Александр Горбачев, meduza.io
В Китае нашли новый способ борьбы с диссидентами. Их отправляют на курорты

В случае отказа от «каникул» активистам могут грозить разнообразные санкции — но иногда полиция идет на уступки.

Туристы на дамбе «Три ущелья» в Китае, 25 октября 2015 года. Фото Zhang Peng / LightRocket / Getty Images

В начале сентября 2018 года в Пекине проходил Форум сотрудничества между Китаем и Африкой. В это время Цзянго Чжа — 67-летний китайский диссидент, девять лет отсидевший в тюрьме за создание оппозиционной Демократической партии Китая — отправился в туристическую поездку: он посетил один из национальных парков Китая, таоистские храмы и дамбу «Три ущелья». Путешествовал Чжа не один — его сопровождали двое полицейских, а финансировало поездку китайское министерство безопасности: государство вывезло оппозиционера из столицы, чтобы он не создал никаких проблем при проведении важного международного мероприятия.

Как объясняет в статье в The New Yorker Цзяньин Чжа (брат Цзянго), практику под названием бэй-люю — с китайского это переводится примерно как «вынужденный туризм» — китайские власти взяли на вооружение в последние пять-шесть лет.

Это одна из мер, с помощью которой реализуется стратегия на «поддержание стабильности», объявленная главой Китая Си Цзиньпинем. Суть «вынужденного туризма» заключается в том, что известных диссидентов, за судьбой которых следят на Западе, отправляют в оплаченные государством турпоездки во время значимых событий — международных саммитов, спортивных мероприятий и так далее.

Например, во время того же Форума сотрудничества между Китаем и Африкой еще как минимум четверо активистов и правозащитников отправились в сопровождении полицейских в разные части Китая — от монгольских степей до пляжного курорта.

Диссидента обычно сопровождают три сотрудника полиции, один из которых спит в одном гостиничном номере с активистом. Они также покупают для активистов билеты в музеи, помогают им с багажом, фотографируют их; как правило, полицейские и их подопечные останавливаются в самых дорогих отелях, а также «едят лучшую еду и пьют самый дорогой алкоголь». В случае отказа от «каникул» активистам могут грозить разнообразные санкции — но иногда полиция идет на уступки: так, когда Чжа отказывался ехать в сентябрьскую поездку, ему пообещали, что в своем номере он будет спать один.

В некоторые поездки Чжа и его сопровождающие ездили по турпутевкам вместе с «обычными» туристами — и те пытались угадать, в каких отношениях находятся четверо мужчин, которые никогда не расстаются. С октября 2017 по сентябрь 2018 года Чжа отправили в четыре подобных поездки. Как предполагает автор, они происходят так часто еще и потому, что самим полицейским тоже хочется провести такие «каникулы» — например, однажды в поездку на юг Китая вместе с Чжа ездил полицейский, который скоро должен был выйти на пенсию и никогда не бывал на море.

Турпоездки — не единственный способ, каким китайские власти борются с инакомыслием. Например, за Цзянго Чжа постоянно ведется наблюдение; в «чувствительные» с точки зрения государства периоды его круглосуточно сопровождают полицейские (в последние годы Чжа не ведет никакой политической деятельности, но пишет критические колонки, которые активно распространяются в мессенджере WeChat — впрочем, в последнее время его аккаунты начали активно блокировать). Как рассказывается в материале The New Yorker, полицейские и Чжа даже подружились — сопровождающие стали уважительно называть своего подопечного «большим братом», явно не имея в виду отсылку к «1984» Оруэлла. Когда активиста арестовали в 2017 году за очередную колонку, перед допросом полицейские заехали вместе с ним ресторан — чтобы задержанный «хорошо поел».

Материал The New Yorker — не первый, который рассказывает о «вынужденном туризме». В 2014 году небольшую статью о нем публиковала The Guardian. Судя по всему, общий смысл процедуры за последние 4 года не изменился: в материале The Guardian также рассказывались о политическом активисте, которого полиция вывезла на пляжный курорт во время съезда Коммунистической партии Китая в Пекине; в 2014 году в канун 25-летия со дня расстрела демонстрации на площади Тяньаньмэнь из столицы вывезли «в отпуск» 15 человек. Одна из активисток, с которой поговорило издание, сказала, что ничего хорошего в таких каникулах нет: «Это как сидеть в тюрьме — только она еще и движется».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)