Леонид Радзиховский, «Ежедневный журнал»
С чего начинается Родина?

Трагедия Сычева и фарс с «правозащитниками-оборотнями» — две проекции одной и той же проблемы: человек и государство.

Государство в России добрую 1000 лет смотрит на своих крепостных подданных как на быдло, рабов, копеечных винтиков. Крайние формы — там, где человек в полной власти государства (армия, тюрьма). Меняются цари, династии, поколения воров вокруг трона, законы, границы России, формы собственности — а вот это остается неизменным. Таков генотип российского государства — гибрид Византии и Золотой Орды.

Конечно, такая практика управления остро нуждается в идеологической крыше: надо, чтобы и подданные были согласны с тем, что их стригут и плакать не дают. Крыша давно известна — патриотизм, как последнее прибежище… начальников. Точнее — крайняя форма патриотизма, «оборонное сознание».

Сотни лет русскому человеку вбивали: ты в осажденной крепости, кругом — враги (татары, немцы, шведы, французы, поляки). Пчела должна умереть за улей, эгоистические интересы человека — презренны, интересы Родины-власти — священны. Защищать от врагов Веру-Царя-Отечество, не жалея живота своего, это и есть твое предназначение на грешной земле.

Краеугольным камнем была, естественно Вера. С Богом не поспоришь! А Царь — от Бога, Святая Русь — от Бога. Понятно, что когда Бога «расстреляли», вся конструкция затрещала, усеченная формула Царь-Отечество далеко не так прочна, тем более что царь-генсек уже и не «помазанник», а вообще черт знает что… Но усиленный террор, ожидание войны — война — память о войне, идеологический пресс, шпиономания — все это кое-как срабатывало в качестве «патриотической крыши» над страной-крепостью.

Бесконечные, слипшиеся в комок кадры из сотен фильмов, где герой, не выдав военной тайны, идет на расстрел; гибнет, спасая свой самолет/танк, прочий металлолом; гордо отвергает искус приличной жизни ради счастья месить в кирзовых сапогах священную грязь Родины… Детское кино? Так людей и воспитывали: как больших детей — сирот Родины.

Мало кто «по жизни» вел себя так — «Жила бы страна родная, и нету других забот». Лукавый раб норовит и от армии откосить, и со «стройки коммунизма» слинять, и вообще поменьше пахать на Родину, зато побольше слупить с Родины. Но как бы люди ни грешили, они, по крайней мере, знали, что ГРЕШАТ, знали, как ДОЛЖНО БЫТЬ в идеале. Например, левую щеку христиане тоже не часто подставляют, когда их бьют по правой — но все знают, что так ДОЛЖНО поступать в идеале.

А затем, в 1980-90-е, произошла духовная революция: до многих людей стало вдруг доходить, что не только все не так в их реальной жизни, но и сам идеал-то — лживый, пустой!

В самом деле. СССР развалился без единого выстрела, при мощнейшей армии и КГБ. Так, может, у государства есть проблемы пострашнее внешних врагов и их хитрой агентуры? С другой стороны, вот уже 15 лет армия крайне слаба, представляет опасность только для самих солдат. И что случилось? Кто-то напал на Россию? Кто-то угрожает России, давит на нее в военном смысле? Может, что-то изменилось в современном мире — так ли уж велика внешняя военная угроза?

И более того. Целая система событий и идей стала размывать изнутри сами основы оборонного сознания. Свободный — без санкции государства — выезд «за границу», хоть на отдых, хоть на работу/проживание, хоть в эмиграцию. Свободное — без санкции государства — получение информации. Возможность двойного гражданства. Международные финансовые потоки и возможность хранить деньги в долларах и евро. Зависимость экономики страны от международной экономики. Осознание единства глобального мира, где страны различаются меньше, чем разные области внутри страны: у Москвы и Лондона больше общего, чем у Москвы и Бобруйска. Так размываются — в сознании многих людей — границы государства, оно из обороняемой Священной крепости превращается в место проживания. Да еще и место-то… временное, во всяком случае, такое, которое не зазорно при случае сменить!

