Вероника Паркер, «7 дней»
Синди Кроуфорд: «Красота — это постоянное обслуживание, ремонт и контроль»

Топ-модель, которой исполнилось 50, откровенно рассказала о розовых очках, личных трагедиях, отношениях с мужчинами и о том, что помогает держать себя в форме.

Синди первой из топ-моделей превратила свое имя в бренд и создала на этой основе настоящую бизнес-империю. С тех пор именно это является главной целью всех девушек в мире моды. А Кроуфорд, несмотря на 50-летний юбилей, по-прежнему остается недосягаемым эталоном и не собирается уходить в отставку.

— Синди, вы одна из самых красивых женщин в мире, легенда и икона, причем уже много-много лет. Как вам удалось — вы с самого начала были уверены в себе? Говорят, в 90-е проводили опрос среди женщин, с кем должен был им изменить муж, чтобы они простили измену? И ваше имя было единственным в ответах...

— Да-да, а еще очень популярен долго был анекдот того же свойства. Как на необитаемом острове остаются после катастрофы Синди Кроуфорд и один мужчина. И эта самая Синди через какое-то время все-таки сдается и начинает заниматься с ним любовью.

Проходит еще какое-то время, и мужчина просит ее переодеться в его одежду. Подходит и говорит: «Ты не поверишь, старина, с кем я несколько месяцев подряд занимался любовью!» (Смеется.)

Очевидно, что этот анекдот придумали мужчины и для самих себя же. Не секрет, что половина удовольствия для них — похвастаться победой в этой сфере. (Смеется.)

На самом деле я никогда не считала себя красивой. В начале карьеры никто и не пытался особенно мне льстить, и комплиментов я не слышала.

К тому же работа начинающих моделей в те времена была далека от гламурной. Нам нужно было являться в студию накрашенными и причесанными. Самостоятельно. И иметь при себе сумку с необходимыми для съемки аксессуарами — чулками, туфлями на каблуках, бижутерией.

Почти десять лет ушло на то, чтобы я перестала себя чувствовать некомфортно и избавилась от негативной самооценки. И реальный успех пришел только благодаря блистательным фотографам, сумевшим представить меня клиентам, публике и самой себе в особенном, экстраординарном виде. Они увидели меня другими глазами, и появились те самые фотографии, ставшие иконами в мире моды. И тогда же я впервые ощутила себя красавицей.

— И вместе с Кристи Терлингтон, Наоми Кэмпбелл, Линдой Евангелистой и Клаудией Шиффер открыли абсолютно новую эпоху в этом мире.

— Мне, как и Кристи, Наоми, Линде и Клаудии, повезло появиться на сцене в ту пору, когда мир моды пребывал как раз в поиске нового образа женщины-модели, отличного от классического — блондинки с голубыми глазами. Если говорить о моем, так скажем, ярлыке, то я стала сексуальной девчонкой из соседнего двора. Спортивной, атлетически сложенной и при этом с формами и длинными ногами.

И вот этот образ оказался именно в то время невероятно востребован. Я этим не преминула воспользоваться. Имею в виду свое участие в очень крупных рекламных кампаниях. Не одежды, купальников или косметики, а машин, популярных напитков. То, чем раньше модели не занимались, ограничиваясь обложками и фотосессиями в глянцевых журналах и работой для каталогов. Это привлекло ко мне мужское внимание и оказалось очень полезным для моей карьеры. Равно как и контракт с известным косметическим брендом на целых 15 лет. Разве не к этому стремятся теперь все модели?

— А еще на пользу вашей карьере пошла и работа ведущей модного телешоу, и даже съемка в «Плейбое». Все, к чему прикасалась Синди Кроуфорд, превращалось в успех и легенду. В общем, надо полагать, вы не жалеете, что бросили университет и не стали инженером-химиком — именно на этот факультет вы поступили после школы.

— Нет, не жалею. Все равно преподаватели видели во мне только симпатичную мордашку и не верили в мои умственные способности. Увы, такова реальность.

Никто из этих профессоров не мог себя заставить судить меня не только по внешности. Очень неприятное ощущение, когда сидишь на занятиях по химии и понимаешь, что преподаватель не желает верить, что ты в ней разбираешься.

— Вы уже 17 лет в браке с Рэнди Гербером, родили от него двоих детей и, кажется, вполне счастливы — редкая история в мире знаменитостей.

— Знаете, я сама долго не верила, что такое возможно. Привыкла к тому, что отношения должны быть изматывающими, интенсивными — одна сплошная драма.

