Иван Корсак

Сивицкий: «Кремль будет избавляться от токсичных активов и клиентов»

Политический аналитик – о неожиданном призыве Владимира Путина.

Фото Сергея Гапона

Президент России Владимир Путин во время разговора с сотрудниками МИД в неожиданном контексте затронул тему Беларуси.

— Да, мы знаем, что ситуация в Беларуси хоть и успокоилась внутри страны, но, тем не менее, проблемы есть, и мы прекрасно отдаем себе в этом отчет и, конечно, призываем к диалогу между властями и оппозицией.

Филин поговорил с политическим аналитиком Арсением Сивицким о том, что же могут значить эти слова российского лидера.

– Мне кажется, что данное заявление необходимо рассматривать в контексте эскалации миграционного кризиса на белорусско-европейской границе, которая вновь вынесла белорусский вопрос в повестку дня отношений России и Запада.

Очевидно, что идет какой-то переговорный процесс между Москвой и европейскими столицами. Причем,касается он не только разрешения миграционного кризиса, но и решения белорусского вопроса в целом.

В качестве одного из решений (и Россия вынуждена соглашаться с западными партнерами), предлагается формула, которая обсуждалась в самом начале политического кризиса – общенациональный диалог между белорусскими властями и оппозицией.

Чтобы такую формулу реализовать, нужно провести освобождение политических заключенных. Российская сторона настаивает на освобождении тех политзаключенных, которые являются своего рода их клиентами и политическим активом. Речь идет о той политической силе, которая формировалась вокруг Виктора Бабарико.

Неслучайно был слив опроса ВЦИОМ в Беларуси, где Бабарико продолжает оставаться самым популярным политиком в стране. На мой взгляд, это звенья одной цепи. Кремль возвращается к давлению на официальный Минск с целью принуждения его к транзиту власти.

Начальной фазой данного транзита может быть внутриполитический диалог. Это будет начальной точкой для обсуждения, в том числе, конституционной реформы и новых выборов.

Арсений Сивицкий считает, что именно сейчас данная тема стала актуальной, так как Кремлю есть что терять в противостоянии с Западом.

– Я думаю, что судьба «Северного потока-2», его сертификация европейской стороной зависит от модели поведения Кремля с Беларусью. С учетом приоритетности «Северного потока-2» нет сомнений, что Кремль будет вынужден втягиваться в разрешение политического кризиса в нашей стране. И поиска совместного решения с Западом.

Я напомню, что недавно Джон Болтон, бывший советник президента США по национальной безопасности, предлагал аналогичную схему: зеленый свет со стороны США по «Северному потоку» в обмен на вмешательство Кремля в белорусский кризис с целью принуждения Александра Лукашенко к уходу. Это тот рычаг влияния, который позволяет втягивать Россию в совместное решение вопроса.

И самое главное — ни Запад, ни Россию не устраивает сценарий конституционной реформы, разработанный белорусскими властями. Момент истины приближается, до конца февраля остается три месяца. Ожидаю, что на протяжении этого периода давление России будет возрастать.

У данного давления будет несколько измерений — дипломатическое, политическое, информационное, но прежде всего — экономическое. Я думаю, что в ближайшие недели мы увидим первые точки напряжения в торгово-экономическом направлении.

Возможно, рост цен на российские энергоносители. Плюс ко всему Россия сокращает транзит газа через Беларусь. Все это инструменты давления, направленные на лишение Лукашенко ресурсной базы и возможности держать ситуацию под контролем.

Если эта логика верна, то Россия пытается навязать Лукашенко свой сценарий конституционных трансформаций, в которых будет существенная децентрализация власти за счет перехода к президентско-парламентской республике.

Эксперт убежден, что Россия меняет свое поведение в мире, и это так или иначе, но все-таки отобьется и на Беларуси.

– Нынешняя модель поведения России на международной арене характеризуется с помощью подхода, который в Кремле называют стратегическая сдержанность. Он предполагает деидеологизацию внешней политики России, учет объективных факторов и тенденций, в том числе ограниченное признание интересов других игроков и осознание собственных возможностей/ограничений, минимизацию геополитических рисков (отказ от конфронтации) и сокращение экономических издержек и др.

На практике его реализация приведет к тому, что Кремль будет избавляться от токсичных активов и клиентов (будь то территории или политические фигуры), пытаясь обменять их на дивиденды от различных внутренних и внешних игроков через заключение многосторонних сделок. Что хорошо видно на примере второй карабахской войны осени прошлого года и недавних армяно-азербайджанских боестолкновений.

Если Кремль не хочет нести даже риски, вытекающие из союзнических обязательств по защите Армении от внешней военной агрессии, то что уже говорить про риски, которые вытекают из модели поведения белорусского союзника, создающего все больше и больше головной боли для российского руководства.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:81)