Анастасия Зеленкова

Тарас: «Никакого Рюрика не было. А «Повесть временных лет» — это выдумка наших врагов»

Какие заблуждения со школьной скамьи внушают белорусам на уроках истории, и зачем нам еще один «учебник» по этому предмету? Писатель Анатолий Тарас рассказал «Салідарнасці», чем его новая книга «Ад Рагвалода да Уніі» отличается от других и почему наши официальные историки по-прежнему стремятся угождать Москве.  

— Казалось бы, недостатка в книгах по истории нет — достаточно заглянуть в любой книжный магазин. Однако вас это не остановило и вы, по сути, взяли и написали целый учебник. Зачем?

— Меня давно многие люди просили изложить всю историю Беларуси предельно кратко. Я долго отнекивался: ведь есть книга Вацлава Ластовского «Краткая история Беларуси». Правда, написана она была еще в 1910 году. Есть мой «Краткий курс истории Беларуси», изданный в 2013-м. Но читатели требуют еще короче. Я внял и решил, что напишу предельно короткую историю Беларуси.

— «Предельно короткую» — это сколько?

— В 248 страниц (включая 100 иллюстраций) мне удалось втиснуть почти 700 лет истории, а с учетом племен даже больше. В среднем, чуть больше двух страниц на каждую из 84 глав. Куда уж короче?

И это – первая книга. Вторая будет посвящена истории Беларуси во времена Речи Посполитой, планирую написать её к концу осени. А третья часть, о Беларуси в составе Российской империи и Советского Союза, запланирована на следующий год.

Я старался предельно кратко изложить главные вопросы. Эта книжка предназначена для самой широкой аудитории, для домохозяек, для школьников средних классов, в общем для тех, кто не особо любит читать.

Пожалуй, это самый короткий из всех возможных курсов по истории. Если, конечно, не считать мультфильма «История Беларуси за пять минут», выпущенного в 2011 году.

— Чем-то ваша история отличается от школьных учебников?

— Я, честно говоря, в учебники для школ и вузов давно не заглядываю, они мне неинтересны. Слишком многое мне в них не нравится. Почти 30 лет независимости, а наши авторы никак не могут преодолеть ориентацию на Москву. Хотя вот в учебнике, который редактировал покойный профессор Штыхов, про древнюю историю от эпохи племен до Полоцкого княжества, — там все нормально.

Но чем ближе к 20 веку, тем больше холуйства. Великий русский народ – как же мы без него? И прочее самоунижение, уместное только для рабов.

— Наверняка в вашей новой книге досталось всем. Не только нашим восточным соседям.

— Как раз никому не досталось. Я просто последовательно провожу свою линию. А спорить с соседями? Не раз говорил, что это бесполезно.

Возьмите летувисов. Да, они присвоили себе всю историю ВКЛ, хотя если мы посмотрим на карту, то их Жамойть занимала в самом лучшем случае 10% территории Великого княжества. Но это их взгляд. И в плане интересов независимой Летувы её историки и идеологи поступают правильно.

Точно так поступают поляки, украинцы, русские. Это нормально. Надо не спорить с ними, а спокойно, не обращая внимания на критику и недовольство с их стороны, проводить свою белорусоцентричную линию. И пусть они смеются над нашими концепциями сколько хотят. У них своя правда, у нас своя!

Поэтому я не полемизирую, а по мере возможности отвергаю популярные мифы, сочиненные нашими соседями в разные времена. А их много.

— Например?

— Например, пишу о том, что не было никакой Куликовской битвы. А что было – это отдельный разговор. Или, допустим, история Руси. Какой? Была Русь Киевская, она никакого отношения к Московии не имеет, но русские бессовестно присваивали себе ее историю и героев. Эти потомки финско-угорских и татарских племен стали называть себя Русью. Правда, с недавних пор Украина оказалась врагом, так теперь россияне пытаются вести отсчет своей истории с Рюрика, которого никогда не было ни в Ладоге, ни в Новгороде. Был не Рюрик, а Хрёрик, который жил и умер в далекой Дании.

В одной из глав я рассказал, почему нельзя верить «Повести временных лет».

— То есть, все эти истории про Рогнеду и Владимира, про вещего Олега, печенегов, прочее, о чем нам рассказывали в школе, неправда?

— Этой повести вообще нельзя верить ни в чем. И это совсем не моя мысль. Уже немало людей об этом писали. Московский автор Владимир Егоров в целой серии книг наглядно и очень убедительно показал, что «Повесть временных лет» — не летопись и не хроника, а художественное произведение. Именно повесть.

Во-вторых, она была написана в начале XII века, через 200, а то и 300 лет после упоминаемых событий. Откуда взялись источники? Не было таких. Были только легенды да еще потолки в кельях монахов, сочинявших разные выдумки по заказам князей.

А в-третьих, все в «Повести» изложено с позиции врагов Полоцкого княжества. Это все равно, что изучать историю Израиля по сочинениям арабских авторов, мечтающих уничтожить Израиль.

— Но зачем-то историки обращаются к Повести.

— Обращаются поневоле. Просто никаких других текстов о том времени нет. Вообще все, что касается истории наших земель, и про Изяслава, и про Рогнеду, и про Брачислава с Всеславом — там все неправда. Все искажено в угоду Киеву, как сейчас все искажается в угоду Москве.

Но многие белорусские историки (даже большинство!) полагают, что нужно свои концепции согласовывать с общеисторической концепцией, хотя таковая существует только в их воображении. Вот они и ездят на конференции в Россию, Украину, Летуву, Польшу и согласовывают свои выкладки с мнениями наших идейных врагов.

Я же убежден, что не надо ни с кем ничего согласовывать. И продолжаю излагать свою концепцию, согласно с которой наши предки были умными, достойными, совершенно нормальными людьми, а не холопами с рождения, стремившимися сливаться в экстазе с насильниками-завоевателями.

Полоцкое княжество при Брачиславе и Всеславе было ничем не хуже Киевского княжества или Польского королевства. Ни по территории, ни по экономике, ни по военной силе. Государство, равное среди равных.

— То, какой хотелось бы видеть Беларусь и сейчас.

— Мы белорусы, и потому должны всегда помнить, что самые главные для нас – мы сами, и в этом смысле нам нет дела до остальных. Пусть себе эти «остальные» живут и здравствуют, у них свои страны, свои истории, культуры — очень хорошо, рад за них.

А у нас своя страна, и мы должны ею гордиться, подчеркивать ее достижения в разные эпохи, и меньше всего волноваться, обидим ли мы кого-то и согласуются ли наши взгляды и выводы со взглядами и выводами ближних и дальних соседей.

Нет, не согласуются, и никогда не будут согласовываться. Потому что общеисторической концепции не существует. И это самое главное открытие европейской историографии середины 20 века.

Но наши историки в своем подавляющем большинстве никаких языков не знают, зарубежных монографий и статей не читают, отстают от мировых трендов лет этак на 50. Да что там зарубежные, они даже с новыми российскими историческими и культурологическими исследованиями не знакомы. Ссылаются на какие-то общеисторические законы, упоминают справедливые и несправедливые войны, продолжают руководствоваться марксистско-ленинским бредом.

Вот и получается, что в Беларуси сосуществуют две историографии. Одна – это убогая официальная, избегающая любых «острых» и «неполиткорректных» тем, питающаяся теориями, доказавшими свою несостоятельность. Другая – яркая, интересная неофициальная, упоминания о которой вызывают приступы злобы у чиновников от науки. И такая ситуация не только с историей.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.3 (оценок:794)