А тут появляется Рэнди — такой надежный, верный, основательный. И я думаю про себя: «Постойте, а где же драма? Может, это неправильно?»

Но именно таким мужчиной муж и должен быть. Основательным, надежным, от кого можно и нужно рожать детей, потому что уверена — он всегда будет рядом.

— То есть ваш недолгий брак с Ричардом Гиром, о котором вы никогда не говорите, послужил контрастом к отношениям с Рэнди?

— Я не говорю о своем первом браке, потому что хочу сохранять уважение и к Ричарду, и к этому браку. Мы не дружим, но остались в нормальных отношениях.

Со временем Ричард для меня снова стал тем прекрасным незнакомцем, которого я встретила, будучи совсем молоденькой девушкой. Мы были парой около шести лет. Но очень мало времени проводили вместе. Думали, что достаточно пересечься где-то на одну ночь, и все в порядке. Так не бывает.

Часть наших проблем заключалась в том, что мы были сделаны из разного теста и интересовали нас разные, в сущности, вещи. Но главная сложность в том, что мы не были друзьями. Никогда.

Конечно, его увлечение буддизмом тоже сыграло свою роль. Я не испытывала интереса к этой религии, и Ричард знал об этом.

В любом случае мои отношения с Рэнди успешны прежде всего потому, что мы с ним хорошие, честные люди. Это очень-очень важно для брака. Мне с Рэнди никогда не приходилось притворяться, что я люблю бейсбол или в восторге от занятий медитацией. (Улыбается.)

— Все ваши помощники говорят, что вы невероятно практичный и рациональный человек. Это и есть секрет вашего успеха?

— Ну да, я люблю трезво смотреть на вещи. Например, если я точно знаю на своем опыте, что пока ребенку не исполнится пять лет, нужно забыть о спокойной жизни, то я готова прямо сказать об этом любой женщине.

Не люблю носить розовые очки. Но и принимать все, что происходит в жизни, как должное тоже не люблю. Меня отучила от этого личная трагедия. Мой младший брат умер от лейкемии. Ему было всего четыре года. В свои десять лет я осознала, как хрупка жизнь, как все может измениться…

Другим поворотным моментом стало, конечно, крушение брака с Гиром. Ведь все начиналось как красивая волшебная сказка, и я чувствовала себя принцессой. Для девушки, выросшей в бедной семье в маленьком провинциальном городке и работавшей летом на сборе кукурузы, все это было очень неожиданно. Хотя я и не верила в сказки. После того, как я наблюдала за разводом родителей и за тем, как мама потом вынуждена была периодически умолять отца помочь нам, казалось, что с верой в сказки покончено. Тогда главной моей задачей в жизни было научиться самой себя обеспечивать.

И все-таки в 25 лет киношная версия сказочной любви к прекрасному принцу мой скептицизм победила. Да и что греха таить, тщеславие тоже нельзя сбрасывать со счетов. Поэтому после нашего разрыва я с трудом возвращалась к реальности.

Помню, ходила к психологу, и она задала мне интересный вопрос: «Вы ищете мужа или прежде всего родственную душу? Это далеко не всегда одно и то же».

Ее слова заставили меня здорово призадуматься. В результате к встрече с Рэнди я подошла уже подготовленной. (Улыбается.) Мы действительно с ним родственные души, и нам очень хорошо вместе.

— Ваш практицизм не мешал в личной жизни?

— Наверное, я могла бы пореже говорить «нет». Знаете, когда в самом начале карьеры приглашают на яхту знаменитого дизайнера или миллиардера, а ты говоришь «нет», не все это понимают. Но я решительно отказывалась участвовать в диких загулах, употреблять наркотики и танцевать на столах.

Забавно, что уже гораздо позже, когда я была замужем за Рэнди, нас с ним пригласил в гости один из тех миллиардеров на ту же самую яхту, что и когда-то меня одну, совсем молоденькую. И знаете, было очень весело! И мы все танцевали до упаду, в том числе на столах! Но я была с Рэнди, и он меня прикрывал. И я знала, что он обязательно скажет мне, когда нужно соскочить с этого самого стола. (Смеется.)

Возможно, я упустила какие-то возможности. Предпочитала сидеть с книжкой, пока остальные предавались всевозможным радостям.

— Вы с мужем — лучшие друзья Джорджа Клуни. Все время ходят слухи, что вы якобы недолюбливаете его жену Амаль.

— У нас замечательные отношения. Амаль — то, что было нужно Джорджу. Он — счастливчик. В одном флаконе получил и умную, и красивую, и интересную женщину в жены. Мы с мужем очень рады за него.

