Виктор Шендерович, «Ежедневный журнал»
Старушка и мерзавец

Понеслось дерьмо по трубам… Но, что интересно, старое.

Спустя неделю после моего выдвижения в депутаты Государственной думы в “Столичных новостях” появилась заметка — анонимная, как все заметки такого рода, под симптоматичным заголовком “Шендерович против пенсионеров”. Про то, как я регулярно затапливал квартиру стариков, живших подо мной, как жена моя унижала их мелкими купюрами вместо того, чтобы озолотить, как, измучив, я ничего им в итоге не заплатил вообще, как старики-пенсионеры после этого вынуждены были продать свою погубленную квартиру за бесценок… Я, признаться, ждал завершения этого литературного сюжета постскриптумом о том, что обездоленный дедушка стал бомжем и повесился, а бабушка сошла с ума от горя и несправедливости и сгинула при невыясненных обстоятельствах… но увы. Я считаю, золотое анонимное перо из “Столичной” недоработало в смысле фантазии, но это дело вкуса. А вот кто точно недоработал — так это анонимы-заказчики, из материала которых было скроено это нехитрое изделие. Дело в том, что история сия — про замоченную мною старушку — уже гуляла по СМИ три года назад и, надо заметить, тоже неспроста: в тот исторический период меня решено было “отпиарить” за все мои провинности периода НТВ-ТВ6-ТВС. В числе прочей правды обо мне (в основном речь шла о немыслимых заработках на фоне застарелой нелюбви к Родине) появилась в газете “Жизнь” и эта душераздирающая история… Да, да, да! Я мочил старушку! Прорывало трубу — и не один раз, а два. (Уже после нашего отъезда из дома прорвало в третий раз, уже над нами — и жильцы дома наконец подали в суд на РЭУ.) Деньги затопленным я, конечно, заплатил тогда же, три года назад; заплатил дважды: в первый раз — от чистого сердца, а во второй раз — по суду. Дело в том, что денежки, данные мною на ремонт после первого потопа, пострадавшие пропили, ничего у себя не отремонтировав, и я понимал, что та же самая судьба ждет и вторую порцию финансирования. Я слышал, что евреи спаивают русский народ, — и не хотел в этом участвовать. Замечу, кстати, что суд определил сумму ущерба втрое меньшую, чем нарисовали истцы: эти милые люди пытались включить в иск старые пятна на потолке — те, за которые они получили от нас деньги еще полюбовно… Ну да черт бы с ним совсем: давняя и прошедшая история. Была прошедшая. Потому что когда я принял решение идти на выборы в 201-й округ, то первым делом навестил родителей и, имея в виду предстоящий мне сеанс разоблачений, взял с мамы слово, что два месяца она не будет пользоваться услугами наших честнейших СМИ. (А папа у меня человек закаленный, сын врага народа — он в последние полвека от клеветы только крепчает.) Предупредил я, стало быть, родителей, сдал документы, сел ровно и стал ждать: когда же, когда вспомнят про замоченную старушку? И уже через неделю — всплыла, родимая! Очень похоже на текст в “Жизни”, только вдобавок еще перепутали фамилию моей жены и домашний адрес. Совсем слабенько с креативом, господа. Старье народу подсовываете. В избранной профессии, дорогие мои, следует совершенствоваться, даже если это профессия наемного провокатора. До выборов еще полтора месяца — неужели никто не откопает на меня настоящий компромат? Сколько можно пользовать одну и ту же старушку? Напрягитесь, господа, я вас прошу. Мне ж потом книжку про вас писать, подкиньте матерьяльцу, будьте людьми.
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)