«Умысла на убийство у меня не было». В суде допросили сбившего силовиков водителя BMW

13 апреля в Минском городском суде продолжился допрос Тихона Осипова, которого обвиняют по нескольким статьям УК Беларуси, в числе которых — покушение на убийство сотрудников МВД с помощью автомобиля BMW, пишет AUTO.TUT.BY.

Все фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Адвокат: «Как с помощью аккумулятора можно сопротивляться сотрудникам милиции?»

Заседание ведет судья Дмитрий Цекал, сторону обвинения представляет Антон Тюменцев, защитник обвиняемого — Людмила Чечикова.

Адвокат Людмила Чечикова уточнила некоторые моменты по предъявленному обвинению у своего подзащитного. Так, гособвинитель отмечал, что Осипов — опытный водитель, имеет права с 2013 года, он «неоднократно привлекался к административной ответственности за нарушение ПДД».

— Постоянно управлять автомобилем я начал с 2017 года. За это время меня привлекали к ответственности за превышение скорости, обгон в неположенном месте, несоблюдение дистанции, что повлекло мелкое ДТП, — рассказал Осипов.

В обвинительной части сообщалось, что Осипов имел жизненный опыт и мог отличить сотрудников силовых ведомств по форме. Однако Тихон сообщил, что он не различает друг от друга омоновцев, СОБР и бойцов внутренних войск. Эти знания в армии получить он не мог: не служил по состоянию здоровья.

Обвиняемый отдельно рассказал про каждый предмет, который нашли в его BMW. Так, он объяснил, что две пары полимерных защитных очков и две маски-респиратора принадлежат ему и его коллеге и нужны были при выездах на строительные объекты. Что за два шлема были в авто, Осипов может только предполагать.

Он отметил, что хоккейный шлем принадлежит ему, вторым шлемом, судя по всему, назвали его рабочую строительную каску. Парень также отметил, что в машине был еще и мотоциклетный шлем, который принадлежит его приятелю Алексею, ехавшему в тот день в авто в качестве пассажира.

— У вас еще была бутылочка с йодом, бинт, аккумуляторное зарядное устройство. Как с их помощью можно сопротивляться сотрудникам милиции? — уточнила адвокат.

— Не имею представления.

Осипову вменяется, что он отказался подчиняться законным требованиям правоохранителей об остановке и предоставлении к досмотру авто. Парень же утверждает, что никаких требований ему никто не предъявлял. Силовики к его машине действительно подходили, но они ничего не говорили и не требовали, не жестикулировали.

— Сказано, что вы внезапно и умышленно начали движение на сотрудников внутренних войск. У вас был умысел на убийство? — сделала акцент защитник.

— Я включил аварийную сигнализацию, начал перестраиваться в первую полосу. Когда впереди увидел людей, то начал им сигналить. Никакого умысла не было, — сообщил обвиняемый.

Парень добавил, что ехать ему было сложно из-за разбитого лобового и заднего стекол, отбитого и болтающегося левого бокового зеркала. Впоследствии, когда сотрудник РУВД показал ему видео движения BMW, то он не предполагал, что мог кого-то зацепить, но допускал это. Тогда он подумал, что звук ударов по кузову был от того, что он зацепил кого-то из сотрудников.

— Скорость я изменял: в момент перестроения ускорялся, потом притормозил, потом снова ускорился, а перед группой затормозил. Считал, что выбрал безопасную скорость.

Я видел, что могу проехать. В тот момент (когда пригнул голову во время езды. — Прим. AUTO.TUT.BY) мной руководил страх.

На первых двух скамьях — пострадавшие сотрудники внутренних войск

По поводу «умышленного заезда в водоем, чтобы избежать ответственности» Осипов сообщил, что сделал это случайно, так как на улице было темно, а место оказалось незнакомое.

Также он сообщил, что заявление об угоне BMW подал не для того, чтобы избежать ответственности. Тихон надеялся, что «за ночь машину найдут и достанут».

Обвиняемый рассказал, что во время допросов оперуполномоченными и следователем ему не объясняли статьи, по которым сотрудники его опрашивали и составляли протоколы. Ему не рассказали, что он имеет право на защиту адвоката.

Прокурор: «Выходит, следователь написал неправильно?»

В связи с противоречиями в показаниях, которые обвиняемый дал в суде, и теми, что были получены в ходе предварительного следствия, гособвинитель Антон Тюменцев ходатайствовал об оглашении данных из письменных материалов дела.

При допросе, который проходил 11 августа, Осипов сообщал следователю, что во время выборов президента голосовал за Светлану Тихановскую. Обвиняемый знал, что она не набрала нужное количество голосов.

В понедельник, 10 августа, когда он пролистывал новости в Instagram и Telegram-канале, позже признанным экстремистским, узнал, что людей, которые не согласны с результатами выборов, призывают выехать на улицу и сигналить, чтобы поддержать Тихановскую. Осипов присоединился к акции.

На улицах люди сигналили, включали музыку, размахивали флагами. Около полуночи он приехал на Притыцкого, предполагая, что там есть люди, которые поддерживают протест.

Про события, связанные с затонувшим BMW, парень сообщал, что по «Тивали» ехал без фар. Когда авто утонуло, то решил заявить об угоне, потому что боялся, что его действия могут «привязать» к участию в несанкционированном митинге. Милиционер предупреждал его о последствиях за ложный донос, но заявление об угоне он все равно написал.

В конце допроса Осипов сообщил, что претензий к силовикам за поврежденное авто не имеет, т. к. понимает, что они хотели его остановить.

По поводу респиратора, который милиция обнаружила в BMW, молодой человек рассказывал, что взял его специально, чтобы в случае распыления газа надеть его.

— Да, я голосовал за Тихановcкую. Я не планировал поддерживать никого, таких показаний я не давал. Цели найти сигналящих у меня не было. Только потом мы оказались в заторе, — ответил обвиняемый.

Парень пояснил, что допрос в СК проходил глубокой ночью, до этого он восемь часов провел в РУВД. Возможно, он мог неправильно понять вопрос следователя. Ему хотелось побыстрее подписать все бумаги и пойти домой. Что-то в протоколе он прочел, исправил несколько фамилий и оставил свою подпись.

— Следовать написал правильно или нет? Вы давали ему такие показания? Я зачитал уже полстраницы, и записи отличаются от того, что вы говорите в суде, — уточнил прокурор.

— Не дословно так. Я поехал не для того, чтобы принимать участие в массовых мероприятиях, хотел посмотреть на флешмоб. А следователь при допросе опирался на ту статью, по которой меня привезли. Я не говорил ему, что присоединился к акции, я оказался среди машин, которые сигналили. Сам я несколько раз посигналил впереди стоящим машинам: просто хотел проехать вперед, — ответил парень.

— Для чего вам был флаг?

— Мне его некуда было девать, у меня в квартире ремонт, она захламлена. Флагами я не махал.

— Выходит, неверно записал следователь?

— Получается, что да.

В материалах дела написано, что Осипов, когда к нему приближались силовики, заблокировал все двери изнутри. Обвиняемый эти слова не подтверждает и настаивает на том, что устройство его машины таково, что все двери блокируются автоматически, когда авто заведено.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 2 (оценок:4)