Политика

Михаил Брошин

«Русский мир» в Беларуси не спасают даже «тепличные условия»

Промосковские публицисты часто сетуют на то, что влияние России в Беларуси постепенно ослабевает. Но вместо причин пытаются бороться со следствиями, причем порой предлагая экзотические решения.

«Итоги 22-летнего союза России и Белоруссии — дерусификация и формирование «хуторянского сознания» у русских людей, которыми и являются жители Белоруссии», — причитает Regnum.

Впору задуматься, отчего так вышло?

Regnum видит проблему в том, что «русскоязычные вывески и указатели заменялись на мовные», а также «антироссийской риторике белорусской пропаганды».

В отношениях между Владимиром Путиным и Александром Лукашенко за два десятилетия случались разные периоды, и порой белорусские государственные медиа позволяли себе выпады в адрес Кремля. Но на каждый такой случай приходилось десять заявлений о вечной нерушимой дружбе, братстве и единстве.

Более того, Лукашенко в недавнем интервью «Россия сегодня» заявил:

– Назови еще одну такую страну, где русский язык государственный. Ладно государственный, официальный, – где вот так вот развивается русский язык. Даже в ущерб, по-моему, нашему национальному родному белорусскому языку.

И действительно, «я другой такой страны не знаю». Только за период с 2006 по 2021 год количество школьников, обучающихся на белорусском языке сократилось более, чем в 2 раза: с 245,9 до 107,6 тысяч!

Но «пророссийским политрукам» все равно мешают «вывески». И не только они.

Сайт «Вместе с Россией» пишет: «В течение трех десятилетий в сознание белорусского общества внедрялись разрушительные идеи «польщизны» и отрыва от Русского мира, которые выражались в губительной доктрине «Belarus – не Белая Русь». Но благодаря непреклонности президента Александра Лукашенко, стойкости правоохранительных органов, помощи патриотически настроенной части общества и поддержке Российской Федерации замысел недругов Белой Руси и Русского мира не удался».  

Интересно, кто хотя бы в теории мог в сколь-нибудь заметных масштабах сеять «польщизну» в Беларуси, которой с 1994 года безраздельно правит Лукашенко? На этот вопрос ответа нет.

Зато есть целая программа по искоренению «грибницы польщизны», которая «засеяла своими ядовитыми порами сознание у значительной части белорусского общества». Там тоже присутствуют «вывески и указатели», где «латиница, которая фактически выступает «знаком присутствия» Речи Посполитой, должна быть исключена»!

Международная практика само собой в данном случае не указ. Вот бы китайцы посмеялись, если бы узнали, что тоже попали под «тлетворное влияние польщизны».

Еще парочка «шедевров» из программы:

«Из работы минского метрополитена (уведомление пассажиров, зрительная информация) необходимо исключить бессмысленное, с точки зрения информирования граждан (но имеющее политический подтекст), использование английского языка, которое по сути является т.н. «меткой глобалистов» сродни навязываемым в подконтрольных им странах гей-парадам».

(Ну да, если простой белорус услышит объявление на языке Шекспира, то это может пагубно отразиться на его геополитической и сексуальной ориентации)

«В настоящее время рекламное дело практически полностью находится под влиянием антинациональных глобалистских сил, которые посредством рекламы внедряют в сознание граждан Республики Беларусь свои ценностные предпочтения и подспудно формируют у них чувство второсортной неполноценности по сравнению с англосаксонским миром... Поэтому необходимо очистить рекламу от английского языка и от надписей с использованием латинского алфавита. В случае же непереводимых на русский язык названий иностранных компаний и торговых знаков их написание должно производиться буквами русского алфавита (кириллицей)».

А этот пункт при всей своей анекдотичности весьма показателен. Во-первых, насколько же низко нужно ценить белорусов, чтобы полагать, что рекламное объявление способно сформировать у них «чувство второсортной неполноценности»! А, во-вторых, нечаянно подсвечивается глобальная проблема «русского мира» – неконкурентоспособность.

Дело ведь не в написании – iPhone или айфон – а в том, что Россия не смогла создать у себя даже аналог такого гаджета, не говоря уже о чем-то лучшем. Хотя пыталась. Еще в 2010 году Владимиру Путину показали «убийцу айфона» – мобильник российского производства МТС Glonass 945.

Планировалось, что объем первой партии этого гаджета составит 500.000 экземпляров, но в итоге ограничились 5 тысячами. А потом и вовсе сняли с производства из-за отсутствия спроса.

Это, конечно, частный пример, но весьма символичный. «Русский мир» просто не пользуется спросом. Он хиреет и загибается даже в тепличных условиях, созданных в Беларуси Александром Лукашенко.

Там, где есть хоть минимальная конкуренция, «русский мир» проигрывает, поскольку так и не сумел создать сколь-нибудь привлекательный образ для окружающих. Но плохому танцору вечно мешают то вывески, то что-нибудь еще.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(146)