Политика

Дмитрий Руднев

Пять причин почему в Иране 40 лет держится исламский режим

Иран не сходит с полос мировых СМИ. Главных тем сразу две – протест внутри страны против тирании и помощь России в войне против Украины (поставки дронов-камикадзе). «Салідарнасць» в спецпроекте «Власть» разбирается, почему, несмотря на десятилетия внешнего давления с момента Исламской революции в 1979 году, режим аятолл остается устойчивым.  

На это есть 5 основных причин.

Изоляционизм как историческая норма

Иранцы – персы, а не арабы. Но более важно то, что большинство населения – шииты, а не сунниты, как в других соседних странах. Другими словами, исторически иранцы привыкли жить обособленно.

Фото Reuters

В это непросто поверить, но в других мусульманских странах были вовсе не рады Исламской революции в Иране в 1979 году и падению светского режима во главе с шахом (городская беднота отказалась мириться с коррупцией и неравенством). Многие сунниты даже не считают шиитов мусульманами, а здесь речь шла еще и об «экспорте революции».

Для Ирана врагами являются не только США и Израиль (атмосфера противостояния с последним хорошо показана в шпионском сериале «Тегеран» от Apple TV+), но и Саудовская Аравия. Страна с 80-миллионным населением мало подвержена внешнему влиянию и привыкла рассчитывать только на себя.

Доходы от нефти

Если посетить крупнейшие города Ирана, то там можно найти практические все: от айфонов до модных кофеен. Официально средняя зарплата в стране составляет около 455 долларов США. По оценке портала Numbeo, после уплаты налогов на руки остается порядка 315 долларов. Для европейских стран это мало, но для региона, в котором находится Иран, очень даже неплохо.

Все благодаря нефти. Санкции вовсе не перекрыли ее экспорт, а сделали его полулегальным. По оценке экспертов, сегодня главным покупателем иранского «черного золота» является Китай.

Доходы от нефти позволяют иранской экономике оставаться самодостаточной и обеспечивать минимально приемлемый уровень жизни для большинства населения. И даже время от времени пытаться развивать бизнес в таких странах как Беларусь, где, например, хотели наладить производство автомобилей «Саманд». Правда, все заметные попытки сотрудничества закончились крахом.

Санкции в отношении Ирана долгое время не были жесткими

Журналист Аркадий Бабченко недавно так объяснил, почему, на его взгляд, путинский режим в России может существовать еще очень долго:

– Мой любимый пример – Исламская революция в Иране 1979 года. Иран 40 лет находится под полнейшими санкциями, включая нефтяное эмбарго. И все равно режим устойчив.

Однако это утверждение далеко от реальности. Долгое время в отношении Ирана действовало лишь нефтяное эмбарго со стороны США. Многие западные страны довольно успешно сотрудничали с Исламской республикой. Например, французский концерн PSA Peugeot Citroen только несколько лет назад окончательно закрыл в Иране проект по совместному производству автомобилей.

Лишь в 2012 году из-за ядерной программы Ирана страны Евросоюза отказались от импорта нефти из этой страны, вместе с США отключили банковскую систему Ирана от SWIFT, ввели вторичные санкции против финансового, банковского, промышленного и других секторов экономики.

С тех пор страна стагнирует, уровень жизни как минимум не растет, уровень инфляции зашкаливает, а предприятия остро нуждаются в модернизации и новых технологиях.

В 2019 году правительство подняло цены на бензин и в стране вспыхнули протесты. По официальным данным, погибло около 300 человек, по неофициальным – около 1500.

Но всю силу санкций стране, видимо, еще предстоит ощутить.

Тирания, напоминающая «демократическую олигархию»

Иран – не обычная тирания. В стране выстроена теократическая политическая система, которую нельзя сравнить ни с одной другой в мире. При этом она остается относительно открытой и дает возможность делать политическую карьеру сотням и тысячам граждан. 

Во главе государства пожизненно находится верховный лидер (Рахбар), который выбирается из числа религиозных деятелей. С 1989 года Ираном руководит Али Хаменеи. Ему подчиняются судебная власть, силовые структуры (в том числе «Корпус стражей исламской революции»), СМИ.

Ему же подконтролен президент (его функции можно сравнить с полномочиями премьер-министра), который избирается на формально демократических всеобщих выборах. Граждане также выбирают депутатов парламента.

