Татьяна Гусева

Работники «Белкалия»: «Мы не хотим кормить государство, которое за наши деньги нас бьет»

Рабочие, которых выбрали в стачечный комитет, — о прессинге со стороны силовиков и о том, почему не выходят на работу с 17 августа. 

Член стачкома, электрослесарь Сергей Козелько был задержан в Минске 6 сентября. Обстоятельства его задержания неизвестны.

Незадолго до случившегося Сергей рассказал «Салідарнасці» о том, как принял решение о забастовке после президентских выборов.

— Семья меня поддержала. Всем надоела такая жизнь. выйдешь в магазин — окажешься неизвестно где. Надоело бояться. Так любого могут схватить.

...Слава Богу, деньги не самое главное в жизни. Тебя могут арестовать под надуманным предлогом и посадить ни за что. Мы не хотим кормить государство, которое потом за наши деньги нас бьёт.

По словам Сергея Козелько, руководство хотело взять объяснительную, по какой причине он не ходит на работу. Он согласился и предложил направить официальный запрос в стачком. До сих пор документ не получен.

Кстати, Сергей состоит в «Белхимпрофсоюзе», который не поддержал стачку. До задержания в Минске Сергею постоянно звонили из солигорской милиции:

— Говорю: высылайте повестку, пожалуйста, будем беседовать. По повестке ходил в ОБЭП. Хотели поговорить по поводу стачки, я отказался: 27-я статья Конституции. Разговор прекратился.

С Анатолием Бокуном (сопредседателем стачкома «Беларуськалия») тоже хотели побеседовать, потом заломали руки и дали 15 суток. Вполне может быть, что и моя беседа так закончится. Толя переболел коронавирусом, у него больные легкие, судья без внимания  это оставил...

Недавно автомобиль Сергея забрала ГАИ.

— Ехал, остановили, сразу сказали, что у меня поддельный вин-номер. Потом — что у меня нет страховки. Хотя страховка у меня электронная, пробивается за пять минут. Забрали машину на штрафстоянку. Обратился в прокуратуру, жду ответ.

Сергей говорит, что на всех, кто поддержал стачку, руководство давило. Доходило даже до того, что людям раздавали анкеты с вопросами о том, как они относятся к действующей власти. Причем анкеты эти были не анонимные, с указанием табельного номера.

— Было и такое, что люди из стачкома исчезали, переставали отвечать на звонки, не выходили на связь. Один человек — вы помните эту историю — сбежал из туалета в КГБ, сейчас он в Украине.

— В туалете солигорского КГБ нет решеток на окне?

— Мы ездили посмотреть: нет решеток в туалете на втором этаже. Оттуда можно уйти. Для нашего коллеги двухметровый бетонный забор не был преградой — он парень спортивный.

Сергея радует солидарность и поддержка неравнодушных: в офис Белорусского независимого профсоюза, под крышей которого собирается стачком «Беларуськалия», люди приносят воду, чай, кофе, бумагу для печати. Даже блины пекут для стачечного комитета. 

Коллега Сергея по стачкому — слесарь первого рудоуправления Александр Новик считает, что сейчас тот исторический момент, когда каждый из нас может повлиять на ситуацию.

— Стачка — это лучший вариант для неравнодушных людей, рабочих. Каждое утро я просыпаюсь с мыслью, что могу сделать полезного для нашего общего дела. Вечером даю себе отчет. Авангард движения в столице и в областных городах, нам просто нужно делать свое дело в Солигорске, — говорит Александр.

Стачком не владеет информацией, сколько человек принимает участие в итальянской забастовке на «Беларуськалии». У всех членов стачечного комитета заблокирован вход на предприятие.

— По моей информации на первом рудоуправлении только три комплекса из 19 выполнили план по руде за август.

Итальянская забастовка проходит таким образом: люди отказываются приступать к работе, ссылаясь на требования по охране труда и безопасности. В шахте много нарушений, по которым можно отказаться от работы до их устранения, — объясняет Александр Новик в интервью «Салідарнасці».

Все так плохо с техникой безопасности на «Белкалии»?

— Да, — подтверждает он.

Его коллега по стачкому Сергей Козелько говорит:

— Оборудование изношено, у многих нет личных инструментов для работы. Например, электрикам приходится использовать подручные средства, а по инструкции это не положено.

По словам Александра Новика, итальянская забастовка вынуждает руководство предприятия покупать новые инструменты и запчасти. Как и другие члены стачкома, Александр испытывает прессинг со стороны руководства «Беларуськалия» и милиции.

— Мой начальник позвонил и сказал, что вынужден был написать докладную за то, что я не вышел на работу. Видел фото приказа, в котором указано: будет уволен за совершение длительного прогула.

Александр состоит в Независимом профсоюзе горняков, поэтому вопрос о его увольнении будет решаться на совете представителей НПГ. Сопредседателя стачкома Анатолия Бокуна уволили без этой процедуры, так как он не являлся членом профсоюза.

— Когда мне звонят из РОВД, я говорю, что плохая связь и кладу трубку, — говорит Александр.

Он чувствует поддержку семьи: жены, отца и мамы.

— Морально я себя легко чувствую, потому что правда на нашей стороне. Защищать ложь гораздо сложнее. Я смотрю в зеркало и вижу там человека, и мне от этого хорошо, — улыбается собеседник «Cалідарнасці».

Все люди, которые участвуют в стачке, испытывают давление, говорит Александр.

— Звонят родителям, родственникам, говорят: пусть ваш муж или сын одумается, пусть выходит на работу, мы все простим. Они называют это словом «амнистия». Кто выходит, начинается сразу: объяснительная, лишение премии вплоть до увольнения.

Александр приводит пример, как воздействовали на его знакомую, педагога, которая каждый день звонила ему, чтобы поддержать.

— Вечером она пошла в магазин, увидела рядом бус с омоном. При выходе люди в балаклавах задали вопрос: за кого голосовали?

Она ответила: за Тихановскую.

Они между собой: ну что, берем?

Педагог говорит: «У вас совесть есть? Обсуждать вот это все при мне. Кого берем? Вы задали вопрос, я на него честно ответила».

Они ее отпустили. Три вечера подряд к ней приходил патруль, задавали вопросы: ваши дети дома? вы завтра пойдете на работу?

Я ей сказал: «Все это может быть из-за того, что вы мне звоните каждый день по несколько раз. Меня слушают, скорее всего».

Она сократила количество звонков, короткие разговоры только по делу. Сейчас она ходит на работу спокойно, патруль по вечерам не появляется.  Совпадение? Не думаю.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.4 (оценок:65)