Рэнди, как вы знаете, стал шафером Джорджа. Эти три дня в Венеции, конечно, были ошеломительными и безумно насыщенными. Обычно мы предпочитаем вести более тихий и спокойный образ жизни. Ходим вчетвером куда-нибудь, как, например, на мой день рождения или день рождения Амаль в этом году. Или встречаемся у нас дома, или в Мексике, где наши с Клуни виллы совсем рядышком.

— Говорят, Джордж и ваш муж хотели вообще купить один огромный дом, но вы воспротивились…

— Это было еще до его встречи с Амаль. Но поскольку я была уверена, что Джордж, вопреки его заверениям, рано или поздно все-таки женится — то нет смысла покупать один дом. Две хозяйки — это было бы как-то странно и вряд ли бы понравилось будущей жене Джорджа. Муж тогда принял мои доводы, и теперь мы ходим друг к другу в гости.

— Интересно, а друзья по-прежнему позволяют себе пирушки, мужские развлечения типа поездок на мотоциклах, как это бывало раньше?

— Иногда. Я позволяю мужу с Клуни совершать «холостяцкие» вылазки на мотоциклах и походную жизнь: ночевки в мотелях, в глухих местах на том маршруте, который они выбирают. Что касается пирушек, то, конечно, мы все не становимся моложе, и «мальчики» тоже должны отдавать себе в этом отчет. Между прочим, главная идея создания их совместного бренда текилы заключалась как раз в том, чтобы сделать этот крепкий напиток вкусным и не приводящим к похмелью. Говорят, моему мужу и Джорджу удалось осуществить эту задачу. (Улыбается.)

— Синди, вы прекрасно понимаете, что всем женщинам хотелось бы знать, как вам удается столь потрясающе выглядеть, учитывая, что вы в феврале отметили свое 50-летие.

— Я же модель, всю жизнь в этом бизнесе, кому, как не мне, уметь за собой ухаживать? (Смеется.)

Цифра ошеломляет, это правда. На самом деле секретов, поверьте, никаких не существует. Сон, вода и регулярные занятия спортом. Не жариться на солнце, правильно питаться. Просто многие не понимают, что я начала регулярно заниматься спортом не вчера и не 10 лет тому назад, а гораздо раньше.

Никогда не курила, следила за тем, что я ем. Конечно, в молодости моя диета отличалась от нынешней. Точно так же, как раньше я с удовольствием пила вино, а теперь стараюсь себя в этом ограничивать. 80 процентов еды — полезные продукты, остальное — для того, чтобы себя побаловать.

Результаты не могут появиться быстро. Это долгий процесс. И главное в нем — постоянство. Может быть, некрасиво сравнивать уход за собой с тем, как принято правильно обслуживать машины, да и любую технику, но это именно так. В этом весь секрет, вернее, подход к процессу старения. Постоянная и неукоснительная забота. Обслуживание, ремонт и контроль.

— Кто, как не вы, может дать самый лучший совет своей дочери, которая решила пойти по вашим стопам... (В этом году дочь Синди заключила контракт с агентством моды и теперь, как и ее старший брат, 16-летний Пресли, собирается стать моделью. — Прим. ред.)

— И Кайя меня слушает, что самое интересное! (Смеется.)

Я восхищаюсь ее храбростью. Честно говоря, в 14 лет я вряд ли бы сумела так уверенно держаться на красной дорожке и перед камерами в студии на модельных кастингах.

Тут еще социальные сети добавляют неуверенности в себе. Сейчас можно преследовать человека виртуальным способом хоть круглые сутки. Но я учу дочь не обращать на это внимания.

Иногда дразню ее: «Ох, Кайя, отдай мне мои ножки!» Или: «Зачем ты забрала мои волосы?» Дочка смеется и отвечает: «Нет, мамочка, теперь моя очередь!» Кайя ведь моя копия, это факт.

— Не так давно вы заявили, что уходите в отставку из мира моды. И сосредоточитесь на своем бизнесе, семье и друзьях. Но только что снова снялись для обложки известного журнала и стали лицом модного дома!

— Я каждый год обещаю закончить с этим безобразием. В нашей семье это стало уже домашней шуткой. «Мама больше не работает моделью — ха-ха-ха». (Смеется.)

Но 30 лет в мире моды научили меня самому главному — никогда не говорить «никогда».

Фотосессия в Playboy и другие лучшие фото Синди Кроуфорд

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:2)