Олег Грабовский
Хижинкова отказалась отдавать корону

«Мисс Беларусь-2008» Ольга Хижинкова отказывается передавать корону королевы красоты будущей победительнице конкурса «Мисс Беларусь-2010».

Как стало известно нашему изданию, весьма недешевая корона (ее стоимость разные источники оценивают в диапазоне от 10 до 40 тысяч долларов) хранилась в Белорусской государственной академии красоты. Эта организация была создана в рамках двустороннего сотрудничества с Венесуэлой, которая является признанной во всем мире «фабрикой красоты»: девушки из этой страны много раз брали главные призы на конкурсах «Мисс мира» и «Мисс Вселенная». Чтобы выяснить ситуацию, мы позвонили директору БГАК Ольге Сапожниковой.

Корону украли!

– Это скандалище! Что подумают о нас в цивилизованной Европе! – раздался в трубке взволнованный голос Ольги.

– Нам тоже это событие кажется странным. Хижинкова всегда была таким светлым, открытым человеком, бегала за детей легкоатлетические пробеги, говорила правильные слова и вдруг...

– Сказала бы я вам, где и к кому она бегала... А правильные слова все мы говорить можем и вы, журналисты, знаете это лучше других. Судить о людях надо по их поступкам. Так вот я вам сейчас расскажу...

Оля позвонила мне три дня назад и попросила корону, которая хранится у меня в сейфе. Будто на репетицию для финала конкурса. В принципе, я раньше давала ее для всяких телепрограмм, но на сей раз во мне сработала какая-то женская интуиция. Ничего ты, говорю, не получишь. Шиш тебе.

– А она?

– Надо знать Олю – начала пререкаться, скандалить, обзываться, а перед тем как бросить трубку сказала, что корона все равно будет у нее. И что вы думаете? Этим же вечером корона из сейфа исчезла!

– Кто мог это сделать?

– Не будьте наивными! Я сразу поняла, едва только утром взглянула на камеру видеонаблюдения.

– Оля???

– Она! Хотя это было непросто узнать. Похитительница была в черной полумаске и такого же цвета одежде – честно говоря, так себе фасончик, блузка еще более-менее, выточки интересные, а вот брюки чересчур простые – я бы такие в жизнь не надела.

– Да, но как вы поняли, что это Оля? По росту? 186 – такими данными не каждый может похвастаться...

– Хм... А об этом я как-то не подумала... Просто когда она уходила, то не выдержала и показала в камеру ну... в общем... ну не важно и кое-что сказала в мой адрес.

– Что?

– Ну, это тоже не важно. Она просто показала свое отношение к человеку, который вывел ее в этот блистающий мир. Все это очень печально, но наконец-то мы увидели ее истинное лицо. И я думаю, что даже у доверчивых журналистов, перед которыми Хижинкова всегда представала белоснежным котенком, рассеялись все иллюзии в ее отношении.

– Вы уже показали запись правоохранительным органам?

– Хм... Понимаете, тут такая проблема... Я смотрела это жуткое, не имеющее аналогов ограбление и случайно нажала не ту кнопку. Их тут так много... Delete – это же повторный просмотр, правда?

Кстати, а вы мою фотографию давать будете? У меня недавно была фотосессия, хорошо там получилась. По какому адресу высылать?

Чуть не подрались

Сразу же после этого мы набрали номер Хижинковой, но ее телефон был отключен. Не комментирует эту ситуацию и канал ОНТ, являющийся организатором конкурса. Правда, кое-что удалось узнать там же от лица, пожелавшего остаться неизвестным:

– Да у них старая любовь. Вечно эти две Оли поделить ничего не могут. Один раз даже чуть не схватились на записи одной из программ, хорошо, что хоть не в прямом эфире... Две блондинки, что вы хотите...

– Так Сапожникова же вроде...

– Да она красится!

За сараем

Телефон Хижинковой по-прежнему молчал, и мы решили позвонить ее маме Валентине Дмитриевне в деревню Заборовье Лепельского района Витебской области.

– Здравствуйте, мы из газеты. Никак не можем вашу дочь найти...

– Так, а что ее искать? Она вчера вечером приезжала домой к нам. По делам, очень торопилась, правда. Только в хату, схватила лопату и айда за сарай. Чего-то закапывала там. А потом сказала, чтобы я никому об этом не рассказывала. Ой... А вы белорусская газета?

– Самая что ни на есть! «Советская Белоруссия», – зачем-то соврал я...

– Знаем такую, у нас на нее вся деревня подписана, каждый дом, даже тот, где давно никто уже не живет. Так что нам за соседей каждый день 8 экземпляров приносят. Эх (в трубке слышен печальный вздох), и интересная же газета...

– Как себя чувствует Оля?

– Очень хорошо. Приехала, корову подоила, свиньям дала, хотела грядки пополоть, но пока не сезон. Работящая девка, ох кому-то такой подарок попадет...

Подарок нашелся

Поздним вечером Олин телефон наконец заработал. Нужно отдать должное Хижинковой: она охотно ответила на все наши вопросы и даже не стала скрывать, что похищение короны – это ее рук дело.

– Я ничего не воровала, как вам наверняка доложила Сапожникова. Просто взяла свое – то, что принадлежит мне по праву.

– Да, но победительницы всегда передавали корону своим наследницам...

– Кто вам такое сказал – в правилах ничего подобного не написано! Вон Виктория Лопырева, «Мисс Россия-2003» тоже не стала отдавать никому свою корону и сейчас себя неплохо чувствует, в программах снимается. Я тоже так хочу.

– Но корону наверняка будут искать...

– Пусть ищут. Пусть перероют мою квартиру. Все, уверена, думают, что я ее именно там спрятала. Где же еще? Но, поверьте, она в надежном месте!

Мне она дорога как память. Согласна – Audi Q7 и трехкомнатная квартира в центре, которые я получила за победу в конкурсе – это неплохо. Но время идет – автомобиль я скоро буду менять, квартиру тоже – на более вместительную. Остается из памяти только корона.

Но ведь ее можно отдать организаторам на время.

– Сапожникова не вернет! Я ее знаю, я бы вам столько про нее рассказала. Да хотя бы вот это: она одевается очень странно для директора школы красоты, Вы бы видели ее последнее платье, в котором она вышла в свет не буду говорить где. Где она его шила, в городском ателье города Бобруйска? Это же смешно – ха-ха-ха (в трубке раздался заливистый смех).

– Спасибо, но давайте все же о короне... Организаторы могут просто не успеть изготовить новую.

– Ну, если не успеют, то можно купить вполне приличную. Я вот в ГУМе недавно видела. Пусть она и детская, но издалека похожа на настоящую. Уверяю вас, телезрители ничего не заметят, а девочка как-нибудь переживет. Эх, и почему у нас это титул присуждают только на 2 года, а не на, скажем, 5 лет?

«Салідарнасць» будем следить за дальнейшим развитием событий...

P.S. Обратите внимание на дату публикации

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:1)