Украина идет в наступление?

Телеграм-канал Atomic cherry разобрал ближайшие перспективы военных действий.

«Итак, очевидно, в недалеком будущем мы можем ожидать масштабной наступательной операции одной из сторон конфликта. Этот процесс неизбежен – как минимум до конца 2023 года «заморозка» боевых действий невозможна. Читатель определенно станет свидетелем их интенсификации, которая проявит себя в ближайшие месяцы.

Важнейшим фактором исхода данных событий, как и прежде, является западная военно-техническая помощь для Украины, качественный и количественный уровень которой в последнее время существенно возрос.

Не секрет, что украинские вооруженные силы приступили к формированию 3 армейских корпусов на основе как бригад стратегического резерва, так и кадровых бригад, активно принимавших участие в боевых действиях, а также частей, находящихся в данный момент в процессе формирования.

Речь идет о создании «ударного кулака» в 75 тысяч военнослужащих, который призван сделать то, что ранее не удалось реализовать в ходе Харьков-Изюмской операции – массировать силы и вести непрерывное высокоинтенсивное наступление, не отвлекаясь на потери или же ротации.

Текущая западная военная помощь призвана обеспечить вооружением именно данные соединения, укомплектовав их необходимой техникой и вооружениями, а также обеспечив надлежащей подготовкой (ранее я уже писал, что в общей сложности таковой планируется обеспечить не менее 50 тыс. украинских солдат – как ветеранов, так и новобранцев).

В связи с этим страны НАТО провели значительную работу по передаче существенных объемов бронетехники и боеприпасов: в общей сложности с начала 2023 года анонсировано предоставление ВСУ 890 единиц БМП, БТР и БАТ (данной техники хватит на укомплектование ~29 механизированных батальонов), более 1,5 млн единиц боеприпасов, более 80 САУ и гаубиц, а также средства нанесения глубоких оперативных ударов (GLSDB – разновидность боеприпаса для системы HIMARS, который строится вокруг планирующей бомбы).

Подытоживая, можно сказать, что подготовка к наступлению идет полным ходом. Вопрос заключается лишь в одном – куда именно оно будет направлено?

В ходе проведения осенних наступлений ВСУ, безусловно, добились существенных оперативных успехов, купировав угрозу на нескольких направлениях, с точки зрения украинского командования, наиболее опасных. Из-под потенциального удара были выведены Николаев, Харьков, Славянск и Краматорск, а выход к Херсону способствовал выстраиванию надежной линии обороны по правому берегу Днепра, что позволило Украине в значительной степени обезопасить свой южный фланг. 

В настоящий момент, предполагаю, следует считать, что ВСУ ставят перед собой иную, более масштабную цель – закончить боевые действия в 2023 году, разрешив конфликт силовым путем. Направление грядущего украинского наступления будет обосновываться именно перспективами достижения данной цели, и посему планируемая операция должна завершиться крупным стратегическим успехом».  

Atomic cherry считает, что, как с политической, так и с военной целесообразности направление для удара может быть только одно – Крым. И объясняет почему:

Российские военные в Крыму, 2014 год. Фото AFP

«Начать, пожалуй, стоит с сугубо военных аспектов. 

Прежде всего, надо сказать о типе почв на данном театре военных действий – на левом берегу Днепра они представлены преимущественно песчаниками, лишенными какой-либо растительности, кроме редких посадок. Это открывает большие возможности для действий механизированных частей даже в период весенней распутицы (мокрый песок обладает высокой плотностью – техника в нем не вязнет, в т.ч. колесная).

Сама местность от Днепра до крымских перешейков слабо заселена и не обладает какими-либо естественными барьерами, с опорой на которые можно организовать оборону – успешно защищаться в таких условиях можно лишь при помощи маневренных подразделений, что само по себе является серьезным вызовом для обороняющихся, т.к. требует хорошей логистики, компетентных офицеров среднего звена, высокой выучки личного состава, связи и взаимодействия». 

