Взгляд со стороны: «Собралось несколько немолодых мужчин и подробно рассказали друг другу, что все не так плохо»

Российский политик — о групповой психотерапии ОДКБ.

— Собралось несколько немолодых мужчин и подробно рассказали друг другу, что все не так плохо – враги только за границей, внутри все тебя любят, главное только не допустить проникновения плохих людей из-за рубежа, но если что, то старший брат, который равнее других равных, поможет, конечно, — пишет Леонид Гозман на Эхе Москвы. — И старший кивает, ясное, мол, дело, помогу. Вы только попросите. А можете и не просить – я и так помогу.

А потому, говорят они друг другу, жить и править будем мы долго и счастливо. А на счет умереть в один день, так нет – мы вообще никогда не умрем.

Кое-что их, наверное, все же тревожит. Ну, вот одного из них сменили на другого, причем кого – он и сам был почти старший брат, сел на трон самым первым, еще до крупнейшей геополитической катастрофы двадцатого века. А теперь все делают вид, что его и не было никогда.

И даже спросить страшно, жив ли, не в тюрьме? А вместо него какой-то новый сидит в очках, кто такой, неведомо. Его имя-отчество главный брат даже не выучил, но так уже было.

Когда СССР в Афганистан входил, вождя афганского народа Бабрака Кармаля назвали Кармалем Бабраком (или наоборот, сейчас уж никто и не помнит), но сочли, что это неважно. И думают они, наверное, что и их так могут сменить, как того, почти самого старшего. И про них никто спросить не осмелится, где, мол, брат мой? И не зря, между прочим, думают.

Если бы как раньше, до вируса этого, чтоб он сгорел. Выпили бы после, как люди, о бабах повспоминали, попробовали понять, что старший про каждого из них думает, какие планы имеет? А так, конечно, тревожно. Но нет выбора.

И битых два часа «твердили они друг другу, что друг другу они верны», рассказывали про террористов из-за рубежа, говоривших на каком-то не опознанном до сих пор языке (лично я думаю, что это был иврит или польский).

Успокаивали друг друга, аутотренинг проводили – ноги, мол, становятся теплыми, глаза закрываются, враги отступают, а тут самый главный, все-таки, по делу высказался. Он сообщил, что протестные акции, на которые граждане вовлекаются с помощью интернет-коммуникаций и социальных сетей, являются предтечей нападения террористов.

Отсюда простой вывод – протестов больше не допустим, чтобы они не переросли в нападение террористов. А граждан своих, которых мы любим и о которых заботимся, от зловредного влияния Интернета оградим! Жили без этой напасти — и дальше проживем.

С наступающим Старым годом вас!

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(48)