Искандер Хисамов, «Коммерсантъ»
Толстовский универсал

"Царь — есть раб истории",— утверждал Лев Толстой. И предлагал считать ложным представление о том, что какие-либо события происходят по приказу, по воле одного человека. Тысячи раз оспоренный и развенчанный толстовский исторический фатализм тем не менее исправно работает по сей день. Смешно судить, например, Михаила Горбачева или Бориса Ельцина за какие-то ошибки или преступления, потому что в стране и мире делалось только то, что должно и могло сделаться, сколько бы они ни напрягались.

И если бы Владимир Путин был сейчас на месте Горбачева, он точно так же дал бы вольную Германии и так же безуспешно пытался сколотить советскую конфедерацию. А если бы был на месте Ельцина, дал бы регионам суверенитета, сколько могут проглотить, так же начал бы и проиграл первую чеченскую войну. И точно так как Виктор Ющенко и в те же сроки подписал бы Универсал национального единства и вверил страну своему заклятому политическому сопернику Виктору Януковичу, как в свое время Горбачев отдал свою страну Ельцину. Вероятно, и в историю Ющенко войдет как Горбачев — нерешительным персонажем, который упустил свой исторический шанс. И это будет неправильно, потому что никаких шансов у них и не было.

Результат 20-месячного политического противостояния на Украине, которое началось "оранжевой революцией", представляется сегодня логичным и гармоничным — прозападный президент и провосточный премьер, за каждым из которых ровно по половине населения, вполне устойчивая правящая коалиция и яркая оппозиция в лице Юлии Тимошенко и ее блока. И главное, все это достигнуто путем переговоров, пусть долгих и мучительных, в рамках законных процедур. Теперь, пожалуй, можно утверждать, что Украина как государство состоялась, ее элита способна идти на компромиссы и обходиться без насилия и обращения к загранице. Москва, как мы помним, делала ставку на Виктора Януковича, Вашингтон и Брюссель — на Виктора Ющенко. Все трое ошиблись: Киев сумел уклониться от объятий и оставил себе выбор. Хотя Толстой сказал бы, что это предопределено,— так же, как предписано России искать пути вне классической демократии.

В греческом отеле, где я проводил летний отпуск, были доступны два российских телеканала и как раз те, которые я давно не смотрю,— "Первый" и "Россия". Тут пришлось, и это было забавно: если по одному транслируют длинный благостный сюжет про первого вице-премьера Дмитрия Медведева, то по другому — длинный боевой сюжет про вице-премьера Сергея Иванова. Или наоборот. Или подряд. Или вообще, оба вместе, один другого краше. И так день за днем. Специальные центры исправно публикуют рейтинги потенциальных кандидатов в президенты, и эти рейтинги практически равны телевизионным рейтингам.

Здесь самое время признать, насколько четко разработана и выполняется операция "Преемник-2008" и как далеко ушла вперед политическая мысль со времен предыдущей такой операции. Борис Ельцин тоже назначал в преемники то Бориса Немцова, то Сергея Кириенко, то Сергея Степашина и, наконец, того же Владимира Путина. Но назначал их поодиночке, давал серьезные испытания и выставлял под огонь критики. Выдержал все это один Путин, то есть процент ошибки в подобных делах очень высок. Нынешних же выращивают как в теплице, математически дозируя калории, химикаты и воду. Нужный результат будет получен при любой погоде.

Но как в действиях Ельцина не было никакой гениальности и прозорливости, а была просто жизненная необходимость, так и действия Путина абсолютно вынуждены и предсказаны. Иначе он действовать не может. Разрушив машину естественного отбора кандидатов на управление государством, он должен заменить ее самим собой, что, как мы знаем, очень рискованно. У Ельцина по крайней мере было чувство, что что-то надо менять. У нынешних есть чувство, что ничего менять не надо. А это как раз то чувство, которое прямо ведет к застою и упадку.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)