Павел Самохин
Россия столкнулась с тем, что сама вырастила

Так коротко и ясно прокомментировал белорусско-российский нефтяной конфликт заместитель председателя комитета по иностранным делам Сейма Литвы, член комитета по делам Европы, депутат от фракции Союза отечества Аудронюс Ажубалис. Тем временем в Москве закончился второй раунд переговоров по белорусско-российскому нефтяному кризису, который россияне называли не иначе как «рабочей встречей».

Переговоры вокруг нефтяного конфликта сегодня велись дважды. Первый раз белорусская делегация приехала в Минэкономразвития РФ около полудня по московскому времени. Этот раунд закончился быстро — уже около часа белорусы уехали обратно в посольство. Российская сторона взяла тайм-аут для определения своей позиции.

Для этого в Кремле было собрано совещание, на котором президент РФ Владимир Путин и российские министры обсудили нефтяную проблему.

Путин от жестких комментариев пока воздержался, поручив своим министрам выработать комплекс мер по защите национальной экономики России и по своевременному обеспечению европейских потребителей российской нефтью. Кроме того, Путин без обиняков заявил, что Россия и так дотирует белорусскую экономику, предоставляя нашей стране самый дешевый в СНГ газ. Кстати, в результате этого российский бюджет и компания «Газпром» несут убытки — примерно 3,5 миллиарда долларов. А потому призывал «белорусских партнеров» не забывать об этом.

После завершения совещания в Кремле белорусская делегация вновь прибыла в российский МЭРТ и переговоры возобновились. Эту, вторую, часть переговоров россияне скромно окрестили «рабочей встречей».

Белорусскую делегацию возглавлял вице-премьер правительства Беларуси Андрей Кобяков, Россию представлял министр экономического развития и торговли Герман Греф.

А пока шла эта рабочая встреча, россияне предприняли дополнительную психологическую атаку.

Глава министерства промышленности и энергетики России Виктор Христенко дал пресс-конференцию, на которой заявил, что Москва может пересмотреть преференциальные режимы, созданные для Беларуси. Таким образом торговая война между двумя «союзниками» вполне может стать полномасштабной.

«Если анализ покажет, что мы и по другим направлениям неоправданно занимаемся преференциями, когда на взаимность рассчитывать не приходится, то те неприятности, которые мы сегодня испытываем по поводу транзита российской нефти, так или иначе могут послужить основанием для более тщательного подхода к преференциальным режимам, созданным по другим товарным группам, по другим направлениям», — сказал Христенко.

Возможно, что это и станет одной из мер для защиты национальной экономики России, выработки которых потребовал сегодня на совещании в Кремле Владимир Путин.

Вдобавок глава Минпромэнерго РФ сообщил, что российская сторона не согласна с утверждениями, будто бы Беларусь не производила несанкционированный отбор нефти. Из нефтяных поставок «Транснефти», осуществляемых по территории Беларуси в страны Запада, изъято порядка 80 тысяч тонн — заявил Христенко. Причем Христенко доказывал это с цифрами в руках, опираясь на данные о перекачке нефти через польский пункт "Адамова застава" от 7 января. Кстати, «Транснефть» уже направила судебные иски в связи с действиями белорусской стороны. Правда, при этом российский министр не уточнил, сколько всего исков и куда они направлены.

Не преминула Москва и лишний раз указать Минску на то, что незаменимых нет, в том числе — и среди союзников. Христенко отметил, что поставки нефти в Европу по нефтепроводу «Дружба» вполне возможно заменить и другими способами доставки. Правда, оговорившись — не сегодня. «Можно ли заменить это направление» — задался вопросом глава Минпромэнерго РФ и сам на него ответил: «В среднесрочной перспективе — да, в долгосрочной — абсолютно точно», — заявил Христенко.

Тем временем после окончания рабочей встречи с белорусской делегацией, министр экономического развития и торговли России Герман Греф сказал, что на ней Кобяков сотоварищи были проинформированы о позиции России в нефтяном споре.

А она остается жесткой. «Первое — отмена пошлины на транзит российской нефти. Второе — возобновление транзита в страны Европы. Мы не вступим в переговоры, пока это условие не будет в полном объеме выполнено», — подчеркнул Греф сразу после встречи с белорусской делегацией.

Напомним, что Беларусь ввела пошлину за транзит российской нефти в Европу, потребовав с 1 января 2007 года 45 долларов за тонну российской нефти, прокачанной через территорию нашей страны. На транзит по Беларуси приходится 30% транспортировки нефти компанией «Транснефть» и 12% всей добычи нефти в России. По нефтепроводу «Дружба» транспортируется 1,25 миллиона баррелей в день.

Насколько опасны для Беларуси возможные российские санкции, пока сказать трудно. Многое зависит от того, насколько далеко Россия будет готова зайти. Тем более, что время у нее есть. Как сказал в интервью «Белорусским новостям» руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид Заико, Россия вполне способна и на уровне руководства, и на уровне нефтедобывающих компаний уговорить Европу некоторое время потерпеть.

«Вполне достаточно будет руководству 6-7 российских нефтедобывающих компаний договориться с хозяевами европейских НПЗ переключиться на некоторое время на другие источники, с последующей компенсацией потерь. Месяца на три — для Европы это не критично, — отметил Леонид Заико. — В Беларуси же через месяц уже будут наблюдаться негативные изменения. Первый удар придется по стабильности национальной валюты, сломается обменный курс. Россия же, если разозлится, может ввести и запрет на импорт белорусских товаров, что тут же скажется на большинстве белорусских предприятий".

Как крайне тяжелую ситуацию, в которую попала Беларусь, оценивает и известный политолог Александр Рар. В интервью изданию «NewsInfo» он отметил, что «белорусская сторона не может победить, поскольку у нее нет возможности каким-то образом обороняться. Лукашенко или должен идти на компромисс с Россией вплоть до признания политики реинтеграции, которого Путин от него ждет, или с Западом, который требует изменения политического курса внутри Беларуси, на что глава этой страны также идти не намерен» — сказал Александр Рар. «Таким образом, Лукашенко оказался загнан в угол. С одной стороны — Запад, требующий, чтобы он стал демократом, а с другой — Россия, которая требует большего стремления со стороны Белоруссии к объединению в одно государство».

Когда будут продолжены белорусско-российские нефтяные переговоры, пока не известно.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)