Политика

Марк Дзюба

«Токаев не хочет быть а-ля Лукашенко». Как дискуссия об АЭС в Казахстане подсветила провал беларусского режима

Несмотря на проблему дефицита электроэнергии, в Казахстане до сих пор не решились на строительство атомной электростанции. Звучащие там аргументы «против» режим Лукашенко явно не учел, когда согласился на сотрудничество с россиянами. 

В 20-миллионом Казахстане есть проблема с дефицитом электроэнергии, есть залежи урана, но нет своей атомной станции. Почему? Изначально все упиралось в историческую память. Во времена СССР на Семипалатинском полигоне около 40 лет проводили ядерные испытания, не заботясь о здоровье местных жителей и скрывая негативные последствия взрывов.

В результате Казахстан получил не только огромный экологический ущерб, но и то, что сотни тысяч человек пострадали от радиоактивного облучения. По этой причине с учетом общественного мнения вопрос о строительстве АЭС в Казахстане долгое время даже не поднимался.

Однако затем у России возникло желание использовать дефицит электроэнергии в этой стране в своих интересах. В апреле 2019 года Путин публично предложил Токаеву построить в Казахстане атомную электростанцию. В сентябре 2021-го он свое предложение повторил, а в ноябре 2023-го вновь указал на готовность «Росатома» разработать проект АЭС для Казахстана.

Одна из АЭС, построенных «Росатомом»

После первого предложения правителя РФ Токаев заявил, что его страна строить АЭС пока не намерена. Но затем позиция главы Казахстана стала меняться. В 2021-м он заявил, что «окончательно списывать со счетов атомную энергетику в Казахстане преждевременно и ошибочно».

А в прошлом году, уже чувствуя выросшую зависимость от Путина, Токаев предложил вынести вопрос о строительстве АЭС на референдум.

Но плебисцит до сих пор не назначен. 10 мая этого года министр энергетики Казахстана Алмасадам Саткалиев объяснил это тем, что правительство все еще проводит «разъяснительную работу» в регионах страны.

У жителей Казахстана есть много вопросов не только по экологии и экономической эффективности проекта, но и в связи с политическими последствиями.

В формальный шорт-лист потенциальных поставщиков реакторных технологий входят Россия, Южная Корея, Франция и Китай. Но эксперты отмечают: если выбор и будет сделан, то он, вероятнее всего, будет сделан в пользу «Росатома». Иначе в Москве «обидятся» и это будет иметь негативные последствия для Казахстана.

Сдерживают же страну от выбора в пользу РФ вполне оправданные опасения об увеличении зависимости от Москвы и утраты части суверенитета.

– Считаю, что конечная цель – присоединение Казахстана к России, – заявил экс-директор Департамента правового обеспечения и международного сотрудничества министерства охраны окружающей среды Казахстана Александр Брагин.

– Есть мнение, что, на самом деле, проблема не столько энергетическая, сколько политическая… Россияне будут эту АЭС строить и обслуживать, а во-вторых, это позволит создать дополнительный фактор зависимости Казахстана от России, – написал общественный деятель Сергей Дуванов.

Политолог Досым Салтаев отмечал, что «государство, которое проталкивает свой атомный реактор другому государству, рассчитывает привязать своего партнера на долгие годы разными обязательствами».

И это не конспирологические версии. The Insider писал в своем расследовании, что что Россия использует свои АЭС за рубежом для шантажа и давления на власти развивающихся стран. «Льготные» и «выгодные» кредиты оборачиваются зависимостью от Кремля.

Нынешний первый замглавы Администрации президента РФ Сергей Кириенко в прошлом руководил Федеральным агентством по атомной энергии и придумал, что в дополнение к «газовой дубине» его страна может заняться атомной экспансией. Идея «зашла» Путину.

Политолог Досым Сотпаев так описал нынешнюю позицию руководства Казахстана: «Токаев не хочет быть а-ля Лукашенко, не хочет чтобы его воспринимали марионеткой в руках Путина». Видимо, этим объясняется осторожность властей Казахстана в вопросе строительства АЭС.

Лукашенко же, напомним, сам залез в российскую атомную петлю – это произошло без особого давления со стороны Кремля, задолго до возникшей критической зависимости от Путина.

Строительство «Росатомом» АЭС в Островце обернулось для Беларуси грандиозными негативными последствиями: еще большей привязкой к РФ, кардинальным ухудшением отношений с Литвой и соседями, отсутствием экономической выгоды.

Лукашенко свой провал публично не признает, предпочитая повторять «шальную мысль» о строительстве второй БелАЭС. Но с его стороны это лишь манипуляция с желанием заставить думать людей, что раз вторая атомная станция нужна, то первая оказалась для страны очень полезной.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(33)