В мире

«Вторая половина лета обещает стать горячей»

В Украине не хватает оружия, у российских военных на Донбассе сейчас в десятки раз больше артиллерии и боеприпасов, чем у украинцев. Об этом написала британская газета The Independent. Газета ссылается на некий доклад разведки, при этом не сообщает, кем именно и для кого этот доклад был составлен.

О том, как обстоят сейчас дела на фронте, Настоящее время поговорило с военным экспертом Олегом Ждановым.

— Вы согласны с оценками, что у Украины на Донбассе сейчас возникли проблемы с оружием?

— У нас проблемы с оружием не только на Донбассе – у нас проблемы с оружием в Вооруженных силах Украины, особенно с боеприпасами. А с основными видами вооружений особых проблем нет. Но в боеприпасах мы уступаем по количеству, но зато мы выигрываем в качестве.

— Почему боеприпасы заканчиваются?

— Если вы помните, у нас на протяжении восьми лет перед войной сгорело пять арсеналов, где хранились боеприпасы для нашей артиллерии. Это сильно подорвало [ситуацию]. И, к сожалению, руководство страны, особенно предыдущее, вообще не занималось этим вопросом.

Были попытки закупить оборудование для собственного производства боеприпасов, но они закончились только пиар-кампанией, и линия не заработала. А предложения купить их у стран-партнеров тоже не увенчались успехом ввиду того, что армия финансировалась в основном по остаточному принципу.

— То есть это проблема не того, что россияне в начале войны уничтожили какие-то арсеналы?

— Эта проблема системная, она начала возникать с 2015 года. Кстати, на сегодняшний день нет ни одного подтверждения, что Российская Федерация попала хоть в один из наших крупных складов боеприпасов.

— А вы согласны с численными оценками, что по количеству орудий Россия сейчас превосходит Украину на Донбассе в 20 раз, а по количеству боеприпасов – в 40 раз?

— Да, можно согласиться. Но я не думаю, что в 20 раз, возможно, меньше. Потому что такое количество артиллерии просто нереально было бы разместить. А по боеприпасам я согласен, потому что они используют запасы Советского Союза. Кстати, очень часто встречаются случаи неразрыва снарядов из-за их неправильного и слишком длительного хранения на складах.

Но вопрос, опять же, идет в качестве. Сегодня на том же направлении Северодонецка российская артиллерия может открывать огонь только на пределе своей дальности, потому что ближе они боятся подойти – они попадают под контрбатарейный огонь нашей артиллерии.

— Почему Украина не может использовать советские запасы? Они же наверняка тоже оставались на территории страны.

— Так я же вам объяснил: сгорело пять арсеналов. Там и были все советские запасы. А те запасы, которые хранились на наших объектах, они, слава богу, уцелели, и мы ими сегодня воюем. Плюс помощь наших стран-партнеров, которые поставляют нам боеприпасы для нашего вооружения. Но этого явно недостаточно, мы действительно испытываем дефицит.

— Первая моя мысль, когда я прочитал эту заметку, была о том, что Запад не успевает с поставкой вооружений. Насколько моя догадка здесь верна, кроме уничтоженных арсеналов?

— Ваша догадка почти верна. Очень сильно опоздали Соединенные Штаты с принятием закона о ленд-лизе. Это было затягиванием. Мы рассчитывали, что закон будет принят намного быстрее, и тогда бы мы уже сейчас с вами говорили о массовых поставках вооружений со стороны Соединенных Штатов. А так они задерживаются практически на месяц. Дай бог, чтобы они к июлю к нам пришли.

А то, что касается грантовой помощи, которую мы получаем от наших стран-партнеров, – да, она хорошая, она нам нужна. Но вы же видите, какие объемы дают страны-партнеры в плане вооружения. Этого недостаточно, это очень мало на сегодняшний день с учетом тех масштабов боевых действий, которые идут в Украине.

— Сейчас в Украине ждут поставок по ленд-лизу. Европарламент рекомендовал предоставлять оружие Украине по запросу украинских властей в таком количестве, в котором нужно. Когда можно ожидать, что оружия у Украины будет достаточно?

— Если ориентироваться по срокам начала отгрузки первых партий ленд-лиза, которые, судя по американской прессе, начались в тот день, когда Джо Байден подписал закон о финансировании ленд-лиза, то где-то в конце июня – в начале июля мы ожидаем промышленные поставки оружия в рамках самого ленд-лиза. То есть ленд-лиз заработает окончательно.

— Какой у вас в этой связи прогноз ситуации на фронте?

— Ситуация на фронте сейчас, скорее всего, будет постепенно переходить в позиционную войну, потому что Российская Федерация даже при том гигантском превосходстве в количестве стволов и боеприпасов, которое она имеет, сегодня фактически исчерпала наступательный потенциал. И России тоже нужна оперативная пауза.

Поэтому я думаю, что будет некий период позиционной войны. И где-то во второй половине лета, наверное, в августе, Россия попытается сформировать какие-то резервы и будет возобновлять наступление, а мы попытаемся сформировать на поставках ленд-лиза контрнаступательную группировку и тоже попытаемся начать контрнаступление. Так что вторая половина лета обещает стать более горячей порой.

— Сейчас захвачен Лиман. Примерно в 15 километрах российские военные ранее находились от Славянска. По-вашему, Славянск, Краматорск, Бахмут – до этих городов удастся россиянам дойти?

— У нас есть все шансы удержать эти города. А с учетом того, как я уже сказал, что Россия уже сегодня начинает перебрасывать резервы с других направлений, а это говорит о том, что из Российской Федерации резерв на сегодняшний день исчерпан, им нужна пауза. Поэтому вряд ли они смогут обеспечить такой натиск в наступлении, как это было, допустим, неделю назад, когда ситуация была близка к критической. Сегодня мы за счет нашего огневого превосходства на этом участке стабилизируем ситуацию, у нас есть все шансы удержать эти города.

— Почему сейчас украинские военные так очевидно пытаются удержать Северодонецк?

— Это больше политическая задача, чем военная. Мы не даем возможности России объявить хотя бы маленькую победу в том, что они захватили Луганскую область.

— И как долго это может продолжаться?

— Судя по ситуации в самом Северодонецке, мы можем держать его достаточно долго.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.5(24)

Читайте еще

Почему именно в Дагестане мобилизация встретила массовое сопротивление?

Война, 26 сентября. Стрельба в военкомате и очереди на 20 км в Грузию. Лукашенко сравнил бегущих от мобилизации россиян с белорусами в 2020-м. На Харьковщине нашли еще одну пыточную

Война, 25 сентября. Волнения в Дагестане из-за мобилизации. ФСБ начала запрещать россиянам выезд из страны. Три обещания Зеленского российским военным. Польша укрепляет границу с Беларусью

Война, 24 сентября. Зеленский — россиянам: «Убежать от преступной мобилизации лучше, чем быть искалеченным». Путинские десятилетки. Ален Делон: «Был бы на 50 лет младше, вступил бы в армию Украины». Лидеры G7 грозят России новыми санкциями

Война, 23 сентября. «Референдумы» под дулом автомата. В Изюме закончили эксгумацию. Россию могут попросить из Совбеза ООН. Германия предоставит убежище бегущим от мобилизации россиянам. Лукашенко: «Не будет никакой мобилизации. Это вранье»

Война, 22 сентября. Зеленский — россиянам: «Протестуйте. Боритесь. Убегайте. Или сдавайтесь в украинский плен». Минобороны РФ: 10 тысяч человек явились в военкоматы за первые сутки. Украина обменяла кума Путина на защитников «Азовстали»