчетом, как бы не оказаться в числе экстремистов.

И это простое человеческое желание вполне естественно, когда устал оглядываться по сторонам и вздрагивать от стука в двери.

Но «вернуться» — это значит прийти на то место, где находился раньше. И здесь я задаю себе резонный вопрос: «А могу и хочу ли я вернуться?». Может быть, та нормальная жизнь была не такой уж нормальной?

И задаю еще с десяток вопросов самой себе: а о чем я мечтала год назад? Вряд ли, задувая свечи на торте в день рождения, я загадывала: «Пожалуйста, я очень хочу справедливости. Я хочу, чтобы мой народ стал счастливым». Самокопание — не самая приятная вещь. Если и попадется алмазик, будь добр, копай поглубже — там много интересного и не самого чистого.

И вот, копая в себе уже восьмой месяц, я четко осознаю, что возвращаться к жизни «до» я не хочу. И не могу назвать себя плохим и глупым человеком (точно как и ты, мой друг, не назовешь себя), но эта установка «я ничего не решаю, это меня не касается, ничего не изменится» настолько глубоко засела в нас, что не каждая лопата до нее доберется.

Я, кажется, добралась. И, отбросив эту чертову лопату, могу себя поздравить: «Как же поверхностно я жила». Как рада, что нашла в себе человека, как горько, что он не мог найтись раньше.

Не то чтобы не мог — я не искала.

Может быть, в этих муках самокопания и рождаются люди? Когда горе чужого человека становится твоим собственным не на словах: ты носишь его с собой каждый день.

И вот я снова и снова прокручиваю в голове тот момент, когда осознание масштабов тьмы потрясло меня настолько, что я не шепотом, а во весь голос смогла сказать: «Ну уж нет, с меня хватит!» — осознавая все последствия этого шага. Этот момент у каждого свой. У кого-то раньше, у кого-то позже, но главное, что он наступил.

И когда один знакомый человек сказал мне: «Я просто хочу, чтобы было как раньше — нормально» — я поняла, что это будет наш последний диалог. Потому что самое страшное для меня сейчас — это хотеть «как раньше».

Как раньше? Это опять вернуться в свой «домик», закрыть глаза, накрыться одеялом и крепко уснуть. Это забыть уроки 20-го года, это помахать ручкой политзаключенным со словами: «Бывайте, ребята. Вы там держитесь, а я просто хочу как раньше. Ну чтобы нормально было».

Даже если сильно постараться вернуться к той «нормальной» жизни, она к тебе уже вряд ли вернется. Да что уж там, она точно не вернется. Просто потому, что флаг Канады в окне — это 15 суток твоей «нормальной» жизни.

Нам важно не вернуться, а начать строить новое. Ведь это время дано нам, чтобы подумать. Чтобы первый раз осознанно прочесть стихотворение Богдановича (і на словах «ты прабач свайго сына» асабліва затрымацца і зразумець, за што ты просіш прабачэння), чтобы первый раз увидеть Куропаты (мы же с вами помним, что видят не все те, у кого есть глаза). Чтобы задавать вопросы и находить ответы. Сначала в себе. Потом в других.

І зразумець, што адкрыць шампанскае — гэта не галоўная наша мэта. Усё толькі пачнецца. Галоўная мэта — пабудаваць здаровае грамадства. А для гэтага прыйдзецца выкрываць гнойныя раны і шмат працаваць усім, каб яны зажылі правільна. Не па-хуткаму залатаць.

Ніхто другі за нас гэта не зробіць. Таму не трэба вяртацца. Гэта будзе паўтарэнне старой памылкі, калі мы вернемся да жыцця «я па-за палітыкай». Трэба, каб удзел у жыцці краіны стаў для большасці з нас звыклай з’явай.

Я разумею, што зараз вельмi складана нават думаць пра гэта (калі нехта не бачыць «палітычных» артыкулаў — гэта не значыць, што іх няма). Але ж у краіне нашай мары грамадская дзейнасць павінна стаць часткаю нашага існавання, і тады, напэўна, усё будзе па-сапраўднаму нармальна.

Жена экс-журналиста ОНТ: «В одном городе М гуляли добрые люди. В какой-то момент появились водометы»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:43)