Продались ли белорусские рокеры властям?

В форуме портала «Тузiн гітоў» Олег Климов, шеф-редактор "Музыкальной газеты" и один из инициаторов нашумевшей встречи белорусских музыкантов с руководителем управления идеологии Администрации президента Олегом Пролесковским, разъяснил причины встречи и то, почему «никто не продавался, и никто не покупался».

Вот что написал Олег Климов на «Тузiне гітоў»:

«Кое-что разъясню для самых оголтелых, чтоб дурацких толкований меньше было. И теперь уже можно разъяснять. Сперва возьмем за основу тот постулат, что мы живем в таком государстве, в котором есть вот такие правила игры...

Так уж получилось, что инициаторами этой встречи, представляющие сторону музыкантов, стали три человека – Олег Сильванович (директор клуба «Гудвин», один из его совладельцев), Анатолий Вечер и я. А идея возникла в прошлом году, когда начинался первый сезон телепроекта «Музыкальный плей-офф».

Мы – два Олега и Толя – сетовали друг другу, что жаль, что в проекте не смогут принять участие наши так называемые запрещенные музыканты. Сильванович, при всей его осведомленности, удивлялся – неужто действительно так сильно их прижали?.. И от передачи к передаче мы с Толей стали потихоньку Олегу капать на мозги – мол, у тебя же остались старые связи в администрации, попробуй пробить там встречу Пролесковского с музыкантами: если он захочет этой встречи, и музыканты захотят, естественно. Сильванович (любитель качественной отечественной музыки в том числе), ответил в том смысле, что и во властных структурах есть люди, которые, будучи молодыми, слушали тех же Дюбелей, НРМ – мол, можно попробовать.

К разговору вернулись весной этого года. Сильванович уже конкретно обратился к нам с Толей: он провентилировал вопрос в администрации, там есть желание услышать музыкантов. И на тот счет, что если стороны к чему-то придут, там уже высказали пару встречных предложений: желательно, чтобы музыканты (как музыканты) не принимали участие в оп.митингах-концертах (как отдельная личность – пожалуйста), и было бы неплохо провести в качестве «примирительного» шага концерт «Рок за Беларусь!».

Буквально через пару дней мы с Толей и его съемочной группой поехали на съемки «Музыкального плей-оффа» в Гродно. После съемок расслабились и начали по телефону подшучивать над нашими музыкантами. Один из таких оказался Саша Куллинкович, но которому я всерьез пересказал о предложении из администрации. Саша сказал в том смысле, нет проблем, мне самому уже не хочется выступать на каких-либо концертах-митингах, но в концерте «Рок за Беларусь!» он участвовать не станет, если концерт будет носить идеологическую окраску.

Я передал его слова Сильвановичу. При нашей с ним следующей встрече он мне сказал, что никакой идеологии не будет, ему пообещали. И можно было бы в качестве гала-концерта «Музыкального плей-оффа» зарядить такой концерт по ТВ.

Вечер, правда, при этом поделился скепсисом: он-де уже говорил с Ворошкевичем – тот категорически против и встречи, и концерта, и всего остального. Мол, и остальные музыканты будут того же мнения.

Тогда я сказал Сильвановичу так: я скоро, на Амбасовище, увижу почти всех наших запрещенных, давай я им коротенько, но подробно, разъясню ситуацию. Что и произошло. Музыканты согласились на такую возможную встречу, где они могли бы объяснить и свою гражданскую позицию, и попросить избавить от произвола.

Потом в силу разных причин встреча переносилась (в том числе из-за утечки информации), потому и опоздали с концертом, который снимали вчера в Уручье для показа в Новый год – музыканты не приняли в нем участие, ибо ТВ-начальство должно было получить ЦУ из администрации: договоренности достигнуты, давайте возвращать музыкантов в эфир...

Теперь встреча произошла. Никто не продался, никто никого не покупал. Такова нормальная ситуация для того государства, в котором мы живем.

Надеюсь, что теперь потихонечку музыкантов станут возвращать в ТВ, на радио, в СМИ и т.п. Ибо, как говорил Ворош в интервью МГ, одно поколение слушателей он уже потерял, потеряет еще одно – будет никому не нужен. Себе в том числе, как творческому человеку.»

Один из участников встречи, Олег Хоменко из «Палаца», в интервью ”Радыё Свабода” отметил, что «Яшчэ ў 2004 годзе, калі мы адчулі ціск, мы зьвярнуліся з адкрытым лістом, які быў апублікаваны, дзе мы зьвярнулі ўвагу на тое, што мы жадаем размовы з прадстаўнікамі ўлады наконт усяго таго, што адбывалася ў той час».

«Практычна, прайшло тры гады, - говорит музыкант, - «але тое, што мы дачакаліся ўсё ж такі таго моманту, калі нам прапанавалі гэтую сустрэчу – насамрэч, гэта някепска, іншая справа, што прайшло занадта шмат часу, і таму ад гэтага запрашэньня нам было б адмаўляцца, я лічу, ня толькі няслушна, але неяк не па-мужчынску.

І тое, што гэтая сустрэча адбылася, на мой погляд, гэта вялікая перамога, таму што зьявілася магчымасьць вось гэтай размовы. Таму што дагэтуль размовы не было аніякай, акрамя нейкіх крыўд і непаразуменьняў».

- З другога боку, - считает Хоменко, - пакуль яшчэ гаварыць аб нейкіх выніках гэтай сустрэчы занадта рана, але я магу адразу засьведчыць, што ўсе нашыя праблемы і непаразуменьні, якія існуюць паміж беларускімі музыкамі і чыноўнікамі ад культуры і г.д., яны існуюць, і ўсе гэтыя нашы заўвагі былі вельмі адэкватна выслуханы і ўспрыняты”.

“Мы разумеем, і мы былі гатовыя да таго, што гэта будзе надзвычайна моцна абмяркоўвацца, але я б усім параіў зьвярнуць увагу на вынікі, якія, спадзяюся, будуць пасьля гэтай размовы, таму што я лічу, што магчымы, пакуль яшчэ магчымы якасны і станоўчы зрух у ідэалёгіі сёньняшняй беларускай дзяржавы якраз у накірунку паляпшэньня стану беларускай мовы, беларускіх сучасных музыкаў і наагул у беларускай палітыцы” – подчеркнул Хоменко.

А Кася Камоцкая, солистка группы «Новое небо», считает, что не стоит вообще излишне “раздувать” поступок музыкантов. Однако к факту встречи относится отрицательно:

«Канечне, стаўлюся я да гэтага кепска, вельмі‑вельмі скэптычна. Але хай гэта будзе на іх сумленьні. Што тут скажаш? Дыялёг коткі з мышкай называецца» - сказала Кася в интервью ”Нашай нiве”.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)