Филин

Вероника Белова

Усов: «У Запада нет инструментов сдерживания вмешательства России в постсоветских странах»

Почему Запад молчит по поводу ситуации в Казахстане?

На внеочередной сессии ОДКБ Александр Лукшенко, пугая партнеров по лагерю угрозами извне, предложил не обращать внимания на реакцию Запада.

— Не нужно стесняться Запада, Америки. Будем смотреть по сторонам – свернем шею, — отметил белорусский правитель.

Российские военные перед отправкой в Казахстан. Эти дни

Впрочем, стесняться пока особо и нечего. Реакцию Запада сложно назвать даже «обеспокоенностью». Между тем участники сессии ОДКБ накидывают все более невероятные версии относительно «руки Запада» и будущих коварных планов.

Чего ждать от США и Европы и сможет ли правительство Токаева сохранить западный вектор, Филин обсудил с политологом Павлом Усовым.

— Прошло уже столько времени, а реакции Запада на ситуацию практически не поступает.

— С одной стороны, причина в том, что события в Казахстане стали неожиданностью. С другой, Казахстан для Европы и Запада — это так далеко. Начнем с того, что реакция Запада отсутствовала и по отношению к Кыргызстану, когда там происходили события. Или взять тот же Нагорный Карабах.

Впечатление, что Кавказ и частично Средняя Азия не являются сколь-нибудь приоритетным, особенно после выхода американских войск из Афганистана, что, по сути, продемонстрировало миру сужение внешнеполитического присутствия Запада, в частности, США, в глобальном плане. Нет ресурсов влиять либо сдерживать какие-то негативные тенденции в регионе.

Опять же сам Казахстан находится в своего рода плотной авторитарной оболочке — с одной стороны Китай, с другой — Россия. И влиять на что-то в самом Казахстане довольно сложно.

— Однако Казахстан до последнего момента старался дистанцироваться от Москвы и довольно активно сотрудничал с Западом.

— Сейчас Запад не готов ни морально, ни физически влиять на то, как разворачивается конфликт и действия казахских властей по отношению к обществу.

Напомню, в 2011 году в Казахстане также был протесты, которые были очень жестоко подавлены с применение оружия, тогда погибло более 70 человек. Вместе с тем ничто не мешало Европе и США вести с режимом Назарбаева экономический диалог. Несмотря на репрессии, Назарбаев никогда не ходил под санкциями.

Поэтому, думаю, не будет никакой реакции и относительно репрессий. Потому что интересы западных корпораций в добыче нефти, газа и других полезных ископаемый в Казахстане весьма значимы, и это определяет во многом политическое отношение к режиму Назарбаева, а сейчас к режиму Токаева.

— То есть Токаев не потеряет свою легитимность даже после того, как попросил ОДКБ ввести войска?

— Думаю, что Токаев сейчас свое положение усилит. И нужно понимать, что протесы в Казахстане происходили не в результате неких электоральных кампаний, как это было в Беларуси.

Второй момент: мы до конца еще не знаем политической подоплеки всех событий в Казахстане. Одна из версий такова, что экономические протесты попытались в своих интересах использовать какие-то кланы, силовые группы, прежде всего Комитет национальной безопасности Казахстана и его экс-глава Карим Масимов, который на днях был арестован по обвинению в подготовке государственного переворота.

Сейчас казахская пропаганда будет делать упор именно на то, что за протестами стояли некие силовые группы, которые пытались дестабилизировать ситуацию и прийти к власти. И таким образом власти попытаются усиливать собственную легитимность.

Довольно эффективная поддержка Токаева сейчас будет со стороны России. Она попытается демонизировать этот протест, показывать его как абсолютно деструктивный. Начнут появляться «распятые мальчики», фейки, которые нельзя будет поверить: мы уже слышим о гибели детей во время протестов, о силовиках с отрезанными головами.

Могут появиться убитые националистами-террористами русскоязычные. Россия уже ищет украинский след. Так что мы еще столкнемся с мощной информационной войной.

В ближайшее время будет больше ясности и относительно судьбы Назарбаева и его окружения. Скорее всего, начнутся какие-то чистки, и этот протест Токаев использует как трамплин для укрепления своей власти.

— Уже сейчас звучат невероятные версии относительно того, как «внешние силы» подорвали политический режим Казахстана: про подготовку Западом исламских террористов и прочее.

— Единственная реакция Запада может быть — отнекивание. В условиях информационной войны правда значения уже не имеет.

К тому же все эти заявления используются исключительно для внутриполитического потребления, для усиления внутренней милитаризации в странах с авторитарными режимами, усиления присутствия силового и политического российского фактора.

В риторике, которая используется и российскими, и белорусскими властям, нет ничего удивительного. А у Запада нет никакого инструмента реагирования на такие элементы информационного войны даже внутри собственного общества.

Градус политической дискуссии, особенно что касается международной обстановки, на Западе нулевой. В той же самой Польше, которая ближе всех к русскому миру в плане границ, события в Казахстане абсолютно никак не освещаются, не говоря уже о других странах.

— Вашингтон все же попросил Казахстан объяснить, чем была вызвана необходимость ввода в страну миротворческого контингента ОДКБ.

— Формулировка абсурдна. Казахстан — член ОДКБ и, опираясь на статью 2 и 4 Договора о коллективной безопасности, Казахстан имел право обратиться в ОДКБ. Он также имел право в одностороннем порядке обратиться к России, ведь есть договор о военно-стратегическом сотрудничестве.

Такими высказываниями американцы просто пытаются сохранить лицо и присутствовать в политической повестке, но это никаким образом ни на что, безусловно, не влияет. И говорит о том, что инициатива в разрешении внутриполитических проблем в ряде постсоветских государств находится сейчас в руках России, а у Запада никаких инструментов в сдерживании вот этого активного вмешательства России в регионе нет.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 3.4(27)