Тихановская — РБК: «Против России мы абсолютно ничего не имеем»

В интервью российскому изданию политик объяснила свое отношение к российско-белорусским отношениям и взятому Лукашенко кредиту.

Предлагаем избранное из публикации РБК.

— У вас до сих пор не было контактов с официальными представителями Москвы. Как вы думаете, почему?

— Я не могу ответить на этот вопрос. Это же дело каждой страны. Кто-то поддерживает нас, кто-то не поддерживает. Но, конечно, мы с Россией дружественные страны, и я знаю, что россияне как люди поддерживают белорусов. И нам очень жаль, что господин Путин поддержал Лукашенко, а не белорусский народ. Но это его решение, его выбор, мы на него никак повлиять не можем.

Но мы всегда открыты, наш координационный совет всегда открыт к диалогу. Я тоже открыта к диалогу с представителями Российской Федерации.

— Почему Москва не видит в политике Светлане Тихановской того, на кого можно опереться? В чем, по-вашему, проблема?

— Ну, почему это сразу проблема. Я не прошу видеть во мне будущего президента Беларуси, потому что я себя так не позиционирую. Моя предвыборная программа состояла из трех пунктов, самый основной из которых — повторные выборы, честные и прозрачные, и открытые. И уже на этих выборах будет выбран президент. Я уверена, что это будет очень сильный лидер, с которым господин Путин нашел бы, о чем договориться, и разговаривал бы с ним, как с равным, если он не видит во мне человека, с которым он может поговорить.

— На следующей неделе вы будете выступать перед главами МИД ЕС в Брюсселе. В чем смысл этих регулярных и довольно частых встреч с чиновниками Евросоюза? В ответ Лукашенко только усиливает взаимодействие с Россией, закрывает границы с ЕС и усиливает границы с Украиной. Разве Москву не отпугивают ваши постоянные контакты с ЕС и не дают оснований говорить, что за вами кто-то стоит?

— Я не могу сказать, что у нас встречи частые. Они по мере необходимости, по запросу. Мы не встречаемся с лидерами каждый день, даже раз в неделю. Но я не думаю, что Россия чего-то там боится.

По поводу того, что мы встречаемся с кем-то, а Лукашенко усиливает свои репрессивные действия, тут я взаимосвязи не вижу, потому что наш так называемый президент на Европу никогда адекватно не реагировал. Но мы вынуждены это делать, потому что нас сейчас прежде всего волнует угнетение прав человека в Беларуси. Не то что угнетаются, они вообще не соблюдаются. У людей вообще нет никаких прав.

Нас запугивают, нас выдворяют из страны, нас сажают в тюрьмы просто за то, что мы посмели выразить свою гражданскую позицию. И репрессии продолжаются и усиливаются, потому что белорусы проснулись и решили бороться за свои права, потому что больше так они жить не могут, именно поэтому, а не потому, что мы встречаемся с представителями Евросоюза.

Я вам хочу напомнить, что буквально пару месяцев назад господин Лукашенко обвинял нас, что нами руководят из России, что за нами рука Кремля. И сейчас этот человек изменил свое мнение на 180 градусов. Теперь мы спонсируемся и Америкой, и кто у нас там еще кукловод: Литва, Польша, уже и Украина прибавилась.

Вы понимаете, все-таки Владимир Путин мудрый руководитель. Он же понимает, что все, что говорится, — это фантазии одного человека. И он понимает, что мы всегда говорили, что открыты к диалогу. И мы никогда не поворачивались спиной к России, я имею в виду белорусский народ. Мы дружественные страны, мы хотим такими оставаться.

А что там за политические игры ведутся — мы, к сожалению, не знаем. Народу уже 26 лет о результатах переговоров не говорят. Поэтому нам остается только догадываться. Но я опять повторюсь, что мы не хотим ни с кем ругаться. Мы бы хотели, чтобы нашу борьбу за то, чтобы народ определял будущее страны, все-таки поддержали все страны. Потому что мы боремся за право выбирать, с кем мы хотим строить нашу страну.

Это не прозападная и не пророссийская борьба, это выступления против одного человека, к которому наши люди потеряли доверие, уважение и с кем мы не хотим больше ни жить, ни работать. Это никак не касается ни господина Путина, ни Украины, ни любых других стран.

— Обсуждаете ли вы на встречах с чиновниками ЕС возможность экономической поддержки Белоруссии, выдачи стабилизационного кредита в случае победы оппозиции? И если да, то через какой механизм и на каких условиях?

— Да, вопрос о том, что Беларусь будет нуждаться в помощи для стабилизации и развития экономики, обсуждался много раз. Мы говорили об этом с лидерами многих стран и международных организаций, а также с потенциальными инвесторами. Есть заинтересованность и желание помочь.

Все понимают, что наилучшие условия для инвестиций и развития экономики могут быть обеспечены, когда будет восстановлена законность, власть будет избираться на честных выборах и будет подотчетна обществу, а права человека и право собственности будут защищены. Именно в такой стране хотят жить белорусы, именно для этого мы защищаем свой выбор.