В сентябре Александр Лукашенко в Самарканде встретился с президентом Ирана Эбрахимом Раиси

Однако это весьма короткое и упрощенное описание выстроенного режима, в Иране хватает совершенно разнообразных «но». Например, кандидатов в президенты или в депутаты парламента допускают на выборы после специальной проверки: многих «заворачивают» по идеологическим или другим причинам, которые не раскрываются.

В статье еженедельника The Economist в 2014 году отмечалось, что Иран «часто называют конституционной теократией», но при этом он также «напоминает демократическую олигархию», т.к. его многочисленная элита состоит из «тысяч политиков, представителей духовенства, генералов, судей, журналистов, ученых, бизнесменов и представителей других сфер», которые «тем или иным образом участвуют в принятии решений», а «важные решения требуют если не консенсуса, то как минимум значительного большинства».

В такой системе важную роль играют не политические партии, а постоянные и временные политические группы, которые на разных этапах часто условно делят на «консерваторов» и «реформаторов».

Помните Махмуда Ахмадинежада, президента Ирана, который в 2000-х шокировал мир антиизраильскими заявлениями, делал ставку на силовиков и приезжал в Минск в гости к Лукашенко? На его примере можно проследить особенности политической жизни в этой стране.

2009 год: Ахмадинежад выигрывает свои вторые президентские выборы, но сторонники его главного соперника Мир-Хосейна Мусави устраивают массовые акции протеста против фальсификации результатов. «Зеленая революция» заканчивается лишь тем, что Мусави садят под домашний арест.

2017 год: Ахмадинежада, несмотря на его большое желание, не допускают к участию в президентских выборах.

2019 год: Ахмадинежад поддержал участников протестов против повышения цен на бензин.

2021 год: Ахмадинежад дал интервью Euronews, в котором заявил: «Иран, как и другие страны мира, нуждается в фундаментальных реформах... Всем необходимы фундаментальные изменения для реализации прав людей».

2022 год: Ахмадинежад осудил российское вторжение в Украину, и заявил, что иранским властям нужно услышать голос протестующих.

На примере этого политика можно сказать, что в Иране нет монополии на власть, а есть конкуренция разных групп. И не только на примере его: три года назад брата действовавшего на тот момента президента Хасана Рухани приговорили к тюремному сроку за коррупцию.

То есть некая система сдержек и противовесов в Иране существует, как существует и политическая конкуренция. Поэтому многие считают, что система способна реформировать саму себя, вопрос о ее замене большинством не ставится.

Если описывать мироощущение иранца, у него в голове есть три условных «ползунка». Первый отвечает за «все иранское» — культуру, историю, наследие. Второй — за все мессианское, за завоевания Исламской революции. И третий — за все модернистское.

Политическое руководство Ирана старается поднять как можно выше второй ползунок, что входит в конфликт со взглядами тех, кто считает, что он должен быть современной страной.

Адлан Маргоев, аналитик Института международных исследований МГИМО

Однако, по некоторым оценкам, до трети населения существующие правила и нормы не устраивают. В отношении их на полную мощь включают репрессивную машину.

Жесткие репрессии

На бытовом уровне Иран намного свободнее, чем может показаться со стороны. Многие горожане, особенно молодежь, ведут светскую жизнь и скорее ориентируются на демократические ценности, чем на местные идеологические установки.

Но как только это проявляется не дома или на закрытых встречах, а в публичном пространстве, то сразу жестоко пресекается.

В сентябре 22-летнюю Махсу Амини задержали за то, что она не носила головной платок (хиджаб) должным образом. Вскоре ее нашли мертвой. В стране вспыхнули массовые протесты (по некоторым оценкам, впервые вместе протестовали и представители бедных слоев, и представители среднего класса), которые были жестоко подавлены. По последним данным правозащитников, погибли около 350 человек. 

Фото Twitter

При этом режим сумел сделать так, что эти протесты (как и предыдущие), просто некому было возглавить. Создание независимых политических центров не допускается.

Общество контролируют не только силовики и ополчение «Басидж» («мобилизация»), но и многие «добровольцы», которые сообщают «куда надо» о неприемлемых для духовенства высказываниях или поступках. Репрессии в Иране – рутина на протяжении десятков лет…

Факторы, которые будут определять будущее Ирана, довольно очевидны. С одной стороны монолитность во власти и опора на силовиков, с другой – усугубление экономической ситуации из-за санкций и рост недовольства среди молодых граждан (что демонстрируют участившиеся волны протестов). Споры о том, сможет ли исламский режим реформировать сам себя, продолжаются.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(27)