Татьяна Гусева

«Слишком часто о КС говорит Лукашенко. Гораздо чаще, чем кто бы то ни было»

Андрей Поротников — о действиях властей в отношении первых лиц Координационного совета.

26 августа, перед допросом Нобелевского лауреата. На нем: члены президиума КС Светлана Алексиевич, Мария Колесникова, Павел Латушко, а также активные члены совета Антон Родненков и Иван Кравцов, которые с 8 сентября находятся в Киеве. Фото Игоря Мелешко

На 9 сентября только один член президиума Координационного совета не задержан и не находится за границей. Это нобелевский лауреат Светлана Алексиевич. В среду был задержан адвокат Максим Знак и стало известно о том, что Мария Колесникова находится в минском СИЗО №1.

Наглядно. Президиум Координационного совета сегодня выглядит так

— Для меня вообще удивительно происходящее, потому что Координационный совет орган самопредставительный. Это люди, которые по большому счету представляют себя. Никакого влияния на протестную динамику они не оказывают, — объясняет в экспресс-комментарии «Салідарнасці» руководитель проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.

По мнению эксперта, мотивы действия властей могут быть продиктованы следующими условиями:

— Первый момент — резкое ухудшение экономической ситуации. В этих условиях Координационный совет мог бы стать органом более представительным, который вобрал в себя потенциал и определенный политический вес новых социальных групп, неудовлетворенных тем экономическим положением, в котором они окажутся в ближайшие месяцы. Поэтому это работа на упреждение.

Второй момент: слишком часто о Координационном совете говорит Александр Лукашенко. Гораздо чаще, чем кто бы то ни было. Если посмотреть из комментариев официальных структур в Беларуси и за ее пределами, то единственный человек, который регулярно высказывается по поводу Координационного совета, это как раз-таки Александр Лукашенко.

Неважно, говорит он хорошее или плохое. Важно, что он говорит.

С чем это может быть связано? С тем, что есть очень серьезное внешнее давление, чтобы он садился за стол каких-то переговоров и дискуссий. И в этом плане он пытается просто убрать одну из сторон дискуссии и сесть за стол с тем перечнем представителей, которые для него удобны, выгодны и не создают проблем.

Поэтому это опять-таки тоже работа на упреждение. В данном случае в связи с планируемыми внутриполитическими кампаниями — национальный диалог по поводу изменения Конституции хотят собрать, а не просто круглый стол.

Почему Конституция – это ловушка

Но Лукашенко явно хочет смошенничать, как обычно. Сказать: «Какая оппозиция? Ну, где она? Их же никого нету. Я б с ними может и поговорил о чем-то». Действия властей мало связаны с авторитетом и весом самого Координационного совета, а продиктованы другими соображениями.

— Вчера в интервью российским СМИ Лукашенко заявил, что не собирается разговаривать с Координационным советом.

— Он может сейчас говорить что угодно, через неделю он скажет противоположное. Мы прекрасно знаем этого человека. Его слова — самый неблагодарный предмет для любого анализа и трактовки, потому что он переобувается просто в воздухе. Причем моментально в зависимости от аудитории, которую он видит.

Другой момент: он не отрицает самого факта необходимости такого диалога. Не говорит просто, что выборы прошли, до встречи через 5 лет.

Его слова по поводу Координационного совета — это момент торга. Когда его под влиянием кризиса и внешнего давления заставят что-то начать делать — а вероятность этого высока, потому что он сейчас слаб и опоры в обществе у него нет — он сделает круглые глаза и скажет: «А какая оппозиция? А где она? Эти за границей, те в тюрьме, а я с преступниками переговоров не веду». И в этот момент может выскочить агентура властей из числа традиционной оппозиции.

— Павел Латушко заявил о том, есть еще расширенный состав Координационного совета, в который, по последним данным, входят 5 тысяч человек. По его мнению, абсолютно нереальный сценарий, если власть дойдет до абсурда и задержит или выдворит из страны 5 тысяч человек.

Кто займет места задержанных или вынужденных уехать из страны членов президиума Координационного совета?

— В любом случае совету как коллективному органу необходимы публичные лица. Репрессии — это элемент запугивания. Сколько сейчас найдется людей, готовых присесть?

Мы понимаем, что присесть — это ненадолго — максимум на полгода, но это кусок жизни, и кто знает, что будет даже через месяц.

Выбивая президиум Координационного совета, он одновременно запугивает потенциальных участников президиума второго созыва.

По логике необходимо вводить новых людей в президиум. Вопрос, как это делать. Это должны быть публичные фигуры, которые могут выступать и которым есть что сказать.

— Координационный совет не управлял протестами. Как репрессии в отношении его первых лиц могут повлиять на действия сторонников перемен?

— Мне кажется, что не стоит брать в расчет наличие или отсутствие Координационного совета. Это очень узкий инструмент, который мог бы быть востребован в случае начала реального транзита власти — перехода от одной системы к другой.

У них очень узкий мандат: освобождение политзаключенных, расследование карательных акций против гражданского населения и повторные выборы. У них нет мандата ни на проведение переговоров по поводу Конституции, ни на обсуждение геополитических вопросов.

На людей, которые выходят на улицы, наличие или отсутствие Координационного совета никак не влияет. Ну, да, есть какие-то люди, которые вроде как говорят за нас. Молодцы, пускай говорят. Не будет этих людей — очень жаль.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:60)