Запись в Конституции о том, что первичны права человека, а государство нужно «для обслуживания» человека. Возможность судиться со СВОИМ государством, подавая на него в ЗАПАДНЫЙ суд в Страсбурге. Признание международных обязательств страны более важными, чем внутренние. Десакрализация власти, знание, что президент — временный, что он уйдет, что никакой он не царь, не Отец Отечества, а просто важный чиновник, ради которого трассу перекрывают — только и всего…

И вот за эту, вполне относительную власть, с ее лондонскими особняками/швейцарскими счетами, я должен быть готов — в идеале — по ее приказу «умереть, но тайну вкладов врагам не выдать»?! Нет, поболеть за «наших» дело хорошее, но терять жизнь, здоровье, даже удобства?

Да, время с самых разных сторон обгрызло сыр Священного Патриотизма — одни дырки и торчат. Так чувствуют и ДУМАЮТ уже не «отщепенцы-диссиденты», борющиеся против своего государства за «так называемые права человека» — так думают и ГОВОРЯТ уже сотни тысяч, если не миллионы людей, ощутивших себя не «белыми рабами», а «белыми людьми». Это в России-то — белые люди!.. Смешно, конечно. Но — распустились людишки…

Да, люди потихоньку откашивали от армии всегда, «голосовали ногами» против призыва. Но это была просто ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ реакция. А теперь у сотен тысяч, у миллионов семей к этому добавилась еще и четкая ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ позиция: МОИ интересы — первичны, а интересы государства/родины — вторичны. ВЫ МНЕ обеспечьте безопасность (физическую и моральную) — тогда я буду готов заняться безопасностью государства. Хорошо бы еще и — за деньги.

В этом и проблема. Власть по традиции все еще хочет (еще бы ей не хотеть!), чтобы ее подданные жили «с осажденными мозгами» и соответственно терпели и молчали. А подданные — наиболее продвинутая их часть — уже сняли со своих мозгов осаду. И как с ними себя вести власть плохо понимает. Например, железный аргумент — намек на «шпионские деньги» правозащитников уже не срабатывает, как безусловный рефлекс: «Который преступник? Иностранный преступник?!». И хриплый ТВ-крик Пушкова-Леонтьева «Караул!» (далеко не одинокий!) приносит сомнительный результат.

С одной стороны, люди думают и говорят: если (пока) «свое» государство «на страх врагам» калечит людей (солдат, зэков, граждан, попавших в милицию и т.д.) физически и духовно, то до тех пор правозащитники, защищающие людей от этого государства, — наши союзники. 96% слушателей «Эха Москвы» сказали, что не хотят отдавать ребенка в армию (видимо, 4% воспитывают пасынков).

С другой стороны, те же 96% добрых людей горячо осуждают вмешательство иностранцев (а уж тем более этих США!) в наши внутренние дела. Но как же разрешить это противоречие? Вот две непримиримые, но внутренне ЛОГИЧНЫЕ позиции.

Первая позиция. Пусть меня изобьют в казарме (милиции, тюрьме и т.д.) — это ужасно, но еще хуже, если лезут непрошенно-лицемерные «защитники» с Запада, презирающие нашу страну, отстаивающие, под видом «прав человека», геополитические аппетиты своих стран. Со своей страной, со своей властью я сам разберусь, помучаюсь, но сор из избы не вынесу.

Вторая позиция. Пусть эти правозащитники защищают мои права против «моего» государства, В УЩЕРБ МОЕМУ ГОСУДАРСТВУ, хотя, конечно противно, если у них при этом есть тайные мотивы, определяемые их скрытыми хозяевами. Но, что делать, хоть и стыдно, противно, но попрошу чужих людей с улицы вынести сор из избы — если уж в самой избе никто убираться не желает.

Люди же разумно выбирают нечто третье. Большинство вполне патриотично… на словах и в мыслях, а «по жизни» — не платит налоги и косит от армии. И разрыв слова и дела их вовсе не смущает…

Да, проста и удобна картинка: «иностранный консультант, профессор и шпион» сыпет яд в суп пионеру! Но как быть, если он, эколог-сволочь, проверяет качество супа, в который наша повариха (комсомолка, спортсменка, просто красавица) насыпала какую-то гадость? Травиться — назло врагам или же спасаться — на позор родной стране?

Люди выбирают синтез: спасаться… проклиная американцев!

А, интересно, что было бы, если бы… давали своим солдатам нормальный суп? То есть как это?! Отречься от своих традиций, от самой своей Истории?!

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)