Евгения Сугак, The Village Беларусь
Прокопьев: «Чтобы дождаться хорошего в нашем отечестве, надо очень долго жить»

Почему форма не менее важна, чем содержание.

Вадим Прокопьев и Лера Соколова в импровизированной форме стюардессы на вечере Belavia

19 октября состоялся конкурс на новую форму для летного состава национального перевозчика «Белавиа». Одним из членов жюри (недовольным членом жюри) был наш товарищ ресторатор Вадим Прокопьев. The Village Беларусь поговорил с Вадимом, почему форма стюардесс – это так важно.

Форма стюардессы – это гораздо больше, чем форма стюардессы. Без преувеличения крутая форма летного состава национальной авиакомпании-монополиста – это способ вытянуть наше несчастное отечество из советской летаргии.

Крутая форма стюардесс могла бы повлиять на многих из нас, которые давно собирались на выход, испытывая вечный беларуский стыд за то, что здесь все устроено неумно, некрасиво и по-жлобски. Крутая форма стюардесс могла бы прославить нас в мире – на этот раз это была бы хорошая слава.

Крутая форма стюардесс означает много туристов, а это означает много денег. Крутая форма стюардесс – это счастливые и спокойные пассажиры, ведь для многих полет по-прежнему стресс. Крутая форма стюардесс – это классический сексуальный фетиш, такой шанс нельзя было упускать. Sex still sells.

Прелести наших соотечественниц – чуть ли не единственный мотив посетить страну для искушенного туриста. Но их привычки одеваться и краситься часто снижают этот эффект, а форма все расставляет, как надо.

Крутая форма стюардесс вкупе с корректным макияжем дисциплинирует – это единственный шанс сделать их элегантными и придать им взрослой городской сексуальности.

Крутая форма, кроме того, скрывает недостатки фигуры и делает любую женщину привлекательной. Даже качество сервиса неизбежно вырастет – в крутой форме по-другому думают, иначе говорят. Крутая форма стюардесс, таким образом, одно из немногих, что мы можем пока продать миру, кроме БЕЛАЗов и IT. Крутая форма наших стюардесс одним элегантным движением переводит нас из числа аутсайдеров в разряд цивилизованных стран.

Хирохито, будущий японский император Сёва, и Эдуард, принц Уэльский, будущий Эдуард VII

Культура одежды напрямую связана с цивилизацией и прогрессом. Достаточно вспомнить, как японский император Хирохито, пытаясь разгадать секрет западного превосходства, слизал не только устройство английского флота, но и скрупулезно повторил военно-морскую форму, а реформы начал с того, что заказал себе обширный гардероб, состоящий из военных мундиров, расшитых жилеток, смокингов, визиток, высшего качества костюма из кашемира, костюма из синей ткани, полосатого фланелевого костюма в знаменитом лондонском ателье «Генри Пул и К°» на Севил-Роу, 15.

Вспомним также Ататюрка, героя Галлиполийского сражения, который вывел Турцию в лидеры, затеяв реформы, которые включали насильственное прослушивание европейской музыки и скандальное переодевание всех турецкоподданных на западный манер.

Шить хорошую форму – это искусство. Говорю вам, как человек, который носил военную форму с 15-ти лет. Советская военная форма была отвратительно сработана, что парадная, что полевая. Единственная удобная полевая форма в те времена – была «афганка», с функциональными карманами и кроем, предполагающим способность вести в ней боевые действия.

Но когда годы спустя я примерил американскую полевую форму времен «Бури в пустыне», я не хотел из нее вылезать, у меня текли слезы счастья, настолько это было продумано и хорошо. В юности в военном училище я с завистью читал отчеты Артема Боровика про жизнь в американской академии West Point.

Врезалось в память, что у рядовых и генералов американской армии – форма одного сукна. И еще они ходят в одну и ту же столовую. «Так выигрываются сражения» – подумал я тогда, наматывая ненавистные портянки. Я это к тому, что функциональность формы – это ее главное качество.

Парадная форма корпуса морской пехоты США

Вчера завершился конкурс на новую форму летного состава компании «Белавиа». Я наблюдал за этим не только как обыватель, но и как член жюри. Ну что тебе сказать, дорогой читатель? У меня для вас хорошая и плохая новость.

Хорошая новость – авиакомпания объявила открытый конкурс, и любой модельер мог побороться за приз. Приз был скромный – поездка на миланскую Неделю моды, но мы с вами понимаем, что главный приз в таких случаях: слава, имя, репутация, возможно, международный прорыв.

«Белавиа» устроила народное голосование на TUT.BY, не забыла разослать персональные приглашения к участию в конкурсе известным беларуским дизайнерам, и даже оплачивала производство опытных моделей.

Финал конкурса был устроен как светское событие с дефиле, журналистами и фуршетом, что тоже было приятно и современно. Хорошая новость заключается в том, что «Белавиа» стремится стать современной компанией. В общем, организовано все было на редкость цивилизованно.

Осталось только объявить открытый конкурс на бортовое питание (еще один национальный позор)

Теперь плохая новость – при всех благих намерениях должного результата не вышло. Наши стюардессы не попадут на страницы модных международных журналов, мы не получим освещения ребрендинга в мировой прессе, как это случилось с «Аэрофлотом». Редкие туристы, выслушав объявление капитана корабля на полу-английском в развязной интонации (еще одна боль, которая исправляется элементарно и быстро), посмотрят с любопытством на несчастных девушек-стюардесс: сначала на их мэйкап образца 1994 года, потом на их новую униформу – и грустно вздохнут. Одним из пассажиров обязательно будет и популярный на весь мир трэвел-блогер, авантюрист и борзописец. Его в лицо знают все приличные отельеры, рестораторы и мэры городов. Можно предположить, что недавно он прославился необычным репортажем про настоящую жизнь простых людей в Северной Корее.