Премьер-министр Польши выступил с предложением «плана Маршалла» для Беларуси. Мы приветствуем все предложения, направленные на развитие нашей страны. Об условиях и формах поддержки должны договариваться профессионалы, и я знаю, что работа в этом направлении уже идет.

— Перед встречей Путина и Лукашенко вы заявили, что все договоры, заключенные сейчас между Москвой и Минском, в случае, если вы придете к власти, будут признаны недействительными.

— Я говорила о том, что они будут пересмотрены. Потому что сейчас у белорусского народа нет доверия к господину Лукашенко. Они его не воспринимают как своего президента.

Поэтому, когда вступит в должность новый законно избранный президент, то, если в этих соглашениях будет усматриваться какой-то вред Беларуси, экономике Беларуси или белорусскому народу, то такие соглашения, конечно, будут пересмотрены. Потому что мы изначально предупреждали, что они приняты без участия белорусов.

Белорусы имеют полное право влиять на такие переговоры, они имеют право участвовать. И президент прежде всего должен обсуждать всякого рода соглашения с другими странами с белорусским народом. Белорусский народ сейчас не считает Александра Григорьевича Лукашенко легитимным президентом, а в нашей стране народ — это источник власти.

Поэтому, да, я такое заявление сделала, и я несу за него ответственность. И будущий законноизбранный президент, конечно, вправе будет пересмотреть соглашения, заключенные между любыми странами. Мы сейчас не переходим на частности, Россия, Украина или еще кто-то — это любые страны.

Вы должны понять, против России мы абсолютно ничего не имеем. Это какое-то искусственно раздутое мнение одного человека.

— Вы также заявили, что следующие белорусские власти будут вправе выданный сейчас Россией кредит на $1,5 млрд не возвращать. Вы действительно так считаете?

— В глазах людей у Лукашенко нет легитимности, они его не выбирали. И, когда человек берет кредит, а отдавать этот кредит должны белорусы, которые не признали и не признают этого человека, то о чем может идти речь? Конечно, это может быть, эмоциональным заявлением, но я его сделала, потому что на самом деле мы понимаем, на что пойдут эти деньги.

Да, часть их пойдет, как нам заявляют, на закрытие ранее выданного кредита, но оставшаяся часть денег, вы думаете, она куда пойдет? На уничтожение своих же людей. Начинают бронежилеты закупать. Вы от кого защищаетесь? От безоружных людей?

— Вам не кажется, что ваши заявления подталкивают Москву к безоговорочной поддержке Лукашенко? По кредитам ничего не будет, соглашения не признаем и так далее.

— Мудрая Москва так не думает. Там понимают, что в наше время все можно решить путем диалога, к чему мы сейчас нынешнюю, так называемую власть Беларуси призываем. И точно так же путем диалога будут решаться все остальные вопросы. И между странами, и по соглашениям, которые были заключены в этот период. Это не значит, что мы отказываемся от всех обязательств, абсолютно нет.

Но мы хотим сказать о том, что только диалог спасет эту ситуацию. И тяжело, конечно, об этом говорить, нам, большинству, что Владимир Путин не учел мнение большинства белорусов. Потому что он должен понимать, что Лукашенко уже не владеет ситуацией. Что белорусы не вернутся к тому состоянию, в котором они были все эти годы. Он может применять репрессии, весь свой арсенал действий, к которому он привык — пытки, захваты, тюрьму, но самосознание людей уже не вернется к прежнему состоянию.

Ну не воспринимаем мы этого человека вообще как лидера. Он просто лишился, особенно своими действиями после 9 августа, даже малейшего уважения.

И господин Путин, как мудрый руководитель, все это видит. И что сейчас происходит между ними, это тоже, может быть, игра какая-то политическая, но он не может не понимать, что белорусы уже не примут Лукашенко. И кто там на кого ставит — это уже дело второе.

Главное сейчас для Беларуси — что это конфликт внутренний, и мы просим страны не вмешиваться в наши внутренние дела. Потому что без вмешательства других стран этот вопрос решился бы гораздо быстрее. Но, когда мы видим такого рода поддержку, это просто усиливает давление на белорусский народ.

Это дает возможность купить еще на некоторое время омоновцев. Но это просто продолжение во времени пыток белорусского народа. Это все равно волю народа не изменит. Это начало конца, и очень хотелось бы, чтобы эти перемены наступили быстрее и не были бы такими болезненными для Беларуси прежде всего и для отношений с другими странами.

— Почему вы говорите о мудрости Москвы и исключаете, что Владимир Путин действительно считает, что вас меньшинство, или что вы хотите, чтобы в Белоруссии стояли базы НАТО?

— Я бы могла сказать что-то другое, но я уже усвоила некие азы дипломатии — мне пришлось это сделать — поэтому я говорю именно так.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:26)