Филин

Сергей Василевский

Рудковский: «Режим и без конституционных статей использует самые удивительные методы воздействия»

Политолог — о «странных местах» в проекте нового Основного закона.

Фото Беларускі калегіум

После публикации проекта новой Конституции Филин обсудил с политологом и академическим директором BISS Петром Рудковским статьи, касающиеся смертной казни, семьи и здоровья.

— В статье 32 содержится утверждение «брак как союз женщины и мужчины». Что это — закрепление в обновленной Конституции мнения консервативной части общества? Или это своеобразный ответ Западу: мол, у нас не будет однополых браков, как у вас?

— Это один из кирпичиков в этой удивительной конституционной архитектуре, призванной подчеркнуть противостояние западному миру. Это не имеет какого-то особого политического, социологического или культурного значения.

Все это скорее можно трактовать в рамках самовыражения авторов или заказчиков Конституции, нежели положения судьбоносного характера.

И это не единственный момент в этом проекте из тех, которые выглядят довольно странно для данного типа документов.

Если смотреть на такие положения отдельно, как на тот же пункт о браке как союзе женщины и мужчины, то похожие примеры есть в Основных законах других европейских государств. Например, в Словакии.

В целом же белорусское общество остается сторонником традиционных взглядов на семью — как на союз женщины и мужчины. Это доминирующая позиция сегодня в нашем обществе. И здесь неважно, сохранилась бы прежняя формулировка или теперь появится новая, — в обозримом будущем все равно будет невозможно провести законопроект об однополых браках.

Скорее всего, речь о том случае, когда изменения в Конституции используются для ведения полемики с Западом или теми, кого власти воспринимают его ставленниками.

— В проекте говорится о том, что смертная казнь до ее отмены может применяться в соответствии с законом в качестве исключительной меры наказания. Кому адресуется этот сигнал?

— Власть использует тот момент, что большинство, пусть и не абсолютная, с пониманием относится к такой мере наказания. Это может быть и элементом все той же полемики с Западом.

Мол, если бы вы так с нами не обошлись, не ввели бы санкции, то мы, возможно, пошли бы по иному пути. А теперь мы на конституционном уровне закрепим все это.

— Какими могут быть последствия для простых белорусов от нововведений. Или же все ограничится декларациями и полемикой с западными странами?

— Речь в основном о мировозренческих и идеологических моментах, которые в определенном смысле перекликаются с тем, что значительная часть общества и так поддерживает.

Здесь куда важнее архитектура самого государства. Некоторые положения, появившиеся в проекте, имеют экспрессивный, морализаторский характер. Обязанность заботиться о собственном здоровье, воспитывать трудолюбие или патриотизм, который декларируется в качестве обязанности на уровне Конституции.

— К слову, о здоровье. Могут ли власти вплотную заняться теми, кто в силу разных причин не будет заботиться о здоровом образе жизни?

— Сложно сказать, в каком направлении могут быть использованы те или иные положения. Режим и без конституционных статей использует самые удивительные методы воздействия. Взять хотя бы объявление экстремистами всех и вся.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.6(30)