Единственное место на планете, где он еще не был – наша с вами малая родина. Он отказался лететь «Люфтганза», потому что захотел полного погружения. Он адекватный человек, не верил страшилкам и стереотипам про нашу страну и поставил себе цель разгадать секрет Strange Belarusian Soul.

В эту неделю наш блогер побывает везде. В его блокноте не останется чистых страниц. Первую страницу он уже заполнил – там про стюардесс. Мы с вами, господа, проиграли этот раунд…

Первое, что вызывает недоумение: почему в конкурсе не участвовали именитые стилисты и модельеры? В «Белавиа» мне сообщили, что приглашали их лично. Даже если это не так, не знать об этом конкурсе после такого освещения в прессе – решительно невозможно.

Так же невозможно предположить, что дизайнеры не понимают, что стать автором униформы единственной национальной авиакомании – это не менее почетно, чем стать автором парадной формы олимпийской сборной: вершина карьеры и превосходная реклама. Представитель авиакомпании в частной беседе сообщила, что некоторые из них даже не снизошли ответить на e-mail.

Таким образом мы получили конкурс дизайнеров-любителей. Я уверен, что среди них есть прекрасные и достойные люди, но причем тут униформа?

Это очень сложная и отвественная задача даже для опытнейшего дизайнера. Меня, как члена жюри, попросили встретиться с двумя претендентами из пятерки финалистов.

Это были милые и вежливые барышни, которые так и не смогли мне ответить на вопрос, откуда происходит культура униформы, как она развивалась, какими источниками они пользовались (для самых ленивых двухминутный ролик здесь).

На вопрос какие мировые авиакомпании, когда и при каких обстоятельствах прославились своей униформой, в одном случае я не получил ответа, во втором он был подозрительно короткий. Иными словами, барышни не знают матчасть, не сделали домашнее задание.

Они также жаловались на то, что их сильно ограничивали в выборе цвета, ателье, и что результат, который мы видели на подиуме, – это не то, что они задумывали. Я им, конечно, посочувствовал, но посчитал в уме, сколько нужно вложить собственных денег, чтобы представить свою идею в наилучшем виде.

Я убежден, что эти 500-600 долларов нужно было одолжить у мамы, подруги, бойфренда, у бабушки, да у кого угодно – ставки ведь высоки. В общем, грустно все это и предсказуемо. Как вы уже обратили внимание, мы получили воплощение девичьих грез или мучительную попытку угадать, чего же хочет важный государственный заказчик.

Гардероб девушек-стюардесс выглядит наивно-провинциально. На мужскую униформу вообще невозможно смотреть, не сгорая от стыда. Это не только некрасиво, но и неудобно. А мы ведь помним, что красота как раз и получается из функции.

Форма стюардесс авиакомпании Etihad Airways

Мое предложение не прошло. Я голосовал против и был, как всегда, в меньшинстве. Мое предложение заключалось в том, что национальный конкурс, конечно, нужно было провести, и победителей, конечно, выбрать и наградить, но обращаться следовало бы к опытному «хирургу» с мировой репутацией.

Довод о том, что у госкомпании нет на это ресурсов – не состоятелен. Дизайнеру с мировым именем, пускай не с самым пока известным, не помешал бы такой заказ в портфолио.

Просто нужно было включить обаяние, правильно поужинать в правильном месте, интеллигентно поговорить – это не большие издержки.

Естественно, нужно было откомандировать представителя лондонского офиса «Белавиа», который сносно говорит по-английски, в одно из знаменитых ателье на Севил-Роу, что с позапрошлого века шьют лучшую униформу в мире.

Заказать там несколько видов формы и с японской дотошностью разобрать ее в домашних условиях, зарегистрировав каждый шовчик, каждую петельку, и только на основании этого делать техническое задание.

Все это, конечно, деньги, но не настолько большие, чтобы «Белавиа» не могла себе это позволить. А уж какая была бы реклама! Какой охват, какая гордость, какой восторг! Посмотрите на парадную олимпийскую форму для кубинских спортсменов, которую сшил Кристиан Лубутен.

Форма олимпийской сборной Кубы, 2016 год, XXI век

Напомню читателям, что на Кубе продовольствие по талонам, партийная номенклатура прославилась на весь мир своей антизападной риторикой, сотрудников американского посольства в Гаване недавно оглушили секретным оружием и много всяких других злобных коммунистических причуд. И вдруг Лубутен. А почему? Потому что режим смекнул, что нужны деньги западных туристов и нужно действовать умнее.

И действительно: Гавана переживает туристический бум – номер в обшарпанном отеле уходит за 350 баксов, а наши «Марриотты» стоят пустые. Я всерьез считаю, что униформа беларуских стюардесс – архиважное дело и могла бы быть прорывом, быть надеждой, повлиять на все аспекты национальной жизни и культуры.

На этот раз не получилось. Будем ждать другого раза. Чтобы дождаться чего-то хорошего в нашем отечестве, надо очень долго жить, чего я вам, читатель, и желаю.

Форма олимпийской сборной Беларуси, 2016 год, XXI век. Фото БЕЛТА

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)