Эксперт называет Крым территорией, не благоприятствующей обороне: «Крупные города расположены преимущественно вдоль побережья и могут быть легко изолированы без необходимости проведения штурмовых операций; местность степная, за редким исключением лишенная естественных преград для наступающих».  

При всем этом стратегическое значение Крыма для российских сил колоссально:

«Это «железная гора» ВС РФ, если выражаться сленгом американских штабистов: крупный логистический узел и плацдарм для операций на юге Украины, зона дислокации значительной части российской авиации, а также Черноморского флота (последний имеет особое значение – именно корабли ЧФ наносят большую часть ударов крылатыми ракетами по украинской инфраструктуре). 

Если сугубо теоретически представить ситуацию, при которой ВСУ достигнут территории полуострова и будут развивать наступление далее, то российский флот по понятным причинам эвакуируется в Новороссийск, порт которого не готов к обеспечению боевых кораблей (в таком случае возникнут проблемы даже с перезарядкой последних крылатыми ракетами «Калибр» – для этого тоже необходима определенная инфраструктура, как, впрочем, и для банальных стоянок). 

Само собой, это серьезно снизит возможности ЧФ РФ, в значительной степени исключив его как существенный фактор, могущий оказывать влияние на боевые действия.

Наиболее сложной задачей для украинской армии в случае реализации такого сценария станет форсирование Днепра – создание и расширение плацдарма на левом берегу вкупе со строительством понтонного моста в сжатые сроки является крайне непростой задачей.

Но такое решение несет в себе огромные оперативные выгоды – от предполагаемой зоны развертывания до Армянска лежит дистанция в 85 км, которую механизированные части могут преодолеть за двое суток без потери контроля за тыловой зоной и отрыва от логистических подразделений (под Харьковом ВСУ преодолевали с боями до 35 км в сутки на куда более сложной местности, имея слабое насыщение бронетехникой).

Atomic cherry приводит дополнительные доводы, подкрепляющие его версию: 

«Судя по количеству и типам передаваемой Украине военной техники, грядущая операция будет представлять собой именно масштабный рейд на оперативную глубину, в котором большое значение играют возможность сосредоточения огневой мощи в нужном месте за короткий период, высокая мобильность и время.  

Время в данном случае может быть решающим фактором – в первую очередь это связано со скоростью реагирования российского оперативного командования. Судя по практике текущего конфликта, свежие данные проходят по российской командной цепи не менее суток – соответственно, быстрые, напористые и нешаблонные действия противника могут обеспечить легкий перехват инициативы.  

Часто рассматриваемое в качестве потенциальной зоны украинского наступления направление на Мелитополь-Бердянск не несет в себе подобных выгод – российская оборона на Запорожском направлении в значительной степени эшелонирована, там размещено большое количество войск, а местность из-за большого количества ирригационных каналов не благоприятствует скорости наступления. 

Кроме прочего, удар на данном направлении не принесет Киеву никаких существенных стратегических достижений – само по себе рассечение т.н. «сухопутного коридора» имеет слабое военное и экономическое значение для РФ. Кроме того, такой сценарий даст российским войскам время на переброску резервов с последующим усиление обороны Крыма на перешейках, что чревато срывом всей украинской наступательной операции.  

Тем не менее, уверен, Мелитополь все же станет одной из второстепенных целей ВСУ – в случае сценария с форсированием Днепра город необходим для прикрытия флангов соединений, которые будут действовать на Левобережье, а также в качестве отвлекающего маневра (рассекается «сухопутный коридор», украинские подразделения занимают оборону в районе Мелитополя или же по линии Мелитополь-Бердянск в зависимости от достигнут успехов, тем самым прикрывая части, которые западнее будут создавать плацдарм на левом берегу).  

Направления Луганской и Донецкой областей рассматривать, на мой взгляд, глубоко бессмысленно вследствие крайне сложных условий, с которыми столкнется наступающий: большое количество населенных пунктов, сложный ландшафт, глубоко эшелонированная оборона со значительным количеством фортификаций, возведенных в период с 2014 по 2022 годы. 

Рассматривать изложенное выше, как некое руководство к действиям не стоит – это лишь предполагаемый сценарий действий и целей украинского командования. Возможно, что ВСУ поставит перед собой некие менее масштабные задачи; возможно и то, что Киев вовсе откажется от наступлений такого масштаба на неопределенные сроки из-за нехватки достаточного количества подготовленного личного состава.

Думаю, что 2023 год, так или иначе, вне зависимости от результатов боевых действий будет завершен некой «заморозкой» конфликта. Формат последней предугадать сложно – возможно, это будет позиционный тупик, который замрет на одной точке, как было когда-то на 38-й параллели, возможно – полноценное мирное соглашение. 

Я полагаю подобный вариант развития событий практически безальтернативным сугубо по военно-экономическим причинам – текущий формат военных действий требует от промышленности воюющих сторон темпов и масштабов производства вооружений эпохи индустриальных экономик, который невозможен ни в России, ни в Украине, ни в странах НАТО (в последних он в теории возможен, но на это необходимо не менее 5-7 лет перестройки).  

В таких условиях и с подобными вводными данными воюющие стороны предпримут попытки максимальным образом улучшить свое стратегическое положение к концу года, при этом увязав свои действия с соответствующей экономической целесообразностью. В данном отношении Москва находится в более выигрышном положении – она уже разрушила значительную часть промышленного потенциала Восточной Украины и подорвала южноукраинский агропром, тем самым избавив себя от важных конкурентов; другим же достижением с точки зрения экономики является отъем т.н. «сухопутного коридора» и размещенных в нем портов.

В сущности, для РФ ключевой задачей можно назвать лишь удержание уже достигнутого.

Задачи Украины, безусловно, куда сложнее – ей необходимо заполучить ресурсы, которые поспособствуют восстановлению подорванной экономики. И здесь мы вновь естественным образом приходим к вопросу крымского направления. 

Само по себе гипотетическое рассечение «сухопутного коридора», подразумеваемое запорожским направлением, экономически нецелесообразно – данные территории были завязаны на украинские порты Азовского моря, важнейший из которых в лице Мариуполя представляет собою преимущественно руины. Кроме того, Керченский пролив контролируется РФ – все это делает Приазовье бесполезным для Украины.  

Наступление на донецко-луганском направлении для Киева также не имеет никакого смысла – это территории с уничтоженной инфраструктурой, экономически тупиковые (т.к. ведут в Россию), ранее завязанные на ныне несуществующую тяжелую промышленность». 

А вот Крым, по мнению эксперта, – совсем иная история:

«Внимательный наблюдатель еще с 2014 года мог заметить, что российско-украинский конфликт в немалой степени завязан на вопрос Причерноморья (как раз-таки по сугубо экономическим причинам).

Эта тенденция сохранилась и в настоящий момент – наиболее значимые сражения в ушедшем году мы могли наблюдать именно в этом регионе (за исключением Киева, конечно): это противостояние за остров Змеиный, завершение которого ознаменовало деблокаду украинского побережья и возобновление морской торговли через Одессу, а также за Херсон, от судьбы которого зависела безопасность юга Украины (и, соответственно, ее экономического потенциала)». 

Atomic cherry указывает, что Крым обладает развитыми портовыми зонами, неплохим агропромом и даст Киеву возможность при минимальных вложениях получить мощный инструмент для восстановления экономики.

Эксперт отмечает, что описал один из гипотетических сценариев развития событий в 2023 году, который выглядит в глазах автора наиболее логичным и закономерным: «Реальность же может преподнести сценарий совершенно иного характера и не опираться при этом ни на какие объективные доводы (кто мог предположить, что после Херсона украинское военное командование само себя лишит львиной доли резервов, отправив десятки тысяч солдат в увольнительные? Никто. Такие факторы предугадать порой невозможно, в них слишком велико влияние человеческого фактора)». 

Atomic cherry также проанонсировал вторую часть статьи, в которой рассмотрит гипотетическое направление российского наступления.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 3.7(26)